«Не волнуйтесь, все будет хорошо!» – говорим мы, нам кажется, что мы внушаем беженцам оптимизм, даем надежду. Мы не понимаем, что горюющий человек воспринимает это по-другому. 10 ошибок при общении с людьми, пережившими потерю

«Не волнуйтесь!», «Все будет хорошо!» говорим мы, нам кажется, что мы внушаем беженцам оптимизм, даем надежду. Мы не понимаем, что горюющий человек воспринимает это по-другому. Во-первых, он не видит ничего хорошего в настоящем, а во-вторых не стремится пока к этому хорошему. Ему неважно, что будет потом, он еще не смирился со своей трагедией, она – как свежая рана.

Кризисный психолог Михаил Хасьминский вернулся из командировки в Ростов-на-Дону, где он обучал специалистов работе людьми, пострадавшими от военных действий на Украине. Специально для сайта «Милосердие.ru» Михаил Игоревич рассказал о том, как общаться с человеком, который находится в острой фазе горя, и о том, какие ошибки мы допускаем, пытаясь помочь беженцам:

– Я проводил семинар «Овладение навыками оказания психологической и духовной помощи людям, переживающим посттравматическое стрессовое расстройство». В зале военно-клинического госпиталя Южного военного округа были врачи, сестры милосердия и психологи.

10 ошибок при общении с людьми, пережившими потерю

Основной принцип помощи беженцам и вынужденным переселенцам – не навреди. К сожалению, люди, которые общаются с беженцами, не имея опыта, совершают, серьезные ошибки:

1. Самая распространенная ошибка при общении с людьми, находящимися в кризисе – запрет на горевание. Утешая человека, мы часто запрещаем ему выражать чувства. «Не плачь!» «Соберись!» Те, кто говорит эти слова, не понимают серьезность чувств скорбящего. Плачущий, выражает эмоции, он получает облегчение. Это нормальный физиологический процесс, посмотрите на детей: упал-поплакал-стало легче.

2. Если человек не выразит чувств в плаче и замкнет их, то это хоть и будет меньше травмировать окружающих, но для самого человека может быть чревато различными и очень серьезными последствиями.

3. Призыв к позитивному мышлению. Не нужно дежурно говорить: «Все будет хорошо» человеку, у которого сейчас все плохо. В момент кризиса, на пике острого горя разрыв между представлениями человека о том, какой могла бы быть его жизнь, и тем, как все обстоит на самом деле, слишком велик. В этот момент формальный оптимизм часто не убедителен, а подобные слова вызовут только раздражение.

Жил человек где-нибудь под Луганском, он построил дом, вырастил сад, посадил огород. И вдруг пришла война, и он – никто. Чем поможет такому человеку пустой оптимизм относительно очень далекого будущего, о котором он и не думает пока? Кстати, святые отцы ничего не говорят о «позитивном мышлении», дежурном оптимизме, они учат нас мыслить трезво. Трезвое восприятие – огромный ресурс для страждущих. Именно трезвое восприятие часто определяет их возможности в будущем.

4. Очень часто людей, переживших потерю, начинают утешать будущим: «Вернетесь еще, все еще впереди». По вышеуказанным причинам это надо делать с огромной осторожностью. Во-первых, потому что люди, которые что пережили потерю, должны с ней еще свыкнуться. Успокоить их, рассказывая о далеких и эфемерных перспективах, обычно невозможно. А во-вторых, наши утешения звучат неубедительно, ведь мы с вами о будущем ничего не знаем, мы же не старцы прозорливые. Даже человека, который потерял кошелек с зарплатой, не утешит информация о том, что он получит следующую, хотя этот человек знает, что следующая зарплата – будет. А беженец не знает, где будет завтра ночевать.

Говорить женщине, которая только что потеряла мужа о том, что она еще выйдет замуж – просто дикость. Но некоторые и так «утешают».

5. «Время лечит» – еще одна банальная фраза, которую мы произносим. Вылечить душу может Бог, лекарства – молитва и добрые дела, милостыня. А вот время лечить не может. Со временем человек может привыкнуть к потере, меньше станет боль, трансформируются переживания. Но в острой стадии переживания говорить очередную формальность о том, что когда-то он адаптируется и привыкнет к тому, что сейчас ему кажется ужасным, обычно совершенно бестактно.

6. Попытки рационализировать потерю: «Может быть так лучше, ты давно хотела переехать». Когда человек уже продвинулся в переживании своей трагедии дальше, когда он ищет за что «зацепиться», рационализация может быть кстати. Но в фазе острого горя такие вещи говорить нельзя. «Деда убило, хорошо, что хоть мать не пострадала», – как такое можно говорить? Это похоже на дурной анекдот: «Скажите, больной перед смертью потел? Потел, доктор! Ну и хорошо!»

7. «Ты должна держаться, другим еще хуже». Тот, кто говорит таким образом, рассчитывает, что переживающий поймет, что его потеря не самая страшная, что бывают и тяжелее, и в результате его боль уменьшится. Но сравнивать переживания разных людей нельзя. Рассказ о том, как плохо другим, не улучшает, а усугубляет тяжесть состояния человека. И тогда такие слова имеют обратный эффект.

Человек, который переживает горе, не может сравнить свою потерю с потерей другого человека. Для него его горе сейчас – самое горькое. Лозунги «Ты должна жить ради детей» не работают, у людей, переживающих горе, они часто вызывают раздражение, потому что они не могут взять в толк: почему они страдают, но кому-то что-то должны? Человек находится в глубине своих переживаний, а его к чему-то обязывают. Это может восприниматься как насилие.

Даже если смысл этих слов правильный, нужно доносить его в спокойной обстановке, корректно, тактично.

8. Поиски виноватого – занятие пустое и вредное. Зачастую мы встречаемся с желанием самого человека и тех, кто рядом, найти «крайнего». Причем иногда утешающий старается свалить вину на самого пострадавшего: «Если бы вы меня раньше послушали. Я же вам говорил, что нужно уезжать!» Это утяжеляет состояние необоснованной вины. Ведь найдя «виновного», человек направляет на него всю свою агрессию.

Выражение «Бог дал, Бог и взял» в горе обычно тоже не утешает, а перекладывает вину на Бога. Человек, находящийся в острой стадии горя, может озлобиться и на Бога. Для того, чтобы принять потерю, нужно иметь духовный опыт и смирение. Но у кого оно есть?

Спасение беженца – в обращении к Богу и молитве. Для людей, обратившихся к Богу, открываются новые возможности. А тот, кто считает Бога виновником всех бед, отрезает себе путь.

Лучше вообще не искать виноватого. Оставьте этот поиск Богу. Он точно лучше справится, чем вы, с этой задачей

9. Часто говорят: «Я знаю, как вам трудно, я понимаю вас». Но человек, который говорит, что он понимает чувства другого, – лжет. Даже если у него был похожий опыт, не факт, что он испытывал именно такие чувства. Нужно уважать чувства другого. Лучше ограничиться словами: «Я могу только догадываться как тебе плохо. Я вижу, как ты переживаешь». Категорически не рекомендуется при общении с такими людьми выспрашивать подробности: «Как это случилось? А где вы жили? А трупов много видели?» Досужее любопытство всегда чувствуется по интонации, к пустым расспросам люди относятся негативно, закрываются.

О происшедшем можно говорить, но осторожно, если точно знаешь, что переживающий готов к этому, хочет этого. Очень многие не хотят вспоминать о пережитом ужасе.

10. Делиться с пережившим трагедию собственным горем в качестве утешения тоже обычно не стоит. Рассказом о своей беде вы не облегчаете чужую боль, наоборот, может произойти умножение скорби и боли, взаимная индукция, это не улучшит, а ухудшит состояние горюющего человека.

Найти слова, помочь делом

Не ждите, что все беженцы – ангелы. Люди – разные, и беженцы в том числе. Не все ведут себя адекватно, кто-то в силу характера, кто-то – из-за перенесенного стресса. Поймите, эти люди потеряли дом, пусть даже временно. Относиться мы к ним должны с любовью.

Если человек отказывается с вами говорить, это нельзя расценивать как выпад против вас лично и ваших с ним отношений. Человек в острой фазе горя может выглядеть невнимательным, пассивным, находиться под влиянием чувств, которые сложно оценить другому. Поэтому не нужно делать выводов, нужно просто быть к нему милосердным. Подождать, пока он придет в норму. Категорически нельзя применять силу, сжимать в объятиях, хватать за руки, агрессивно, даже из лучших побуждений. Вторжение в личное пространство воспринимается как агрессия, те люди, которые испытали агрессию, реагируют на такие проявления очень болезненно.

Нельзя отстраняться от человека, лишая его своей поддержки, игнорировать его. Бывает, что человек начинает общаться с беженцем, а потом узнав о том, что у того погиб ребенок, отстраняется, отходит в сторону, как будто боится заразиться несчастьем. Это – самое худшее. Лучше было не начинать общения. Человек вам открылся, рассказал о своей беде, а вы от него отвернулись. Даже если вас очень травмирует то, что вы слышите от беженцев, вы не должны показывать, что напуганы.

Нельзя пугаться и интенсивных эмоций. Переживающий горе может плакать, кричать, биться в истерике. Ни в коем случае нельзя применять силу. Если вы не специалист, вы не сможете оценить насколько нормально его поведение. Если вы испугались и отшатнулись от человека, это может резко ухудшить его состояние. Надо дотерпеть.

Помните и о том, что попытки воззвать к логике человека в остром состоянии в большинстве случаев не приводят к результатам. Говорить с пострадавшими в этот момент нужно, большей частью затрагивая их чувства. Если с человеком говорить, не затрагивая чувств, это будет разговор на разных языках.

Все это относится к ранней стадии переживаний, когда трагедия еще свежа в памяти, на более поздних стадиях актуальны другие рекомендации.

Чем же утешить горюющего? Говорят, что разделенное горе – полгоря. Сочувствие, со-переживание – это то, что нужно пострадавшим. Конечно, для этого придется потратить собственные ресурсы. Соболезнуя, мы болеем душой вместе с кем-то и выздоравливаем вместе с ним. В этом наш труд и помощь. Чтобы спасти утопающего, нужно войти в воду, но делать это нужно грамотно, чтобы не утонуть вместе с ним.

Как найти правильные слова непрофессионалу? Слова просто так не приходят, надо сначала помолиться и в этой ситуации и слова найдутся, и молитва нас успокоит. Перед тем, как сказать слова утешения, нужно подумать о своем отношении к этому человеку и о том, что он пережил. Когда настроишься на этот лад, не сможешь говорить свысока, менторским тоном, а будешь сопереживать и сочувствовать, тогда и слова появятся.

Подумайте о том, что этот человек переживает, попробуйте оценить степень его утраты. Но главное даже не в словах. Не надо стесняться своих добрых чувств (разумеется, с учетом всего сказанного выше). Иногда для того, чтобы передать свои чувства, достаточно прикосновения, но оно должно быть не агрессивным, а очень тактичным. В некоторых ситуациях уместно обнять человека, иногда можно просто посидеть и поплакать рядом с ним, это тоже будет дело любви. Горюющий почувствует, что он не один. В таких случаях человек понимает, что ему по-настоящему сопереживают, а не отгораживаются от его горя дежурными фразами.

Очень важно не только подобрать утешающие слова, но и помочь делом. Дела – это и молитва за человека, и предложение посильной помощи, в том числе и материальной. Не нужно думать, что давая деньги вы «откупаетесь». Если вы можете хоть чем-то облегчить жизнь человеку, который пережил трагедию, – делайте это.

СПРАВКА:
Михаил Хасьминский – руководитель Центра кризисной психологии, созданного по благословению Патриарха всея Руси Алексия второго при патриаршем подворье в храме Воскресения Христова на Семеновской. Главный эксперт группы сайтов «Пережить.ru», созданной для помощи людям, находящимся в кризисной ситуации, член ассоциации онкопсихологов России.

Другие статьи на эту тему:

«Мы делали этот проект с колес»: как фонд «Развитие Украины» вывез из Славянска две с половиной тысячи детей

Страх и ненависть в Донецке: представитель фонда Рината Ахметова рассказывает о ситуации в городе

Приемная мать из Славянска о войне и мире

Помогите Центру временного пребывания беженцев при храме!

Беженцы с Украины получат статус переселенца, а не беженца, и не сейчас, а через год

Украинский исход: бескорыстная помощь небезразличных людей

Непримиримые бойцы часто лежат в одной палате: украинский врач о роли медиков в конфликте на востоке Украины и помощи беженцам

Вода из крана как чудо, автобусы Рината Ахметова: репортаж из Славянска

Беженцы из Украины как помочь людям

Погружение в каменный век: Славянск глазами очевидца

Украинский исход: границу с Россией пересекают тысячи беженцев

Украинский исход: беженцы свидетельствуют о зверствах на юго-востоке Украины