Как «Дом для мамы» съездил в монастырь

Подопечные «Дома для мамы» съездили в паломническую поездку в Саввино-Сторожевский скит и Ново-Иерусалимкий монастырь

Подопечные Кризисного центра помощи беременным и матерям с детьми «Дом для мамы» съездили в паломническую поездку в Саввино-Сторожевский скит и Ново-Иерусалимкий монастырь.

Подопечные Кризисного центра помощи беременным и матерям с детьми «Дом для мамы» (проект Православной службы помощи «Милосердие») съездили в паломническую поездку в Саввино-Сторожевский скит и Ново – Иерусалимкий монастырь.

Совсем юные и уже в возрасте, умеющие скрывать свои беды под улыбкой и не научившиеся это делать, с перепуганными глазами и с глазами, полными напускного безразличия, мамы во время паломничества в монастыре читали акафист, будили надежду, ловили взгляды встречающихся людей, протягивающих руки к их детям, и, кажется, снова узнавали, ради чего стоит жить.

И это уже не в первый раз. Вообще за год существования Центра это четвертое паломническое путешествие. Позади поездки в Годеново к Животворящему кресту, в Хотьково и, конечно, в Троице-Сергиеву Лавру. Нашим мамам с детьми такие паломничества по душе, хотя многие и в ближайший храм не заходили до того, как оказались в «Доме для мамы».

Вот и на этот раз накануне сотрудниками обзваниваются все выпускницы Центра с приглашением к поездке. Те с колясками приходят ранним утром к дому, где их когда-то приютили. Опаздывающих ждем до последнего, коротая время за чаем и новостями. А новости в Центре – разные: сколько свечек сделали к благотворительной ярмарке «Белый цветок», как дети растут, кто новенький, как там старенькие. Наконец, все садятся в автобус. Детей и сумки помогают нести добровольцы. Веселая разновозрастная компания набирает обороты шума, любопытства, младенческих капризов и детского смеха, благодаря чему скучать в дороге не приходится.

Аккуратные крыши Звенигорода заиграли на солнце примерно через час пути, а нам – на самый холм, готовый вот-вот распуститься зеленью, к куполам уединенного скита святого преподобного Саввы-Сторожевского. Мы бежим к монастырю, нарушая правила дорожного движения через оживленное шоссе, понимая, что красный светофор, как и положено в провинции, просто «заснул». Радуемся пыльной дороге, редким машинам, бескрайнему полю, скудным островкам грязного снега, наглым жукам, выползающих прямо из-под рукавов твоего пальто. Наши дети, из тех, кто уже хоть немного ходит, разбрелись подобно тем самым жучкам по клумбам и кустам, выуживая сонных котов, испытывая терпение сотрудников охраны скита.

Многочисленной группой с колясками и младенцами на руках мы переходим дорогу, поглядывая вниз: наш белоснежный автобус кажется серебряной детской игрушкой. «Мы на высоте!», – смеются дети. Мамы вспоминают, что они еще совсем молодые, что дети – чем не золото. А остальное приложится: выстоим, вымолим! Птицы, лавочки, весна, тишина, прерываемая звоном одинокого колокола… Хочется помириться даже с теми, кто совсем неправ, любить того, в ком сомневался и разочаровывался, и не злиться, даже по возвращении в город больших проблем, вспоминать, что был здесь, наверху, слушая птиц и обнимая простор.

В Рождественском соборе, построенном в 16 веке, прикладываемся к мощам святого преподобного Саввы Сторожевского: полумрак, старинные иконы, эхо, шепот, чей-то тихий плач у свечи. Так усталая душа благодарит и трудится, сетуя на слабости за то, что, бывало, сдавалась без боя.

Доброволец Алексей делится впечатлениями: «Сколько же лет и даже столетий стоит этот храм. Мне почему-то представилась такая картинка из прошлого: крестьяне-мастера кладут бревна, храм уже наполовину построен, а они говорят друг другу: “Скоро построим, и люди сюда молиться приходить будут”. Вот столетиями и молятся в нем. Я строитель по профессии, недавно с отцом баню строили, и тоже так говорили: “Скоро мыться здесь будем”. Нет мастеров этих уже несколько веков, а ведь были они, кто по бревнышку все складывал и мечтал, как храм построен будет».

Алексей помогает в Центре со дня его открытия. Почему из всех направлений выбрал именно помощь мамам с детьми? «Люблю детей, хочу обзавестись своей семьей!», – говорит он, немного стесняясь.

«Детки наши как притихли, – замечает сотрудница Кризисного центра администратор Лида, – Нашим мамам очень нужны такие поездки. Чувствуется, что они меняются, в душе у них все остается. Это видно даже по нашим выпускницам. Многие не то что в храм не ходили, даже некрещеными были, ну а мы ничего не навязываем, хочешь – езжай с нами. Они с радостью и едут, потому что ждут помощи, на душе-то плохо».

В прошлом Лида – сотрудник полиции: дежурный-инспектор. Решила поменять работу год назад, накануне открытия Центра. «Я просто поняла, что нужно срочно что-то менять в жизни, и тут узнаю про “Дом для мамы”. Думаю, все было промыслительно, – рассказывает Лида, – мой опыт здесь очень пригодился. Но иногда трудновато бывает, потому что в полиции ты твердо знаешь: перед тобой правонарушитель, и знаешь, как себя с ним вести. Но, не смотря на то, что и наши мамы могут иногда удивить своим поведением, здесь такой подход не пройдет. Признаюсь, непросто совмещать строгость и милосердие, но по-другому ничего не получится».

А молоденькая голубоглазая Маша размазывает кулаками слезы по щекам. «Моя мама ненавидит мою дочку, потому что она от киргиза. Она так настаивала на аборте, оно и понятно: мы приезжие, угла и еды толком нет, а тут – ребенок, да к тому же от нерусского. Но я свою Еву отстояла, я спасла ее, я ее очень хотела! А он бросил, еще и гитару мою продал электроакустическую. Это была прекрасная гитара, я начинающий музыкант, может, обо мне еще услышат… Гитара-то ладно, а вдруг с ребенком что случится?»

Познакомилась с отцом ребенка, когда он был бездомным. Ей сначала было жаль Рината. Чувство сострадания перешло в дружбу и любовь. В общем, начиналось все красиво. А теперь семимесячный младенец любопытно распахивает раскосые, черные как смоль глаза и обнимает ладошками белокурую маму. «Все, я теперь будут только здраво рассуждать, – сыпет обещаниями Маша, – для меня ребенок важнее всего. Я пробьюсь, я буду много работать для того, чтобы моей Еве было хорошо».

Москвичка Галина с содроганием вспоминает, как муж-мусульманин, узнав, что она крестила дочку, ее избил в лесу до полусмерти, а дочку заставил сорвать крестик.

Но есть и совсем другие истории, со счастливым концом. Вот одна из них: Выпускница Настя с двумя малышами и третьим на подходе нетерпеливо шепчет: «Что-то таинственное в душе раскрывается в таких местах. У мощей стою как вкопанная, а внутри теплота какая-то. У вас тоже так? А вообще – я счастливая. У меня самый лучший муж, он детей обожает. Но не сразу все сложилось, только сейчас так стало. А понял он, что не может без меня, когда я ушла от него. С детьми, в никуда. Он думал, никуда не денусь. А я нашла куда. Меня так поддержали здесь, спасли нас всех троих. Он нас, когда потерял, жутко переживал, прощения просил. Ну, я простила, и не зря. Я, правда, счастливая. Когда зовут в Центр в гости – на крыльях прилетаю, потому что здесь другая жизнь началась».

Елена ВЕРБЕНИНА


Комфортабельный транспорт для путешествия в Звенигород предоставила Марфо-Мариинская обитель


Галина – бывшая подопечная православного Дома для мам, попала в трудную жизненную ситуацию. Когда ей было пятнадцать лет, папа заболел онкологией. Ему понадобилась вторая группа крови, донором стал азербайджанец ее новый знакомый. Мама посчитала, что теперь мусульманину они обязаны до гроба, хотя папе это все равно не помогло. Галя вступила с азербайджанцем в гражданский брак, родилась дочка Марина


Когда муж узнал, что Галя покрестила дочку, завез их в лес, жену избил до полусмерти, Марину заставил сорвать крестик. Спустя семь лет родился Тимур (на снимке). Муж вел ночной образ жизни. В темное время суток где-то пропадал, днем отсыпался. Утверждал, что работает в автосервисе, но позже выяснилось, что угонял машины, грабил, воровал. Отсидел четыре срока. Дошло до наркотиков.
Галя сначала скрывалась от него в государственном кризисном Доме для мам. Но через два месяца, когда истек срок договора, ей указали на дверь. «Куда же я пойду, с маленьким ребенком?»- недоумевала она. Ей посоветовали отправиться на вокзал и там просить помощи.
Слава Богу, кто-то подсказал адрес православного Дома для мамочек. Здесь подопечных никуда не гонят. Вместе с ними подыскивают съемное жилье, посильную работу, помогают встать на ноги, участвуют в их судьбе


Дорога от Москвы до Звенигорода – пятьдесят километров – занимает около часа


От автострады до обители – немного пешком


Пред вратами обители


Саввино-Сторожевский монастырь основан в 1398 г. под Звенигородом на высоком берегу реки Москвы на горе Стороже, которая являлась оборонительным укреплением Московского княжества


Его основал преподобный Савва, Звенигородский чудотворец, один из первых учеников преподобного Сергия Радонежского, по просьбе Звенигородского князя Юрия Дмитриевича, второго сына Великого Московского князя Димитрия Донского

Любовь Николаевна с семимесячной Надеждой в ближайшем будущем собираются в деревню. Под Можайском открывается что-то типа филиала православного Дома для мамы, там Любу ожидает огород и хозяйство При царе Алексее Михайловиче монастырь стал Лаврой и был подчинен личной канцелярии царя. По уставу он был приравнен к Троице-Сергиеву монастырю. К Саввино-Сторожевскому монастырю было приписано 19 монастырей


Муж Анастасии (на фотоснимке: в белой блузке) – осетин, но не мусульманин и даже не православный, но сочувствующий… Свидетелям Иеговы. Прежде имел свой торговый бизнес, мясной магазин. Но ссоры в семье дошли до того, что пора было, по настиной формулировке, либо выходить в окно, либо – в дверь. Девушка предпочла – в дверь. Четыре дня провела на улице, ночевала на вокзале, до родов оставался месяц. В одном из храмов, в который обиженная супруга забрела случайно, кто-то рассказал про кризисный Дом для мам. Муж беспрестанно названивал, но она не отвечала. Потом затосковав, сняла трубку, обидчик примчался, просил прощения, обещал, что она еще будет им гордиться.
Теперь он работает простым мясником в другом магазине. Молодые снимают дом в Подмосковье, с деньгами – туговато, но муж души не чает в малышке, после ее рождения он поменялся, стал другим и Настя счастлива.
Когда то она окончила художественную школу, училась в колледже ремеслу фотографа. В будущем хотела бы попробовать свои силы в свадебной съемке


Маша состояла в гражданском браке с киргизом.


Молодая мамочка дала имя девочке – Ева. Маше понравилось это имя еще прежде чем она узнала, что в переводе Ева значит: «жизнь»


Конечно, в сердце у Маши живет обида на непутевого Евиного папашу. Она не ожидала от него такой безответственности

В кризисной ситуации больше всего жалко деток, они то уж точно ни в чем не виноваты… Несколько лет назад Маша потеряла папорт и свидетельство о рождении, сотрудники Дома для мамы помогут восстановить документы


Перед поездкой мамочки с детками читали в кризисном Доме житие преподобного Саввы Сторожевского


Когда войска Наполеона подошли к монастырю, преподобный Савва явился французскому военачальнику принцу Евгению Богарне, пасынку Наполеона, вице-королю Италийскому, который с 24-тысячным войском подошел к Звенигороду, и обещал, что если тот недопустит разграбления обители, вернется домой невредимым…


Военачальник выставил у монастырских стен охрану, монастырь был спасен от поругания


Предсказание преподобного Саввы сбылось: француз, в отличие от всех остальных главных военачальников Наполеона, остался цел и нигде в последующих сражениях не был даже ранен


На снимке – справа: Ирина, в прошлом – выпускница Свято-Димитровского училища сестер милосердия. Ее мама начала жестко вести себя с новорожденной малышкой, оставаться в родном доме стало невозможно, тогда Иру и выручил кризисный центр «Дом для мамы». «Для меня, – признается молодая женщина, – было бы трудно найти поддержку в этом мире, где много людей, которые хотят воспользоваться твоим трудным положением».
Но слава Богу, что есть еще такие места, куда человек приходит без денег, а его не гонят, но, наоборот, всячески поддерживают.
Теперь у Ирины отношения с мамой наладились, но «Дом для мамы» Ира, как и все выпускницы, вспоминает с глубокой благодарностью.
Сейчас Ира учится на седьмом курсе Медицинского ВУЗа, и, Бог даст, скоро она закончит ординатуру и станет врачом


Стены обители, как и мамочки попавшие в трудные жизненные ситуации, нуждаются в заботливой опеке


Машенька


Пора подумать о хлебе насущном. В монастырской лавочке – прекрасный выбор выпечки


Директор Дома для мамы – Мария Студиникина и администратор Лидия подносят из автобуса снедь для трапезы


В белом платочке – социальный работник Дома для мамочек Елена. «Нам бы хотелось, – признается она, – чтобы наши подопечные приобщались к Православию. В паломнических поездках их ждет много впечатлений, они сдруживаются и потом долго вспоминают о поездках с удовольствием»


В Ново-Иерусалимском монастыре во всю идут полномасштабные восстановительные работы. Поговаривают, что объект на личном контроле держит председатель правительства России


Сейчас в кризисном Доме – восемь мамочек и около сорока выпускниц. Слава Богу, в основном, все пристроены. У всех имеется жилье и посильная работа


Можно получить заработок и в самом кризисном центре. На станке мамочки мотают нитки для дорожных наборов, своими руками изготавливают оригинальные свечи (на снимке). Выручка идет полностью на их личные нужды. Расходы по пребыванию в Доме полностью берет на себя благотворитель


«Поддержим, вымолим, – верят сотрудники Дома для мам и все добровольные помощники…»


«…и у наших подопечных, с Божьей помощью, все наладится и будет хорошо!»

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться