Невеселая жизнь российских инвалидов-колясочников стала еще более невеселой. Отныне петербургским людям с ограниченными физическими возможностями запрещено пользоваться метрополитеном

Невеселая жизнь российских инвалидов-колясочников стала еще более невеселой. Отныне петербургским людям с ограниченными физическими возможностями запрещено пользоваться метрополитеном. Наложенный запрет руководство подземки объясняет тем, что эскалаторы не приспособлены для перевозки инвалидов. Если так дело пойдет дальше, то вскоре инвалидам запретят выходить на улицу, полагают люди на колясках.

С противодействием сотрудников метрополитена на прошлой неделе столкнулись сразу несколько жителей северной столицы. «Меня сегодня не пустили в метро, когда я сдала зачет и собиралась ехать домой из института, — написала в своем блоге Евгения Гурова, 21-летний инвалид-колясочник. — Вышло распоряжение, согласно которому инвалидов с коляской в метро пускать запрещено, т. к. метрополитен не приспособлен для этого».

Инвалидам в Питере запретили вход в метро

По словам девушки, для нее метро — единственный доступный вид транспорта, так как автобусы и трамваи с низкой платформой ходят далеко не везде, «а в метро — зашел, поставил коляску на тормоз на эскалаторе, снял с тормоза при спуске — элементарно, просто и безопасно». «Метро для инвалидов — один из самых оборудованных видов транспорта, — продолжает Евгения, — просто попробуйте представить, каково мне втискиваться в трамвай, троллейбус или автобус».

Через несколько дней другой петербуржец, Евгений Байн, сообщил в ЖЖ, что их с женой не пустили в метро, потому что она была на коляске. Колясочников на эскалаторе должны сопровождать два человека. Обычно эту проблему решали очень легко, пишет Евгений: второго сопровождающего отыскивали из числа сотрудников подземки, а иногда для инвалида включали отдельный эскалатор. Но такого, чтобы человека на коляске просто не пустили в метро, не было никогда.

По словам обоих ЖЖ-юзеров, с таким отношением они столкнулись на нескольких станциях метро. Там же им и пояснили, что это не самоуправство дежурных, а внутренний приказ руководителя метрополитена: якобы колясочники несколько раз падали на эскалаторах, и подземное начальство не хочет брать на себя ответственность за их судьбу. При этом конкретных случаев падений в пресс-службе метрополитена припомнить не смогли.

Когда журналисты, узнав о произошедшем, засыпали вопросами начальника Петербургского метрополитена Владимира Гарюгина, он не стал уходить от ответа или делать вид, что его подчиненные неправильно поняли его приказ. Напротив, он всем своим видом подчеркивал, что красный свет для колясочников — это его принципиальная позиция, имеющая логическое обоснование. Все дело в том, сказал Гарюгин, что метрополитен не оборудован средствами для подъема и спуска инвалидов. Как свидетельствует техническая документация завода-изготовителя, эскалаторы для колясок не предназначены, и пускать на них маломобильных граждан — значит, рисковать здоровьем как их самих, так и других пассажиров. Такое предписание действовало всегда, и если оно сейчас начало исполняться, то это значит, что сотрудники подземки стали лучше работать. При этом в правилах пользования метрополитеном никаких ограничений на пребывание инвалидов под землей (кроме обязательного наличия у них сопровождающего) не содержится. Заходить на станции без эскалаторов инвалиды по-прежнему имеют право, отметили в пресс-службе метро. Правда, их в Петербурге всего три.

Начальник Петербургского метрополитена настаивает, что ни в одной стране мира инвалидов не пускают на эскалаторы. Может, это и так, но за рубежом метро не является для людей на колясках запретной зоной: большинство станций оборудованы специальными подъемниками. В Санкт-Петербурге лифт для людей с ограниченными физическими возможностями есть только на станции «Парнас». Общаясь с журналистами, Владимир Гарюгин отметил, что запрет — это временная мера. Однако как долго инвалидов не будут пускать в метро, он не уточнил: рассчитывать на то, что в обозримом будущем все станции питерского метро оснастят лифтами, не приходится. Для этого нет ни материальной, ни технической возможности.

Решение о запрете на проезд в метро является не только проявлением неуважения по отношению к инвалидам, но и прямым нарушением их конституционных прав. В связи с этим пострадавшие от подземного произвола граждане написали жалобу на имя губернатора Валентины Матвиенко. В своем обращении Евгения Гурова попросила градоначальницу «безотлагательно принять меры по данному вопросу и отменить неправомерное решение» руководства питерской подземки.

К решению проблемы подключился и уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин. Он пообещал журналистам следить за урегулированием ситуации. По его словам, при строительстве метрополитена общество было еще не готово к созданию доступной среды для инвалидов, но теперь оно созрело, поэтому проблемы нужно решать. При этом специалисты должны позаботиться о доступе маломобильных граждан не только при строительстве новых станций метро, но и решить эту проблему на давно действующих станциях.

В свою очередь петербургский омбудсмен Алексей Козырев заявил, что будет заниматься этим вопросом «до конкретного финиша». В ближайшее время он встретится с Владимиром Гарюгиным, и вместе они попробуют найти выход из безвыходной ситуации. Как вариант, Козырев предложил поставить на каждой станции метро двух сотрудников крепкого телосложения (вверху и внизу эскалатора), чтобы они в случае необходимости помогали инвалидам. Так, например, делают во многих западных авиакомпаниях при посадке и высадке пассажиров из самолета. Проблему с документами от завода-изготовителя эскалаторов это, конечно, не решит, но сделает подъем и спуск безопасным для всех. В данной ситуации чем-то все равно придется жертвовать. И если выбирать между формальными правилами и интересами десятков тысяч людей, то очевидно, что из этого должно быть приоритетом.

За разъяснениями по поводу сложившейся ситуации к властям города обратилась и комиссия Общественной палаты. В итоге губернатор поручила профильным ведомствам разобраться в вопросе и найти решение, которое удовлетворит все стороны. 23 июня в горадминистрации прошло совещание, посвященное данной проблеме. В Смольном предложили оснастить эскалаторы специальным устройством для безопасного спуска колясочников и инвалидов по зрению с собаками-поводырями. Руководство метрополитена такой вариант, видимо, устроил. Уже до конца этого месяца предприятие проведет конкурс на разработку устройств для спуска и подъема инвалидных колясок на эскалаторах всех станций. Глава городского комитета по социальной политике Александр Ржаненков по итогам совещания заявил, что запрет на проход инвалидов скоро будет снят.

Впрочем, не исключено, что, когда конфликт дошел до первых лиц города, мнения Владимира Гарюгина спрашивать никто не стал: властям в преддверии региональных и федеральных выборов не нужны резонансные скандалы, и метрошное руководство просто заставили пойти на попятную. Инвалиды, со своей стороны, сомневаются, что спецустройства, о которых говорят власти, будут действительно удобны и безопасны и что они не будут сделаны для отвода глаз.

Вопрос пока так и остается нерешенным. Ясно, что другого варианта, кроме как все же пустить инвалидов в подземку, попутно думая, как бы сделать их путешествие безопасным, в данной ситуации нет. По словам Евгения Байна, в метро инвалидам советуют пользоваться наземным общественным транспортом или социальным такси. Но поездки в автобусах, трамваях и троллейбусах некомфортны и небезопасны для инвалидов, а в большинстве случаев (если транспортное средство не оснащено низкой платформой) попросту невозможны. А социальное такси, во-первых, стоит дороже, чем метро. Во-вторых, его разрешается вызывать всего четыре раза в месяц. В-третьих, машину иногда приходится ждать по несколько часов. И в-четвертых — съездить на соцтакси в поликлинику или в магазин можно, а в гости, в ресторан или чтобы просто прогуляться по набережной Невы — нет. По сути, выбора инвалидам не оставляют, вынуждая их гулять только вокруг собственного дома. Если, конечно, человеку на коляске вообще удастся выйти из подъезда.

Петербуржцы на колясках консультируются с юристами и правозащитниками и, возможно, будут отстаивать свои права в суде. Городская прокуратура, по некоторым данным, начала проверку законности запрета на допуск в метро инвалидов-колясочников. Но как бы ни разрешилась эта ситуация, тенденция, что называется, настораживает. «А потом что? Не будут пускать на улицу, потому что они не оборудованы для колясочников?» — пишут инвалиды, и в их горькой иронии доли правды гораздо больше, чем хотелось бы. Инцидент с петербургским метрополитеном вскрыл истинные масштабы проблемы: общество по-прежнему относится к инвалидам как к людям второго сорта, от которых всем остальным одно сплошное неудобство. «Словом, нам дали понять: сидите дома, вам среди нормальных людей не место…» — рассказал журналистам инвалид-колясочник Сергей Тимохин, которой так же пострадал от метрополитеновских церберов.

Пугает и то, что любые административные решения, принимаемые в нашей стране, не сопоставляются с действующими законами. Следующими на очереди персон нон грата в «подземном царстве» могут оказаться кто угодно: мамы с детскими колясками, пенсионеры с палочками, люди на костылях…

В феврале 2009 года в прессе разгорелся скандал после того, как авиакомпания «Сибирь» (S7) не пустила на борт самолета инвалида первой группы по зрению Павла Обиуха, сославшись на то, что он путешествовал без сопровождающего, а это, по словам представителей компании, противоречило их внутренней инструкции. Обиух подал на авиаперевозчика в суд и выиграл дело. Его иск к «Сибири» был удовлетворен частично: компанию обязали выплатить инвалиду 25 тыс. рублей в качестве компенсации морального ущерба. Правда, публичных извинений сотрудники авиакомпании потерпевшему не принесли, своей вины не признали и изменений в свои внутренние правила вносить не стали. Отвечая на вопрос журналистов, удовлетворен ли он решением суда, Обиух сказал: «Я буду удовлетворен тогда, когда авиакомпания S7 не будет дискриминировать пассажиров по признаку инвалидности».

Как показал случай с петербургским метрополитеном, удовлетворения от того, что все их права соблюдаются, российские инвалиды, видимо, не получат никогда.

Антон МЕСНЯНКО