Иду на «вы»: оставаться русским, значит уважать гастарбайтеров

Благородные граждане третьего Рима смотрят свысока на своих крепостных или рабов. Или по крайней мере делают вид: по-другому нельзя, у нас добро и вежливость считают признаком слабости

Институт социологии РАН подготовил доклад: У нас 42% среднего класса. Только этот средний класс, согласно тому же опросу, феноменальный: его основу, в отличие от Запада, составляют не частные предприниматели, а работники госсектора. Согласно тому же опросу, они проповедуют советские ценности, боятся перемен и не желают повышать квалификацию. А тем более менять занятия, если грянет кризис. Это натолкнуло меня на невеселые мысли. Не о глобальном, не об опросах, тенденциях, социологии и экономике. О простом, бытовом.

Фото: http://www.chelovek-zakon.ru

У нас во дворе устроили спортивную площадку: поставили турник, брусья, стол для пинг-понга. Чаще всего подтягиваются и режутся друг с другом в настольный теннис не местные жители, а дворники-киргизы.

В это время неподалеку на скамейке сидит русская молодежь. Потягивают пиво и курят. Девушки – нет, не толстые, но какие-то оплывшие, лица одутловатые у всех.

Я знаю, что в любой момент я могу подойти к киргизам и сказать: «Ребята, хотите заработать? У меня тут ремонт, привезут 20 мешков «Ротбанда». Поможете поднять?». Не вопрос. Они мгновенно придут и возьмут за работу, сколько им дашь. Понятно, что заплатишь по негласной таксе, чтобы и в следующий раз пришли. Но если заплатишь мало, они не будут скандалить, просто потом будешь звать их долго и со скрипом. Они делают все быстро, приходят сразу большой гурьбой. Пять минут и все. «Ротбанд» твой на месте.

К московской пивной молодежи я не пойду. И вы не пойдете. Вы знаете, что с вами даже не будут торговаться, никто не пойдет таскать 30-килограммовые мешки «Ротбанда». Это их отцы могут рассказывать, как студентами разгружали вагоны. А новая психология: «Пусть тебе за такие деньги чурки таскают».

И они таскают. Им меняют имена, Ибрагимы становятся Ванями. То, что к незнакомому гастарбайтеру повально обращаются на «ты», а не на «вы», это в порядке вещей. Благородные граждане третьего Рима смотрят свысока на своих крепостных или рабов. Или по крайней мере делают вид: по-другому нельзя, у нас добро и вежливость считают признаком слабости.

Но в метро старикам уступают места по большей части эти рабы и крепостные. С девятым мая при мне ветеранов поздравляли в магазине и в автобусе эти рабы и крепостные. Улыбаются за стойкой KFC эти рабы и крепостные. А еще они не кричат на своих детей с тем адским остервенением, с каким кричат молодые московские мамы.

У них преступность, грязь, баранов режут на Курбан-байрам, возразят мне. Хорошо, допустим, но я не про проблему миграции, а про другое. Про нас самих. Взгляд на московское отношение к гастарбайтерам – это лакмусовая бумажка, чтобы видеть, в кого превратились мы. У них на Курбан-байрам перекрывают проспект, у нас 2% ходит в храм.

Где еще найдешь это наше сегодняшнее сочетание пассивности и национального чванства? А вот где: мы так много смеялись над «ну очень тупыми американцами» из монологов Задорнова, что превратились в них сами. Не в реальных американцев, а вот в этих, карикатурных.

Сколько у нас стало очень толстых людей. Сколько народа питается фаст-фудом, а не готовит дома. А спорт по телевизору? Когда я слышу крики «Р-о-оссия» после футбольшного матча, я представляю не русских, а этих карикатурных американских «реднеков» из фильмов (red – красный, neck – шея, деревенщина), кричащих после своего бейсбола. Ах, американцы не знают, где Ирак и Сомали. Сколько народа у нас может сказать, где Ирак и Сомали? 30% в России за последнее время не прочли ни одной книги. Мат и хамство через слово, нежелание работать, желание качать права. Вера в то, что сказали по телевизору.

И вот что характерно, киргизы в Москве быстро портятся. Три месяца, и они сами с пивом. И начинают ломить цены. И штукатуры могут смешать в одном ведре «Шитрок» с «Ветонитом», а потом врать, что они уже 15 лет в Москве и работали для олигархов. Ты их штрафанешь и выгонишь, они на прощанье улыбнутся и предложат обои поклеить.

Что делать? Меняться. Не смотреть телевизор, заняться спортом. Пойти в храм. Не есть в городе, готовить дома. Не верить, не бояться, не просить, а делать самим. Уважать тех, кто работает. И обращаться к незнакомым гастарбайтерам на «вы».

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.