Из-за обстрелов на границе с Украиной беженцами становятся сами россияне

Произошло то, чего со страхом ожидали жители пограничных с Украиной территорий нашей страны: в городе Донецке Ростовской области среди россиян появились первые жертвы обстрелов с украинской стороны. Предвидеть это было несложно

Произошло то, чего со страхом ожидали жители пограничных с Украиной территорий нашей страны: в городе Донецке Ростовской области среди россиян появились первые жертвы обстрелов с украинской стороны. Предвидеть это было несложно. Но ни власти, ни службы МЧС не принимали никаких мер, чтобы обезопасить местное население. Между тем обитатели российско-украинского «приграничья» становятся заложниками гражданской войны в соседней Украине. Не получая при этом помощи и защиты со стороны государства.

Эскалация напряженности, а, попросту говоря, нападения с применением оружия в адрес России идут по нарастающей: сначала обстрелы беженцев, пересекающих границу, потом – артиллерийские и минометные атаки на пограничные пункты пропуска, далее – «заезды» военной техники Украины на российскую территорию и «залеты» ее самолетов в наше воздушное пространство…

Агрессивных выпадов не счесть. Последний раз самолет украинских ВВС вторгся в наше пространство над российским Донецком и летал, несколько раз атакуя соседнюю территорию, в это воскресенье, согласно свидетельствам чиновников и корреспондентов, эти атаки наблюдавших. Так, представитель правительства Ростовской области Александр Титов сообщил: «В то время, пока мы находились на территории Донецка, мы видели, как над территорией Украины пролетел истребитель, который выпустил не менее шести снарядов». А согласно утверждениям местных жителей, этот самолет даже был сбит. Правда, подтверждения данного факта пока не поступало…

В то же воскресенье появились сообщения СМИ о первых жертвах среди мирного населения на приграничной с Украиной российской территории: утром в городе Донецке Ростовской области в результате обстрелов были разрушены и получили значительные повреждения здания в районе «двадцатки» – 20-й шахты. На улице Балтийская пожилая женщина 82-х лет получила тяжелую травму ноги и была госпитализирована, ее дочь Тамара Некрасова – легкие ранения мелкими осколками. Хозяин дома номер 34 Андрей Шулятьев был убит. Ему было 47 лет. Без отца остались четверо детей…

«Продолжают долбать…»

Перестрелки на границе не стихают давно. В том числе и на МАППе (многостороннем автомобильном пункте пропуска) «Донецк-Изварино», где мы побывали недавно – собирали стреляные гильзы и слушали рассказы очевидцев. Как и предсказывал в беседе с нами офицер-пограничник, скоро их пункт пропуска и таможню начали «долбать». Буквально через несколько дней после того, как мы побывали на этом пункте пропуска, он был обстрелян, несколько снарядов попали в здания КПП и таможни…

КПП «Донецк»-«Изварино»

Украинские «сюрпризы»

Четыре дня назад, по утверждениями местных жителей, украинская сторона приготовила для них новый неприятный «сюрприз»: ею было применено неизвестное химическое оружие, от которого пострадали несколько человек, живущих в приграничной области.

Сестра Ольга из местного сестричества при храме Державной иконы Божией Матери рассказывает: «8 июня многие люди видели, как опускались четыре шара светящиеся. После этого люди стали поступать в больницу и даже в реанимацию с отравлением. С запада хорошо было видно – шары опускались на территорию Украины, но близко к границе». На видео, размещенном в соцсетях, было отчетливо видно, как среди бела дня падают эти «НЛО» с барражирующего мирное небо над поселениями Донецка украинского самолета.

Через день – новый обстрел КПП «Донецк-Изварино». По свидетельствам очевидцев, удары наносились с украинской стороны, от Изварино, и несколько российских таможенников, выводящие беженцев из-под обстрела, были ранены. Представитель погрануправления ФСБ России по Ростовской области Василий Малаев доложил: «Обстрел происходил в непосредственной близости от пункта пропуска “Донецк”, сотрудники пункта пропуска были эвакуированы на безопасное расстояние. При эвакуации пришлось применить прикрытие бронированной техникой. Всего в момент эвакуации было зафиксировано около десяти разрывов боеприпасов вблизи пунктов пропуска, и осколки пролетали прямо через территорию».

Но в субботу, по словам Малаева, КПП «Донецк» снова заработал. И, как и прежде, его продолжают контролировать ополченцы.

Рассказывает Наталья – жительница Донецка: «В конце недели, несколько ночей подряд – очень сильные раскаты взрывов. На психику людей, особенно детей, это очень сильно влияет…» Она продолжает: «Только что позвонила моя подруга, она не пустила дочь на практику в техникум из страха, что начнется что-то. Ночью из двух соседних домов вышли все оставшиеся жильцы из боязни быть погребенными под завалом дома. Позвонили в службу 112, но им ответили, что стреляют не у них, а рядом. А им посоветовали привыкать».

Шахтерский полуостров

Ситуация в Донецке – даже более критичная, чем в других приграничных населенных пунктах. Ведь 50-тысячный Донецк – моногород Ростовской области, который по своему географическому положению уникален. Он расположен в «междуречье», в бассейне двух рек – Северского Донца и Большой Каменки. А главное – в своеобразной «впадине», или «полуострове», внедряющемся вглубь в территории Украины, в ее до недавних пор Луганскую область, а ныне – ЛНР, часть недавно провозглашенной новой Новороссии.

Поэтому здесь куда ни кинь взор, со всех сторон – соседняя украинская территория. На западе от города находится как раз тот самый пункт пропуска «Донецк-Изварино», откуда и летят «не признаваемые» Киевом за свои снаряды и мины. Причем граница идет неровно, через речушку шириной буквально пять-десять метров – украинские поселки Краснодарка, Нижняя Герасимовка, Власовка.

Лагерь беженцев МЧС «Донецк» находится на территории поселка ЦОФ, названного из-за находящейся здесь Центральной обогатительной фабрики. По сути дела, шесть снарядов, угодивших в более чем мирные цели на улице Балтийской и унесшие жизнь Андрея Шулятьева, в это воскресенье перелетали через этот ПВР (пункт временного размещения). И у начальников этого лагеря МЧС, как ранее – у руководства двух других лагерей, «Гуково» и «Матвеев Курган», появился повод задуматься о перенесении лагеря подальше от границы.

По сути, «Матвеев Курган» уже давно был передислоцирован подальше от пункта пропуска «Успенское» как раз из-за его обстрелов. В это воскресенье был обстрелян ПВР «Гуково», и наконец-то, после непрекращающихся в течение последних двух недель атак в районе города Гуково, было объявлено о переносе этого лагеря вглубь российской территории.

Именно из-за участившихся в последнее время обстрелов с украинской стороны скорость прохождения беженцев через ПВР «Донецк» увеличилась: раньше они здесь могли находится по три, четыре, пять дней. Сейчас – регистрируют, оформляют и отправляют дальше, в региональные (расположенные в области) и муниципальные (по малым и большим городам Дона) лагерям, официально называемым пунктами временного размещения.

Благочинный Донецкого округа Шахтинской епархии, иерей Владимир Татаркин поясняет: «Здесь, в лагере беженцев долго не держат – регистрируют и дальше отправляют. Кого-то в другие лагеря, пансионаты, а кого – в другие города, по всей стране. Администрации в городах России спонсируют их копеечкой, провиантом – люди не остаются голодными».

«Правда, некоторые люди сопротивляются, – признает он, – стараются устроиться здесь – в Донецке, Шахтах».

«Наплыв бывает очень большим, – рассказывает начальник ПВР “Донецк” полковник Виктор Панченков. – Наш лагерь рассчитан на 500 человек. Но когда был обстрел на КПП со стороны Изварино, нам пришлось больше тысячи принять. В среднем у нас обычно находится человек 400-450 беженцев».

Полковник Виктор Панченков

Сотрудники лагеря «Донецк» и все, кто им здесь помогает, подтверждают: временные переселенцы с территории Незалежной в большинстве своем чувствуют здесь себя действительно временными. Очень надеются на скорейшее окончание войны, переживают за оставленное хозяйство, дом, огород.

«Они все хотят остаться в лагере, не хотят уезжать. Ждут зарплату, когда им на Украине дадут… Некоторые днем тут питаются, а вечером идут домой – тайными тропками, некоторые через речку… Скотину кормят, а потом в лагерь возвращаются», – поясняет одна из беженок.

ПВР «Донецк»

Беженцы на своей земле?

СМИ сообщают, что родные погибшего утром воскресенья Андрея Шулятьева, сразу после смерти главы семьи уезжают из города – бегут от этого ужаса, что называется, куда глаза глядят. Прямо в домах в одночасье ставшей печально знаменитой улицы Балтийской – осколки от снарядов, во дворах – воронки. «Сестре и маме просто повезло», – говорит сын тяжело раненной 82-летней женщины. Да, они остались живы. Но что ждет дальше обитателей «шахтерского полуострова», российского приграничного города Донецка?

Мы разговариваем с теми, кто видит все происходящие события изнутри – сестрами донецкого сестричества во имя Царственной страстотерпицы Александры Романовой. Это великие труженицы, отдающие все свое время и силы делу бескорыстной помощи. Осуществляют они ее под руководством местного благочинного и настоятеля храма Державной иконы Божией Матери, отца Владимира.

Сестра Ольга – одна из тех, кто постоянно дежурит в ПВР «Донецк». Она объясняет: «Рядом с КПП живут люди. И им никто не сказал, что нужно эвакуироваться. Местные жители давно высказывали свои опасения. Те, кто могли, выехали, потому что жить в постоянном страхе невозможно. Но таких не очень много – уехали либо те, у кого есть деньги, либо те, у кого есть родственники в Каменске, в Ростове…»

Cестра Ольга и благочинный Донецкого округа Шахтинской епархии иерей Владимир Татаркин

«Если бы вчера начали этим заниматься, то, может, сегодня этого бы не произошло. Уже гром грянул, а никто так и не перекрестился. А мне говорят, чтобы я не разводила панику!» – сокрушается она.

«Людям просто некуда деваться. Они все равно должны на работу ходить, а детей дома оставляют, волнуются. Сейчас получается, что наши донецкие разделились на тех, у кого есть детки, и тех, у кого нет, – объясняет Ольга. – У кого детки маленькие, чувствуют опасность гораздо больше, чем старшее поколение, которые говорят, что им терять нечего, ехать некуда, они тут останутся».

Сёстры милосердия сестричества во имя Царственной страстотерпицы Александры Романовой

Все, у кого есть возможность уехать, стараются это сделать. Но, увы, такая возможность есть далеко не у всех. Регион этот небогатый, а для «вынужденного переселения» из собственного дома нужны и деньги, и адрес, по которому тебя готовы принять. На беженцев средства выделяются, потенциальные места для их размещения – определяются. А для жителей того же российского Донецка – нет. «Получается, что для беженцев есть лагерь, есть помощь, а нашим, русским, деваться некуда», – говорит сестра Ольга.

…И жители приграничного Донецка, в одночасье ставшего «линией украинского фронта», готовятся к новым обстрелам. И не только: всезнающие дончане сообщают, что в их городе готовится проведение диверсий. Но деваться в этой ситуации им все равно некуда…

Другие статьи на эту тему:

«Мы делали этот проект с колес»: как фонд «Развитие Украины» вывез из Славянска две с половиной тысячи детей

Страх и ненависть в Донецке: представитель фонда Рината Ахметова рассказывает о ситуации в городе

Приемная мать из Славянска о войне и мире

Помогите Центру временного пребывания беженцев при храме!

Беженцы с Украины получат статус переселенца, а не беженца, и не сейчас, а через год

Как помочь беженцам: чем утешить пострадавших от военного конфликта?

Украинский исход: бескорыстная помощь небезразличных людей

Непримиримые бойцы часто лежат в одной палате: украинский врач о роли медиков в конфликте на востоке Украины и помощи беженцам

Вода из крана как чудо, автобусы Рината Ахметова: репортаж из Славянска

Беженцы из Украины как помочь людям

Погружение в каменный век: Славянск глазами очевидца

Украинский исход: границу с Россией пересекают тысячи беженцев

Украинский исход: беженцы свидетельствуют о зверствах на юго-востоке Украины

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.