Мировая практика показывает, что творчество особых людей может быть предметом искусства. Появляется такой опыт и в России. Предлагаем познакомиться с работами Андрея Демина

Мировая практика показывает, что творчество особых людей может быть предметом искусства. Появляется такой опыт и в России. Предлагаем познакомиться с работами Андрея Демина, недавно в Москве в культурном центре «Пунктум» прошла его персональная выставка.

Андрей Демин на своей выставке
Андрей Демин на своей выставке

Когда особые дети, выпускники Центра лечебной педагогики, подросли, перед их родителями и педагогами встал вопрос, как быть дальше. Раньше было принято занимать людей с психическими нарушениями монотонной несложной работой, но во всем мире их реабилитируют через творчество.

Одной из первых ласточек этого вида творчества в России стали «Особые мастерские», созданные в Москве в 2006 по инициативе и при активном участии Центра лечебной педагогики на базе Технологического колледжа № 21 были созданы «Особые мастерские» для молодых людей с нарушениями умственного и психического развития. Это было первое в Москве, да и в России, подразделение такого рода в государственном учреждении профессионального образования. Теперь молодые люди имеют возможность обучиться профессиональным навыкам в ремесленных мастерских: гончарной, столярной, швейно-ткацкой и художественно-полиграфической. Некоторые из учеников имеют особый талант к рисованию.

Андрей Демин за работой, фото Натальи Храламовой
Андрей Демин за работой, фото Натальи Храламовой

Бусы, батик и мама Дюрера

Вероника Павленко: Это Андрей нарисовал белым карандашом на черной ткани

Вероника Павленко: Это Андрей нарисовал белым карандашом на черной ткани

На выставке Андрея Демина в «Пунктуме» мы разговорились с его педагогом. Художница Вероника Павленко занимается с участниками «Особых мастерских» рисованием с 2008 года. Занятия проходят у Вероники дома. Вот что она рассказала:

— С Андреем мы видимся раз в неделю. На занятия ко мне его привозит мама. К пяти часам, а в полдевятого – забирает. Остальные ребята, их семь человек, делают другие вещи – лепят бусы, занимаются батиком и войлоком, а Андрей в основном рисует, у него это очень хорошо получается.

Андрей рисовал всегда, его мама поощряла эти занятия и давала ему рисовальные задания. Установить контакт с Андреем мне не было сложно, когда я его увидела, то поняла, что смогу, более того, увидев, как он рисует, я поняла, что не смогу оттуда уйти.

Я часто прошу Андрея скопировать какую-нибудь известную картину. Он соглашается. Не могу сказать, любит он это или нет. Иногда он отказывается что-то сделать. Например, он почему-то категорически отказался рисовать маму Дюрера.

«Девочка с персиками» должна была быть вертикальной, но Андрей дважды разворачивал работу горизонтально, и я сдалась.

Девочка с персиками Дюрер Женский портрет
Девочка с персиками Дюрер Женский портрет
Портрет жены Сезанна Портрет жены Сезанна
Портрет жены Сезанна Портрет жены Сезанна

Рафаэль
Рафаэль
Рафаэль

Портрет Львовой Левицкого Портрет Львовой Левицкого
Портрет Львовой Левицкого Портрет Львовой Левицкого
Джоконда Джоконда

Джоконда
Джоконда

Андрей часто рисует портреты по фотографиям. Однажды мама дала ему мою фотографию, и получился мой портрет.

Портрет Вероники Павленко Портрет Николая Львовича
Портрет Вероники Павленко Портрет Николая Львовича

А диагнозами ребят я никогда не интересовалась. Не уверена, что отличу аутиста от шизофреника.

Аутсайдер-арт

На выставке Андрея Демина мне рассказали об эксперименте, когда вперемешку выставлялись работы маститых авторов и людей с ментальными нарушениями, зрителям предлагалось определить, где чьи работы.

Елена Герчук
Елена Герчук

На вопрос, какую художественную ценность представляют работы Андрея Демина, художник Елена Герчук, не колеблясь, ответила:

— Высокую!

— То, что мы видим на выставке, выходит за рамки детского рисунка?

— Это не имеет не малейшего отношения к детскому рисунку.

— А как можно классифицировать такую живопись?

— Ника Павленко называет этот жанр «аутсайдер-арт», пусть так. Я вполне представляю абсолютно здорового человека, который бы так рисовал.

— Но это должен быть очень внутренне свободный человек…

— Художники и должен быть свободным человеком. Вспомните Пикассо, Мунка, Сальвадора Дали. Может быть у них были диагнозы, а может – нет. Но мы говорим не об этом. Диагноз «язва желудка» оказывает влияние на творчество? Вот в буклете – «Особых мастерских» рисунки разных художников с одинаковым диагнозом, у каждого своя манера. Завтра в этот зал придут люди, они не будут знать о диагнозе Андрея, увидят только работы. Кому-то понравится, кому-то нет, как на любой другой выставке.

Особое искусство – от интереса к признанию

Продукция «Особых Мастерских» нашла своего потребителя, спрос на работы растет, проект набирает популярность, становится узнаваемыми. КрУжки с рисунками и керамику охотно приобретают посетители в арт-магазинов, покупают именно как художественные объекты, про диагноз художников на кружках ничего не написано. Изменилось ли что-то в отношении общества к особым художникам, изменило ли творчество что-то в их жизни?

Тамара Лаврентьева
Тамара Лаврентьева

Тамара Лаврентьева, художественный руководитель гончарной мастерской:

— Раньше, в начале нашей работы в них видели пациентов. Медицинская часть была на первом месте, сейчас в них начали видеть авторов. А еще родители наших учеников, которые поначалу немного стеснялись, стали гордиться своими детьми. Раньше они говорили: «Да разве они что-то могут? Да он никогда ничего не нарисует! Что это за каляки?» Некоторые мамы до сих пор недоумевают: «Опять зарплата? За что?!»

Вероника ПавленкоВероника Павленко:

— Я не знаю, как насчет творчества, но когда я с семью воспитанниками захожу в Макдональдс, вижу разницу. Если раньше все с почтением (в лучшем случае) расступались, некоторые даже уходили из очереди, то сейчас смотрят на нас в очереди совершенно спокойно.

ИЛЛЮСТРАЦИИ:

ССЫЛКИ: