Государственная машина продолжает работать с выпускниками детских домов по тому же принципу, что был и в рамках сиротского учреждения. Там пытаются решить за него все проблемы

В фонд «Измени одну жизнь» позвонил священник за консультацией, он озаботился проблемой выпускников детдомов. Он сказал, что пришел выпускник, и как с ним быть, что делать — непонятно. «Есть ли опыт создания центров поддержки выпускников детдомов?» — спросил он.

Да, я бывал в разных таких центрах, государственных и церковных, могу сказать точно, в государственных — с выпускниками весьма большие проблемы. Связано это, прежде всего, с тем, что государственная машина продолжает работать с ними по тому же принципу, что был и в рамках сиротского учреждения. Там часто не активируют выпускника, пытаясь решить за него все проблемы.

Там есть юристы, психологи, кураторы контроля за жизнедеятельностью выпускника, но нет главного, выпускник никак не самозапускается, не хочет идти вперед, так как пинка ему этого никто дать не может. Никто не знает, где у него эта самая кнопка, нажав на которую, бывший детдомовец начнет самостоятельно жить, делать первые шаги, ошибаться, ушибаться, но идти вперед. Процесс этот довольно сложный и зависит он, в том числе, от прошлого самого ребенка, от его жизни в рамках прошлой системы.

Ну не смогли сотрудники фонда или центра узнать его, кто он и чего, пока он жил в сладкой патоке детского дома, а вопрос его встраивания в общество стоит остро.

Священник, звонивший в фонд, искренне хочет помочь детям, но не знает с чего начать. И просил написать подробную инструкцию, что я сейчас и сделаю, чтобы другие люди, желающие создать условия для совместной работы на благо выпускника, не наступали на одни и те же грабли. Не начали жалеть и разово участвовать. Это удобно выпускнику, но пагубно для его будущей жизни.

Часто бывает так, что выпускник имеет некие жизненные установки, довольно примитивные, рентные и гедонистические. Что у него в кармане, нож или ручка, — неясно. А быстро понять, кто перед тобой, могут не многие. Настоящую жизненную ситуацию способны быстро понять либо старший выпускник детдома, свой в доску, либо опытный специалист социальной работы. Важно не то, про что он «разговаривает», а то, что есть на самом деле. Для этого нужна и беседа, и доверие, и прежний контакт. Только на основании доверия и контактности, можно понять, чем и как ему можно помочь. И желательно, его же руками и ногами.

Но вернемся к центру адаптации. Для начала надо описать проблему, найти статистику, сколько выпускников выходит из стен детского дома. Сделать это можно вместе с опекой или детским домом и даже учебным заведением, куда чаще всего строем поступают сироты из региональных детдомов. Ну, к примеру, из детдомов выходит пятнадцать детей, столько-то девочек и мальчиков, у них такие-то проблемы по жилью, поведению и отношения с родственниками. То есть уже можно составить более или менее ясный социальный портрет выпускника, а значит, продиагностировать его на будущие проблемные зоны. И быть к ним готовым, и всячески предлагать сотрудничество, предвосхищая эти самые трудности. Это может быть и личный контакт, и горячий телефон, и место, куда выпускник может обратиться. Чтобы он не вывалился из контактной зоны, в зону настоящую.

Если все эти вопросы утрясены, администрация района понимает, что если вовремя не войти в контакт с выпускниками, их детям будет трудно ходить по улицам. Можно предлагать совместный проект адаптационного центра «Ромашка», но с четкими правилами и условиями. Выпускник живет в Центре, если работает или учится, но если есть общага, живет и там, и в Центре, ну, или совсем уходит в общежитие. Все очень и очень индивидуально.

Дети могут подписать договор о найме койки, тем самым оставив за руководством Центра право принимать решение на основании того или иного поведения выпускника. Просто обязан быть распорядок дня, ответственные за уборку и прочие дела в рамках работы центра. Важно, что надо не обслугу нанимать, а чтобы сами выпускники были обязаны самообслуживаться, это и будет первым шагом к адаптации.

Быть с ними без сюсюканий и тисканий, им это как раз навязали в рамках детдомов, чем больше конкретики, тем лучше. Им первое время это очень и очень надо. Потом уже можно и пореже контролировать, когда дети уже привыкнут к тому, что вся ответственность за них лежит на них же. Также совместно решать острые проблемы, кои есть у каждого выпускника: жилье, работа, отношение с родителями и так далее. Решив все это, уже можно отправлять выпускника в самостоятельное плавание.

Через определенное время можно и отпустить ребенка в пространство, где он уже будет жить самостоятельной жизнью, иногда встречая его в храме, магазине и т.д. Такой опыт я видел в Днепропетровске, когда местный священник не только создал условия для будущей интеграции детей-сирот, но и настроил на этот процесс и приход, и благотворителей. Как он мне сам рассказывал, сначала была каша в голове, непонятно — как все организовать, но, будучи отцом шести детей, он включил отцовское сердце, и все получилось. И именно такого сердца ждут выпускники детдомов. Очень.