Как усыновителю бороться с депрессией?

Я – приемная мама, депрессия наступила сразу же. Я не могла определить свои чувства, пока не прочитала статью. Жду, когда проснётся любовь к ребенку, но тщетно. Рассказать об этом не могу даже мужу, хотя вижу, что и у него нервы на пределе. Сын это чувствует и отдаляется от нас.
Что же нам делать?

– Я три месяца являюсь приёмной мамой. Депрессия наступила почти сразу же. Я не могла дать определение своим чувствам сама, пока не прочитала эту статью. Я жду, когда же проснётся любовь к ребенку, но тщетно. И рассказать об этой проблеме я не могу даже мужу, хотя вижу что и у него нервы на пределе. Сын это чувствует и отдаляется от нас.
Что же нам делать? Школы приемных родителей в нашем городе нет, да и не хочется «сор из избы» нести.
Марина

Отвечает Руководитель службы сопровождения принимающих семей БФ «Семья» психолог Татьяна Павлова:
– Далеко не у всех приемных родителей сразу случается любовь к своему новому ребенку. Практика показывает, что чаще все бывает наоборот. Приходят грустные мысли, усталость, раздражение, а иногда и настоящая злость по отношению к ребенку и к себе. Это называется «адаптация». И это совершенно нормально. Ведь и вам, и ему нужно привыкнуть к наступившим переменам. А это непросто, целый мир поменялся, все по-другому.

То, как все будет происходить теперь, зависит от многих вещей – от возраста ребенка, от его предыдущего опыта (жил ли он в семье или «отказник» с рождения), от Вашего состояния, настроя и ожиданий.

Пожалуйста, не нужно думать, что эти чувства навсегда. Совершенно точно – это просто такой период, у него есть начало, и есть конец. Прилагаю статью Г.С.Красницкой про адаптацию. И еще можно поискать про это материалы на сайте «К новой семье».
С мужем, тоже лучше поговорить. Потому, что Вы – семья, и еще потому что вместе справиться проще.

Нервы на пределе – не удивительно. Приходится мужу переживать не только за сложные отношения с ребенком, но и за Вас. Все родители иногда устают от своих детей, злятся на них и бывают чем-то разочарованы. Все – кровные и приемные. И это не значит, что они плохие. Не значит, что не смогут полюбить или не любят. Просто все живые люди.

Жалко, что нет в Вашем городе подходящей школы или места, куда приходить. В любом случае, можно писать на тематической конференции 7ya.ru. (А заодно посмотреть, сколько других приемных мам жалуются на адаптацию). И еще всегда можно писать мне напрямую на почту tango@bk.ru. Я обязательно отвечу и постараюсь помочь чем смогу. Моя переписка всегда конфиденциальна и «сор из избы» никуда не уйдет.

Удачи, терпения. Все наладится.

АДАПТАЦИЯ В ПРИНИМАЮЩЕЙ СЕМЬЕ

Красницкая Галина Сергеевна – кандидат педагогических наук, специалист по семейному устройству детей сирот.

Для того чтобы понять процесс адаптации, нужно представить, что вас внезапно переместили в новое совершенно незнакомое место, причем это произошло помимо вашего желания и без предварительной подготовки. Что вы испытаете при этом? Вероятно, ваше состояние будет близко к шоковому, и вы будете растеряны.

Длительность этого момента зависит от особенностей вашего психотипа или особенностей нервной системы. Кто-то, оглянувшись, постарается забиться в укромное местечко и оттуда рассмотреть незнакомое место, а кто-то, наоборот, начнет проявлять активность, суетиться. Варианты поведения могут разные: от стремления убежать и вернуться на прежнее место до остолбенения. Когда шоковое состояние пройдет, вы, наверное, начнете оглядываться вокруг себя, замечать, что и кто находится рядом с вами, и предпринимать попытки освоиться в новом месте. Если рядом окажутся люди, обратитесь к ним с вопросами. Вас заинтересуют окружающие предметы и вещи, которые начнете трогать, исследовать их, действовать в зависимости от складывающейся ситуации. Дальнейшее приспособление к жизни в новом месте будет зависеть от вашего опыта, умений, знаний, желания жить в этом месте, от того, как будут удовлетворяться ваши потребности. На процесс привыкания к изменившимся условиям будут влиять люди, которые окажутся рядом, их поддержка и помощь, их радушие или враждебность по отношению к вам.

Попадая в новые условия, усыновленный (приемный) ребенок и его новые родители будут испытывать примерно такие же состояния, которые называются адаптацией – процессом привыкания, притирания, людей друг к другу, к изменившимся условиям, обстоятельствам.

Испытывать, что такое адаптация каждому человеку приходилось в жизни не раз (при вступлении в брак, при перемене места жительства, смене места работы и т.п.)

Адаптация в новой семье процесс двусторонний, т.к. привыкать друг к другу приходится и ребенку, оказавшемуся в новой обстановке, и взрослым – к изменившимся условиям.

Подумайте кому легче адаптироваться: тому, кто остался в привычной обстановке, или тому, кто попал в новые условия?

Особенности адаптации детей в новых условиях
Адаптация у разных детей проходит по-разному. Здесь многое зависит и от возраста ребенка, и от черт его характера. Большую роль играет опыт прошлой жизни. Если ребенок до усыновления жил в семье, проблемы будут одни. Ребенок, который свою небольшую жизнь прожил в доме ребенка, а затем в детском доме, иначе будет реагировать на новые условия. Первые реакции и самочувствие у каждого при этом будет разное. Кто-то будет пребывать в приподнятом, возбужденном состоянии и стремиться все посмотреть, потрогать, а если кто-то есть рядом, попросить показать, рассказать о том, что вокруг. Под влиянием новых впечатлений может возникнуть перевозбуждение, суетливость, желание порезвиться. А кто-то в новой обстановке испугается, будет прижиматься к взрослому, пытаясь как бы заслониться (уберечься) от нахлынувшего потока впечатлений. Кто-то бегло скользнет взглядом по предметам и вещам, опасаясь дотронуться до них. Получив из рук взрослого какую-то одну вещь, прижмет ее к себе или спрячет в укромное место, боясь потерять.

Как же сделать так, чтобы, перешагнув порог вашего дома, ребенок захотел в нем остаться?

Прежде всего, нужно сделать так, чтобы ребенка ничего не испугало, не вызвало отрицательных эмоций или не насторожило. Это может быть и непривычный запах в квартире, и домашнее животное, к которому вы привыкли, а ребенок никогда его не видел. Ребенок может испугаться лифта и отказаться подняться на нем и т.п.

Однажды я была свидетелем того, как двухлетняя девочка заплакала, как только водитель завел машину, и всю дорогу до дома не успокаивалась. Плач затихал, когда машина останавливалась, и усиливался, когда она начинала двигаться. Ребенок с рождения находился в доме ребенка, и его вывозили на машине только однажды – в больницу на анализы.

Вероятнее всего и реакция на членов семьи у ребенка будет разная. Кто-то не будет никому отдавать предпочтения и станет одинаково относиться как к папе, так и к маме. Чаще всего ребенок сначала отдает предпочтение кому-то одному. Одни – предпочтут папу и будут мало уделять внимания маме, а другие, наоборот, по привычке будут льнуть к женщине, а кто-то потянется к бабушке. Почему это происходит, взрослому бывает трудно понять, а дети не могут объяснить свои чувства. Возможно, ему понравились внешние признаки (улыбка, глаза, прическа, одежда), или женщина своим обликом напомнила нянечку из детского дома. Внимание любопытных остановится на мужчине потому, что ему в доме ребенка не хватало мужской заботы, и таким предпочтением он восполняет образовавшийся дефицит. А кому-то за время пребывания в учреждении женщины стали привычнее и ближе, а мужчины пугают.

Но, несмотря на эти различия, в поведении детей можно отметить некоторые общие закономерности. Поведение и самочувствие ребенка не остается постоянным, оно меняется с течением времени по мере того, как он осваивается в новой обстановке. Как отмечают психологи, при адаптации ребенка в новых условиях имеется несколько стадий.

Первую стадию можно охарактеризовать как «Знакомство», или «Медовый месяц». Здесь отмечается опережающая привязанность друг к другу. Родителям хочется обогреть ребенка, отдать ему всю накопившуюся потребность в любви. Ребенок испытывает удовольствие от своего нового положения, он готов к жизни в семье. Он с удовольствием выполняет все, что предлагают взрослые. Многие дети сразу же начинают называть взрослых папой и мамой. Но это совсем не значит, что они уже полюбили – они только хотят полюбить новых родителей.

Вы заметите, что ребенок испытывает и радость, и тревогу одновременно. Это приводит многих детей в лихорадочно-возбужденное состояние. Они суетливы, непоседливы, не могут долго сосредоточиться на чем-то, за многое хватаются. Учтите: перед ребенком в этот период появляется много новых людей, которых он не в состоянии запомнить. Не удивляйтесь, что он иногда он может забывать, где папа-мама, не сразу скажет, как их зовут, путает имена, родственные отношения, спрашивает «как тебя зовут», «а что это» помногу раз. И это не потому, что у него плохая память или он недостаточно умен. Такое происходит либо потому, что его мозг пока не в силах запомнить и усвоить ту массу новых впечатлений, которая обрушилась на него, либо потому, что ему очень нужно лишний раз пообщаться, подтвердить, что это действительно его новые родители. И в то же время, довольно часто, совершенно неожиданно и, казалось бы, в неподходящее время, дети вспоминают биологических родителей, эпизоды, факты из прежней жизни, начинают спонтанно делиться впечатлениями. А вот если специально спрашивать о бывшей жизни, некоторые дети отказываются отвечать или говорят неохотно. Это не свидетельствует о плохой памяти, а объясняется обилием впечатлений, которые ребенок не в состоянии усвоить.

Вот как описывают состояние детей и собственные переживания в этой стадии усыновители.

«Счастье, которое пришло в дом вместе с усыновленным ребенком. Я начинающая мама и главное, наверное, еще впереди, но – честное слово! – последние дни я хожу с пульсирующей в голове мыслью: «Так вот что такое Счастье!» И это я, которая и до этого-то была не задавлена жизнью: любимый муж, обожаемая работа, удивительные друзья, многочисленные путешествия по стране, по миру… А пик этого Счастья испытываю, когда вижу своего мужа со слезами на глазах, возящегося с нашим Миксером (это, простите, наша Юля: она своей подвижностью, которая усиливается в минуты радости, которая, в свою очередь, просто переполняет ее почти ежеминутно, просто напрашивается на такое сравнение) или учащего нашего мужичка-боровичка Лешку подтягиваться на руках… Мы так все любим друг друга! И так страшно все это потерять… Нет, мы не заласкиваем друг друга, не сюсюкаем и не рыдаем друг у друга на плече от умиления – мы живем! И поругаемся иногда на вечно залезающего во все дыры Лешку, и попсихуем: «Ну где опять пульт (телефон, дискета, ручка, ложка и пр. и пр.)», а потом и побесимся все вместе, покидаемся друг в друга всякими предметами (суперподходящие для этого кубики-мякиши) И – честно! – периодически совсем забываю, что дети-то не нами рождены. Иногда (что ж и такое бывает, но очччень редко) зайдет речь о том, что «надо же, бедные детишки, остались сиротками…», а я сижу и ломаю голову: о ком же это?!. А потом – Боже, так это про моих – и хихикаю потихоньку: ничего себе бедные…»

Семьи лицом к лицу сталкиваются с проблемами усыновления часто совсем не похожими на те, которые они предполагали увидеть. Некоторые приемные родители начинают ощущать свою беспомощность или огорчение по поводу того, что у них в семье появился совсем не такой ребенок, какого они себе представляли.

«Казалось бы, усыновление состоялось, доброе дело сделано, ура! Да не тут то было! В первые дни меня грешным делом часто посещала мысль, что ребенку со мной хуже, чем было раньше, иначе чего бы он закатывал истерики. Я лишила его привычного окружения, моделей поведения, заставляю меняться, повышаю голос, шлепаю (каюсь, это тоже было). Я устаю от него, не в пример воспитательницам, которые работают через двое суток на третьи и терпеливее к детям. Я кормлю его хуже, иначе почему он ест так выборочно очень мало и всухомятку, с трудом соглашается укладываться на тихий час, отклоняет любые предложения. Если звучит более твердое «нельзя», то закатывает истерики, плюется, показывает фиги, садится на пол, раскачивается и бьется затылком о стенку. Мне казалось, что я не могу контролировать ситуацию, у меня опускались руки, я не знала что делать. Казалось, что так будет всегда, и что вместо того, чтобы дать счастливое детство сироте, я испортила жизнь всем родным. А сироте, оказывается, все, что я хотела ему предложить, и не нужно, потому что у него сложилась своя жизнь, свои приоритеты и потребности, которые я не в силах удовлетворить. Вместо ласки у него – щипки и укусы, вместо общения – мычание и резкие жесты. Как можно любить ребенка, который не умеет любить? Он отвергает все, что я хотела для него сделать, он даже сказал мне, что я – не мама. К счастью, я была не одна. Моя мама периодически подменяла меня и со свежими силами, непринужденно и игриво, ухитрялась снять напряжение».

Взрослым очень хочется, чтобы процесс привыкания проходил как можно более гладко. В действительности же, в каждой новой семье случаются периоды сомнений, подъемов и спадов, тревог и волнений. Приходится в той или иной степени менять первоначальные планы. Никто заранее не может предугадать, какие неожиданности могут возникнуть.

Вторую стадию можно определить как «Возврат в прошлое», или «Регрессия». Первые впечатления схлынули, эйфория прошла, установился определенный порядок, начинается кропотливый и длительный процесс притирания, привыкания членов семьи друг к другу – взаимная адаптация. Ребенок понимает, что это – другие люди, в семье – другие правила. Он не сразу может приспособиться к новым отношениям. Он почти беспрекословно подчинялся правилам, пока это было в новинку. Но вот новизна исчезла, и он пробует себя вести как прежде, присматриваясь, что нравится, а что не нравится окружающим. Происходит очень болезненная ломка сложившегося стереотипа поведения.

Вот как выглядела ситуация в последнем примере через месяц: «Мальчик хорошо приживается, мы стараемся облегчить ему переход от прежних привычек к новым. У него сформированы навыки опрятности, он много знает и умеет в отношении детских игр, не дерется. Но у нас практически с первых дней образовались проблемы с едой. В ДР мне говорили, а также я читала в медкарте, что аппетит у мальчика был хороший. Но когда он начал приходить в гости домой, я его не кормила, а подкармливала сладким (печенье, фрукты, соки, конфеты). Боюсь, что это сформировало у него неверное представление о том, что дома надо есть это. Вот уже месяц он не ест нормально (суп, кашу, лапшу, пюре, котлеты, рыбу и т.д., что едим мы). Отказывается и от молока, кефира, творога, даже сладкого. Ест сыр, черный хлеб, крекеры. Этим и «жив». Вырос на 1,5 см, похудел. Часто просит сладкое. Обед у него заключается в хлебе с сыром, а потом конфета на десерт.

На полдник – печенье с соком. Ест много фруктов. Однако в последние дни стал требовать исключительно сладкого. Поскольку у него было день рождения, мы дали ему наесться, сколько хотел, в надежде, что у него заболит живот, и он поймет, что это неправильно. Живот у него, конечно, не заболел, а проблема остается. Он видит, что все мы едим другое, причем двухлетний брат ест с аппетитом и нормально, за одним с ним столом. Он пробует нашу еду языком, но никогда не глотает, ни ложки».

Как отмечают психологи, в этой стадии у детей могут отмечаться такие симптомы, как: фиксация на чистоте, опрятности или, наоборот, грязи и неопрятности; чувство беспомощности или чувство зависимости; чрезмерная озабоченность своим здоровьем, преувеличенные жалобы, повышенная чувствительность, отказ от нового, необъяснимые припадки злобы, плача, усталости или тревоги, признаки депрессии и т.п.

В эти месяцы часто обнаруживаются психологические барьеры: несовместимость темпераментов, черт характера, ваших привычек и привычек ребенка.
У детей, воспитывавшихся в детских домах, за время пребывания в них формируется свой идеал семьи, в каждом живет ожидание папы с мамой. С этим идеалом связывается ощущение праздника, прогулок, игр. Взрослые же, занятые житейскими проблемами, не находят для ребенка времени, оставляют наедине с самим собой, считая его большим («Иди, поиграй, займись чем-нибудь…»). Либо чрезмерно опекают ребенка, контролируя каждый его шаг.
У многих взрослых, столкнувшихся с этими проблемами, не хватает сил, а главное терпения дождаться пока ребенок сделает то, что им нужно. Особенно ярко в этот период проявляются: отсутствие знаний об особенностях возраста, умений устанавливать контакт, доверительные отношения и выбирать нужный стиль общения. Попытки опереться на свой жизненный опыт, на то, что их так воспитывали, часто терпят поражение.

Этот рассказ усыновительницы ярко показывает, что взрослые не знакомые с особенностями возраста, испытывают огромные трудности: «Я не могу больше пяти минут стоять на месте в ожидании, пока Гриша обратит внимание на мои призывы и сдвинется с места в нужном направлении. Не могу смотреть, как он сует в рот все: ботинок, крем, компьютерную мышь, щетку массажную, ключи, горшок, щетку в туалете. Если морщусь и говорю что-нибудь вроде «Тьфу, кака!», он смеется и с еще большим воодушевлением сует в рот. Отнимаю, даю что-то другое, чистое – тоже сразу в рот. Сажаю на горшок – вертит головой, не хочу. Поднимаю, надеваю штанишки, проходит 15-20 секунд, начинает писать, мило улыбаясь: «Кха-а-а». Все время просит: «Дай!» Если у него есть ложка, то нужна вторая, третья…Если говорю «Не дам», он будет просить пока не дашь. У меня не хватает терпения, иногда возникает мысль «А достойна ли я воспитывать этого мальчика? Когда родилась дочь, такого не было».

Обнаруживается разница во взглядах на воспитание у родителей, влияние авторитарной педагогики, стремление к абстрактному идеалу, завышенные или, наоборот, заниженные требования к ребенку. Процесс воспитания рассматривается как исправление врожденных недостатков. Исчезает радость общения, естественность отношений. Может возникнуть стремление подчинить ребенка себе, своей власти. Вместо естественного принятия ребенка, преуменьшаются его достоинства. Вместо чуткого реагирования на малейшие достижения ребенка, начинается его сравнение со сверстниками, которое, зачастую, не в пользу приемного ребенка.

Иногда в этот период ребенок регрессирует в своем поведении до уровня, не соответствующего его возрасту. Одни становятся слишком требовательными и капризными, предпочитают играть с детьми младшего возраста и доминировать над ними. Другие проявляют враждебность к своему новому окружению У некоторых детей могут наблюдаться необъяснимые приступы злобы, плача, усталости или тревоги. Отмечается возврат энуреза, вредных привычек.
Чувство жертвы обстоятельств приводит ребенка к мысли, что взрослые не беспокоятся о нем, и он может захотеть уйти из дома. Некоторые дети испытывают страх быть обманутыми и возвращенными в детский дом, и поэтому они отказываются покидать новый дом. Некоторые дети длительное время боятся остаться в доме без новых родителей, не отпускают их от себя ни на минуту, боясь, что они уйдут и не вернутся.

Привыкнув к новым условиям, ребенок начинает искать линию поведения, которая удовлетворила бы приемных родителей. Этот поиск не всегда удачен. Чтобы привлечь к себе внимание, ребенок может изменять поведение неожиданным образом. Поэтому вас не должно удивлять, что веселый, активный ребенок вдруг стал капризным, часто и подолгу плачет, начинает драться с родителями или с братом, сестрой (если они есть), делает назло то, что не нравится им. А угрюмый, замкнутый – проявлять интерес к окружающему, особенно, когда за ним никто не наблюдает, действует исподтишка либо становится необыкновенно активным

Неподготовленные к этому родители могут испытывать испуг, шок. «Мы желаем ему добра – а он… Мы его так любим, а он нас не ценит», – обычные для этого периода жалобы. Некоторыми овладевает отчаяние: «Неужели всегда так будет?!» Могут появиться и «крамольные» мысли: «А зачем он нам вообще был нужен этот ребенок? Как было тихо и спокойно вдвоем… А может быть вернуть его туда, откуда взяли, ведь он уже привык к тому образу жизни, к детям?» Оправдывая себя, родители начинают искать в ребенке недостатки, вызванные «ущербной» наследственностью: плохая память, туго соображает, слишком подвижный и тому подобные дефекты, не подозревая, что многие недостатки в развитии вызваны не наследственными факторами, а социальной запущенностью ребенка, и при хорошем семейном уходе, заботе и терпении исчезают бесследно. К сожалению, есть семьи, которые видят выход из сложившейся ситуации в разводе: «Ты хотел (хотела), вот ты и воспитывай!» Это только небольшой перечень проблем, которые могут возникнуть в семьях, решивших взять на воспитание чужого ребенка или усыновившего ребенка новой жены, мужа.

Очень важно понаблюдать за поведением ребенка и понять его причины, полезно обратиться к специалистам, психологам или таким же усыновителям. Сейчас большие возможности для обмена информацией, поделиться проблемами предоставляет интернет.

Об успешном преодолении трудностей этого адаптационного периода свидетельствует изменение внешнего облика ребенка: изменяется выражение и цвет лица, оно становится более осмысленным, чаще появляется улыбка, смех. Ребенок становится оживленным, более отзывчивым, «расцветает». Неоднократно было отмечено, что после удавшегося усыновления у детей начинают расти «новые» волосы (из тусклых они становятся блестящими), исчезают многие аллергические явления, прекращается энурез, очевидна прибавка в весе.

Снова обратимся к письмам усыновителей. «Он начал есть, у него появились знакомые места, детские площадки, наметился режим дня. Стал намного лучше говорить, начал дольше листать книжки. Стал чаще проситься в туалет (до этого ходил не более 4-х раз в день). А сегодня вечером обратил внимание на песню «Мама для мамонтенка», которая у нас на кассете среди других песен, и попросил ее прокрутить еще раз. С другими песнями такого не было. Кажется, запахло счастьем»

«Гришуня научился целоваться. Складывает губки, как утиный клювик и тянется навстречу. Иногда говорит «Да», а не «Нет» и качает головой. Причем это «да» очень осознанное. Почти освоил ложку. Отчетливо произносит «мама», «папа». Вчера впервые всплакнул, когда я уходила».

Третья стадия – «Привыкание», или «Медленное восстановление». Вы можете заметить, что ребенок как-то неожиданно повзрослел. Если раньше его привлекали малыши, то покидает их игры, выбирает компании близкие ему по возрасту. Исчезает напряжение, дети начинают шутить и обсуждать свои проблемы и трудности со взрослыми. Ребенок привыкает к правилам поведения в семье и в детском учреждении. Он начинает вести себя также естественно, как ведет себя родной ребенок в кровной семье. Ребенок принимает активное участие во всех делах семьи. Без напряжения вспоминает о своей прошлой жизни. Поведение соответствует особенностям характера и полностью адекватно ситуациям.

Он чувствует себя свободно, становится более независимым и самостоятельным. У многих детей меняется даже внешность, становится более выразительным взгляд. Они становятся эмоциональнее; расторможенные – более сдержанными, а зажатые – более открытыми. Это и есть форма проявления благодарности родителям, принявшим его в свою семью.

Приспособившись к новым условиям, дети реже вспоминают прошлое. Если ребенку хорошо в семье, он почти не говорит о прежнем образе жизни, по достоинству оценив преимущества семьи, не хочет в него возвращаться. Дети дошкольного возраста могут спрашивать взрослых, где они так долго были, почему так долго его искали? Если ребенок чувствует хорошее отношение к себе, возникает привязанность к родителям и ответные чувства. Он без труда выполняет правила и правильно реагирует на просьбы. Проявляет внимание и интерес ко всем делам семьи, посильно участвуя во всем. Сам отмечает происходящие с собой изменения, не без иронии вспоминает свое плохое поведение (если оно было), сочувствует и сопереживает родителям. Дети и родители живут жизнью обычной нормальной семьи, если только родители не испытывают страха перед отягощенной наследственностью и готовы адекватно воспринимать происходящие в ребенке возрастные изменения.

Вот как отвечает на одно из предыдущих писем усыновительница, имеющая опыт больше чем 2 месяца. «Просто нужно время. Чуть-чуть еще побольше времени. К сыну не приставайте: во-первых, возраст такой – ненадолго, а во-вторых, стресс скоро пройдет. Не обижайтесь на него – старайтесь относиться с юмором и переводите в игру и шутку. Дочь была в это время страшно капризная. Я всегда старалась в ее капризах ей помочь, так как видела, что она понимает, что не права, а поделать с собой ничего не может. И я ей сочувствовала, действительно относилась с пониманием, что она хорошая – очень – но только вот каприз какой-то появился. И никогда не зацикливалась на конфликте, старалась сразу его свернуть, т.е. соглашалась одевать то, что хочет она и т.д. Потом все прошло и, кстати, дочь стала просто золотой: не то что никаких, а б с о л ю т н о никаких капризов. А доходило даже до смешного. Приходим в магазин за игрушками (мы очень любили приезжать в Детский мир). Выбираем игрушки, ходим по отделам (любили мы это дело), потом я замечаю, что все игрушки выбираю я, а дети ходят за мной с довольным видом. Я им и говорю: «Дети, мы же пришли за игрушками для вас. Может быть, вы все-таки выберете себе что-нибудь сами? Выбирайте»». А они мне и отвечают: «Что ты, что ты, мамочка, что ты выберешь, то и хорошо!» Вот тебе и на! И ни в какую: отказываются выбирать сами – и все, сколько не уговаривала…. То есть они были на 100% уверены, что мама выберет то, что нужно. Я всегда была на их стороне по всем вопросам, и они меня уже, наверное, воспринимали как равноправного члена своей команды».

Приемные (усыновленные) дети в своем поведении уже не отличаются от ребенка, воспитывающегося у биологических родителей. Если и появляются проблемы, то они, как правило, отражают кризисные этапы возрастного развития, через которые проходит каждый ребенок.

Если же родители не смогли найти путь к сердцу ребенка и установить доверительные отношения, то усугубляются прежние недостатки личности (агрессивность, замкнутость, расторможенность) или нездоровые привычки (воровство, курение, стремление к бродяжничеству), а также то, что мы уже отмечали выше: мстительность или демонстрация беспомощности, требование чрезмерного внимания или упрямство, негативизм. То есть каждый ребенок ищет свой путь защиты от неблагоприятных внешних воздействий.

Не забуду пятилетнего Славу, который попал в семью, где, кроме него, было еще трое сыновей и удочеренная девочка. Послушный и в меру активный мальчик в детском доме хорошо ладил с детьми, никаких невротических реакций врачи не отмечали. Первые две недели в семье он был тише воды, ниже травы. Освоившись, он начал задирать брата-погодка, затем вымещать обиды на девочке. Взрослые, не выдержав, начали его наказывать, применяя тайм-ауты. Находясь в одиночестве, мальчик мочился и испражнялся вокруг себя. По ночам стал беспокойным, вставал и, либо бесцельно ходил по комнатам, либо делал мелкие гадости другим детям. Родителям пришлось обратиться за помощью к психотерапевту. Ребенка положили на месяц в больницу, а родителям посоветовали изменить свое отношение к ребенку, иначе придется отменять усыновление

Следующий кризис может наблюдаться в подростковом возрасте. В первой половине подросткового возраста идет формирование идентичности, он стремится к независимости и эмансипации. О начале формирования идентичности говорит повышенный интерес ребенка к своим корням, его вопросы о происхождении, а также попытки экспериментировать со своей внешностью. Они отращивают или наоборот сбривают волосы, перекрашивают их, изобретают немыслимые прически и одежду и т.д.

Ребенок может изменить свое отношение к приемным родителям, критиковать их, особенно, когда испытывает обиду. Приемные дети часто пытаются быть похожими на своих биологических родителей. Если подросток обладает ограниченной информацией о биологической семье, он домысливает недостающие нюансы, старается походить на воображаемый образ биологических родителей. Может показаться, что подросток отрицает ценности, обычаи, религию и внешность усыновителей и принимает ту шкалу ценностей, которая, как ему представляется, существовала в его биологической семье.

В подростковом возрасте все молодые люди настойчиво требуют независимости. Парадоксально, но подросток, в глубине души страшащийся отделения от усыновителей, может в то же время переходить все мыслимые границы, яро отстаивая свою независимость и заявляя о своей непричастности к семье: «Ты не можешь указывать мне, что делать! Ты мне не мать!» В моменты обострения отношений, возможно, вы услышите слова о том, что ему в родной семье было бы лучше, что вы плохие родители. Ребенок считает, что его не любят или к нему плохо относятся, потому что он неродной.

В подростковый период ребенок продолжает переживать потерю своей биологической семьи, процесс, который начался на предыдущем этапе развития. Вторая стадия переживания – агрессия. Подросток вступает в эту стадию как раз в тот момент, когда заявляет о своем отрицании идентичности приемной семьи и отказывается от ее поддержки. Хотя подростковый возраст сопровождается агрессивностью у всех молодых людей, для приемных детей это чувство носит еще более ярко выраженный характер. Многие родители отмечают, что ребенок становится агрессивным примерно в двенадцать лет (девочки несколько раньше), а пик агрессии приходится на тринадцать или четырнадцать.

Осложнение отношений между взрослыми и ребенком, изменения в поведении появляются у любого ребенка в подростковом возрасте, когда просыпается интерес к своему «я», истории своего появления. Между взрослыми и детьми может возникать отчуждение, теряется искренность, доверительность отношений. Взрослеющий ребенок, отстраняется от взрослых, у него появляются секреты. Он многое пробует, чтобы подтвердить свое взросление: покуривает, пробует алкоголь, употребляет бранные слова, грубит.

Сверстники привлекают его больше, чем взрослые, проявляется интерес к лицам противоположного пола. Такое возникает и в семьях с родными детьми. Не наследственность этому главная причина, а особенности развития подростка. Подчеркиваем, что это кризис возраста. И главное здесь понимание трудностей ребенка, его проблем. Ни упреков, ни сожалений типа «И зачем мы тебя усыновили!» не должно прозвучать из ваших родительских уст. На эти слова должно быть наложено табу.

Понимание, терпение, выдержка – главные принципы поведения в этот период. И еще: не стесняйтесь обращаться со своими проблемами к специалистам, встречайтесь с теми, кто, так же как и вы, воспитывает приемного ребенка. Вы поймете, что нет безвыходных ситуаций.
Через год-два, при разумном поведении взрослых, вы заметите, что эти проблемы уйдут, и, взрослея, ребенок оценит роль семьи в его жизни.
Поэтому, не дожидаясь, пока ребенок вступит в сложный подростковый возраст, постарайтесь как можно больше узнать о том, какие сюрпризы готовит, этот переходный, кризисный период в развитии любого человека. Вспомните себя – подростка: возможно и вам было сложно понять взрослых, и с вами было сложно вашим родителям, учителям и другим окружавшим вас взрослым.

Адаптация приемных родителей
Итак, в семью вошел новый ребенок. До его появления взрослые были уверены в себе, в том, что готовы к решению всех проблем, готовы любить ребенка таким, какой он будет. Иллюзии и некоторая эйфория, уверенность в том, что хватит сил для преодоления всех препятствий и преодоления трудностей, – типичные состояния, характерные для большинства новых родителей. Почти все уверены в своих воспитательных способностях и в том, что смогут успешно использовать эти способности на благо чужого ребенка. Особенно это характерно для тех родителей, которые были успешны в воспитании собственных детей, и смогли создать атмосферу тепла и любви в своей семье. Но появление чужого ребенка – это серьезное испытание для всей семьи. Ведь у приемных родителей нет ни каникул, ни отпусков, они не могут дома отдохнуть и расслабиться. Кроме того, при появлении нового члена семьи нарушается семейное равновесие, которое зачастую бывает достаточно хрупким. Это происходит даже когда рождается собственный ребенок. А что говорить, когда в семье появляется незнакомый ребенок, причем довольно сложной судьбы и непростого характера.

Поэтому примерно через месяц картина семьи несколько изменяется. В ответ на вопрос: «Насколько реальная обстановка отличается от ожидаемой?», большая часть приемных матерей выражают явное или неявное неудовлетворение своей новой ролью. Негативные эмоции, в основном, связаны с увеличением объема домашней работы, затратой дополнительных сил, энергии и времени, возникновением непредвиденных ситуаций, которые отражаются на налаженном быте семьи.

Многие матери, имевшие собственных детей, расстроены тем, что новый ребенок отличается от их собственных детей, что к нему нужно применять иные дисциплинарные меры, искать новые способы воздействия. Им многое не нравится в поведении детей, шокируют манеры поведения (разбрасывание вещей, отсутствие навыков гигиены, культуры еды). В тех семьях, где есть собственные дети, обнаруживается, что они не могут относиться к ребенку также как к своему собственному. Они вынуждены делать ему поблажки, жалеть его и потакать капризам. Вот высказывание одной из женщин: «Я стараюсь не делать ему явных поблажек, но приходится жалеть его, ведь ему так же трудно привыкать к нам, как и нам к нему. Может быть, я балую его, потому что иногда «не замечаю» того, что своим детям я бы никогда не спустила». Поняв, что приемный ребенок совсем не такой как собственные дети, родители стараются сделать максимально возможное для блага его и всей семьи.

Но пока очень незначительная часть приемных матерей выражает разочарование своей новой ролью. И, хотя они подчеркивают возрастание нагрузки, тем не менее «сдаваться» они пока не собираются. Наоборот, они готовы продолжать свой тяжелый труд и с оптимизмом смотрят в будущее.
В основном, после первого месяца совместного проживания матери выражают положительное отношение к сложившейся ситуации, но примерно половина отмечает, что привыкание проходило нелегко.

Через три месяца многие приемные родители начинают чувствовать себя более уверенно и комфортно, они положительно оценивают свой опыт и определяют обстановку в семье как «весьма хорошую». Они более уверены в своих силах, им удалось найти свои собственные способы доверительного общения с усыновленным ребенком. Отмечают также значительные изменения у ребенка в лучшую сторону.

Но есть семьи, в которых отношения с ребенком не изменились в лучшую сторону. У них наблюдается разочарование в ребенке и в своих силах; осознание собственного провала сопровождается стрессовым состоянием матери.

Появление нового ребенка негативно сказывается на взаимоотношениях между членами семьи. Например, ребенок действует на нервы мужу, и он отказывается иметь с ним какие-либо взаимоотношения. Ребенок может проявлять избирательность, отдавать предпочтение одному члену семьи, например, отцу, отвергая мать. Приемный ребенок может оказывать негативное влияние на имеющихся в семье детей или способствовать возникновению между детьми конфликтных отношений (ревность, соперничество). Особенно много проблем возникает там, где приемный ребенок старше собственных. «Я надеялась, что он будет старшим братом для малышей, а он терроризирует их», – делится одна из матерей.

В целом, через 3 месяца существования такой семьи вырисовывается достаточно противоречивая картина. Матери все еще полны энтузиазма и ощущают определенное удовлетворение от своей новой роли. Отцы же менее оптимистичны, что объясняется разными ролями родителей в жизни семьи.
Решающим в жизни семей является 6 месячный период. Удовлетворение от своей новой роли в большой степени зависит от того, насколько взрослые смогли понять и принять ребенка. По истечении 6 месяцев многие родители испытывают гораздо меньше оптимизма и отмечают, что им стало труднее, чем в первые дни.

Их удовлетворение своими действиями гораздо меньше, чем раньше. Данное явление получило название «эффект медового месяца». Сначала кажется, что ребенок прекрасно привыкает к новой обстановке, со всем соглашается, делает то, что от него ждут. И вдруг он перестает быть абсолютно послушным, все чаще выражает собственные взгляды и начинает предъявлять собственные требования. Это свидетельствует о том, что он начинает чувствовать себя в приемной семье комфортно, становится самим собой. Даже если приемные родители понимают, насколько важны и существенны происходящие с ребенком перемены, от этого им не легче справляться с новыми и новыми трудностями. Теперь они гораздо реже отмечают положительные сдвиги и намного чаще говорят об ухудшении поведения, они менее уверены и удовлетворены, чем раньше.

Оптимизм убывает потому, что большинство родителей начинают понимать всю серьезность и глубину детских проблем, а также сложность и не всегда эффективный результат своих попыток изменить поведение ребенка к лучшему. По мере того, как они ближе узнают ребенка, им становится понятнее, какое влияние на него оказал предыдущий жизненный опыт. Именно в этот момент важна помощь специалиста.

В то же время, они все больше привязываются к ребенку и, естественно, хотят ответной реакции от него. Родители ждут от ребенка благодарности и признательности за свои «героические усилия», однако их ожидания зачастую оказываются напрасными. И потому здесь очень важна поддержка и признательность со стороны (соцработников, учителей, педагогов, родственников). Они должны отметить изменения в ребенке в лучшую сторону, показать, какую пользу принесло ребенку пребывание в данной семье. Ребенок стал более защищенным, у него улучшились (перечисление успехов ребенка), он стал более спокойным, уравновешенным, поправился и т.п.

Разочарование родителей не означает, что плохо поработали или плохо справляются со своими обязанностями. В этот период родители наиболее всего нуждаются: в советах и рекомендациях о том, как справиться с поведением ребенка; в объяснении причин поведения ребенка; в ободрении и поддержке (большинство).

Важным этапом в жизни семьи является первая годовщина ее создания.

Большинство приемных семей начинает свою деятельность с полной уверенностью, что они смогут сделать ребенка счастливым. Они верят в то, что под их влиянием ребенок изменится к лучшему, но когда перемены наступают не так быстро, как им хотелось, они теряются и нуждаются в поддержке и объяснении причин. Они должны понять, что такой медленный и не очень явный прогресс – совершенно закономерное явление, что нет ничего страшного в том, что они не всегда самостоятельно смогут разрешить конфликты и справиться с трудностями.

Если родителям кажется, то их ребенок стал лучше себя вести, и что они действительно смогли помочь ему, то это, естественно, вызывает чувство удовлетворения. «Когда после всех трудностей, ты видишь слабые проблески понимания или выражение благодарности, или какие-то крохотные сдвиги в лучшую сторону, то чувствуешь себя просто на седьмом небе»,- так описывает свои чувства один из отцов.

Если родители считают своего ребенка по-прежнему трудным и не видят сдвигов в лучшую сторону, то, исходя из теории равновесия, они чувствуют себя неудовлетворенными, т.к. они оказываются в ситуации, когда вложены огромные усилия и не видно никакой отдачи. Для того чтобы они смогли продолжать свой «неблагодарный труд», им совершенно необходима помощь извне.

В этот период значительно большее число матерей и отцов выражают удовлетворение обстановкой в семье и своей ролью. Создается впечатление, что они исполняют свою роль родителей намного увереннее, чем 6 месяцев назад. «Дела идут намного лучше – о таком я даже не могла мечтать 6 месяцев назад. Я просто стала понимать ее. И мы вместе можем решать проблемы, которые встают перед нами»,- такова оценка ситуации одной из матерей. Как видно из этого высказывания, они более терпимо относятся к проблемам ребенка. Эти проблемы их уже не слишком озадачивают и расстраивают.
Через полтора года можно сказать, что семьи, «продержавшиеся» столь длительное время, смогут существовать сколь угодно долго. Родители удовлетворены своей ролью и обстановкой в доме, многие довольны тем, что ребенок хорошо прижился в семье.

Но даже очень успешные родители нуждаются в поощрении и отдаче от вложенных усилий. Такой «отдачей» может быть чувство любви, выражаемое ребенком; счастье ребенка и его желание жить в этом доме; уверенность в том, что они сделали все необходимое для того, чтобы помочь ребенку.
Итак, для построения любых взаимоотношений требуется время, и это совершенно нормально.

Совместные занятия, игры, беседы; предоставление ребенку возможности высказать то, что у него не душе; понимание его проблем и проникновение в его интересы; помощь и поддержка, если ребенок расстроен, уход и забота, если он болен… Все это со временем непременно создаст эмоциональную близость между новыми родителями и приемным ребенком.

Схематически построение добрых взаимоотношений можно изобразить в виде лестницы, назвав ее «Шаги любви» (движение снизу вверх)


ПАМЯТКА
Адаптация ребенка: кризисная стадия

Народная мудрость, собрал и обработал А. Рудов

Цель этой памятки – помочь родителям пережить этот период с наименьшими потерями и набольшими приобретениями. Периодически перечитывайте её, но это не единственное, что стоит прочесть на эту тему.

Раздел 1. Что такое кризисная стадия адаптации и как определить, что это она?
Для кризисной стадии адаптации характерны конфликты и проявление регресса в поведении ребёнка (он как бы впадает в «детство»). Не путайте эти конфликты с теми, что могут возникнуть из-за противоречий между установками в вашей семье и поведением ребёнка, его неприятными привычками и отсутствием полезных навыков. Причины конфликтов и истерик, характерных для периода кризисной стадии адаптации, чаще всего непонятны, носят спонтанный характер и возникают «по ерунде». Случается, что они бывают специально спровоцированы ребёнком. Почему?

– Адаптация – это не только привыкание ребёнка к тому, где что в доме лежит, как кого зовут и приобретение им новых бытовых навыков. В первую очередь – это процесс создания новой модели мира. В этот период ребенку потребуется установить границы позволенного и свой статус в семье, проверить – срабатывают ли старые модели поведения и общения и, если нет, то выработать новые. Но главное, ему надлежит убедиться в надёжности семьи и дома (что его не предадут в очередной раз), установить новые доверительные отношения и привязанности к новым родителям.

– Проверено на опыте многих семей: к незнакомой обстановке ребёнок привыкает быстро (как правило, в течение первого месяца) и без особых проблем, а вот процесс становления внутрисемейных отношений достаточно длителен, он обязательно затрагивает ВСЮ семью и протекает болезненно для ВСЕХ. Терпение! Именно в результате этой болезненной притирки родители и ребёнок, меняясь внутренне, и образуют семью.

– Болезненная стадия адаптации начинается не сразу, а только когда ребёнок на уровне подсознания ПОЧУВСТВУЕТ, что произошедшие изменения – надолго и необходимо к ним приспосабливаться. Поэтому пусть вас не вводит в заблуждение если первое время ребёнок ведёт себя спокойно, бесконфликтно и лояльно к семейным установкам.

– Продолжительность этого периода во многом зависит от возраста ребёнка, его психического склада, опыта жизни в кровной семье, времени пребывания в учреждении, накопленных психологических проблем и, конечно, от умения родителей понимать своего ребёнка. Ситуация проще, если ребёнок маленький – до двух лет, был рано изъят из семьи и не испытывал частых перемещений из одного места в другое и пробыл учреждении несколько месяцев – адаптация начинается через неделю-две и занимает от 3 до 6 месяцев. Сложнее, когда ребенку больше 7 лет, он с рождения в учреждении, часто перемещался и много натерпелся – в этом случае начало кризисной стадии адаптации отсрочено на 1-3 месяца и длится от 5 месяцев до 1 года.
ВНИМАНИЕ! Если ребёнок длительное время закрывается, избегает общения, то есть происходит его самоизоляция, он не доверяет вам – пугается ваших жестов, в ожидании наказания или выговора «отключается», впадает в ступор, начинает раскачиваться – обратитесь к специалисту!

Как начинается и проходит кризисная стадия адаптации
– Для этого периода в равной мере характерны: и лихорадочно-возбужденное состояние (беспокойство, чрезмерная активность) и, наоборот, депрессия, заторможенность. Ребенок начинает вредничать, устраивать истерики, пытается манипулировать родителями, делать всё «на зло». Часто просится на руки, прилипчив, но сидит неспокойно, не концентрируется, не слышит, всё забывает, постоянно переспрашивает, перепроверяет, теряет вещи, цепляет углы.

– Будьте готовы к проявления агрессии, например, ребенок может начать кусаться, драться, провоцировать родителей и других членов семьи, детей, животных, может пугать: «Убегу, поранюсь, убьюсь» (при этом может действительно открывать окно, выбегаь на дорогу и др.).
– Практически всегда появляется яркий «регресс»: ребёнок ведёт себя явно младше своего возраста, его речь становится менее разборчивой, упрощенной, он может просить покормить его с ложечки, завернуть в пеленку, дать соску-пустышку, у него пропадают некоторые навыки, самостоятельности, появляется энурез.

– Ребёнок может начать угрожающе много есть, причём, всё подряд, что находит на столе.
– Старшие дети могут безудержно фантазировать, в основном на тему как они «крýты».
На этой стадии крайне важно проявить терпение и доброжелательность. Тщательно следите за своими эмоциями! Наказывать, лишением общения категорически нельзя.

Некоторые признаки возникновения доверия и перехода адаптации в другую стадию
– Ребёнок становится более спокойным, последовательным, отзывчивым. Он, что называется, расцветает! Уже нет «сироткиных глаз», волосы из тусклых становятся блестящими, исчезают аллергические реакции и невротические явления, прекращается энурез. Ребёнок меньше ест (причём, ест выборочно), раскачивается, сосёт пальцы, угол подушки, одеяла.

– Больше доверяет − не пугается резко поднятой руки, разрешает стричь ногти, купать, мыть голову. Рассказывает о своем прошлом, вспоминает родственников, причём, уже не фантазирует, то есть ничего не придумывает, начинает играть в страшные игры (казнь, наказание, насилие, смерть, брошенность и т.п.)

В этот период важно активно слушать ребенка. Не запрещайте ему рассказывать о прошлой жизни, уважительно или нейтрально отзывайтесь о кровных родственниках, не одёргивайте во время игр. Больше общайтесь, держите на руках, обнимайтесь, рассказывайте о себе.
Помните, у адаптации нет четких границ и уровней, всё очень индивидуально, этапы и стадии взаимно проникают друг в друга, в поведении характерна чересполосица и процесс изменений больше напоминают перепутанную, но, всё же, восходящую спираль.

С завершением кризисной стадии процесс адаптации не прекращается, начинается другая стадия – компенсация проблем и наработка упущенного опыта. Создание позитивного образа собственного «я» (самооценка) требуют ДЛИТЕЛЬНОГО времени, и эта работа над собой тоже создает конфликты и потребует от родителя ещё много времени, терпения и упорства.

Советы родителям:
– Как бы вы ни были подготовлены и начитаны, когда это случится с вашим ребенком, всё будет казаться другим и ужасным, вы имеете право испугаться и обратиться за советом.

– Процесс адаптации протекает одинаково болезненно как для ребёнка, так и для родителей. И это нормально!

– Помните, – в это время на поступки ребенка больше влияет подсознание, а значит, ребёнок не всегда может управлять собой. Пугать, ругать, ожидать, что он «не будет» – бессмысленно. Ребёнок ждёт от вас безусловной любви вне зависимости от того, хорошим или плохим он выглядит в ваших глазах.

– Вы имеете право выпустить пар. Железная невозмутимость только собьёт ребёнка с толку – он ждет реакции, но реакция должна быть логичной и адекватной.

– Этот период можно только перетерпеть и пережить. Относитесь ко всему происходящему философски, с некоторым чувством юмора и иронией к себе. Записывайте выходки ребенка, сейчас записи станут вам пищей для ситуационного анализа, позволит проще пережить этот период, позже станет поводом для весёлых воспоминаний.

– Объясняйте ребенку все свои действия, Но НЕ ЧИТАЙТЕ НОТАЦИЙ! Если вы недовольны, высказывайте неодобрение поступками, но не ребёнком! Ребёнок от природы склонен подражать – действуйте ПРИМЕРОМ.

– В это время ограничьте учебную и психологическую нагрузку. Отметим особо: в этот период ребёнку трудно нормально учиться и запоминать книжки, стихи и т.д.

– Не наказывайте ребёнка бросанием, запиранием. Ни в коем случае не говорите, что не любите его, не угрожайте его вернуть – это худшее, что вы можете сделать и для него, и для себя, ведь он вас на это и проверяет!

– Отдыхайте, переключайтесь и отвлекайтесь!

– Дети всё чувствуют! Проявляйте максимум терпения и всегда верьте в себя и в ребёнка тогда адаптация пройдёт быстрее и успешнее.
Замечено: после того, как жизнь войдёт в привычное русло, вы обретёте новые силы и взгляд на мир.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться