До сих пор на нашей планете существует эта беда: люди становятся рабами. Движение «Альтернатива» уже 6 лет борется за свободу жертв рабства, вызволяя их из самых страшных ситуаций

«За две-три недели человека превратили в развалину»

Игорь работал в удаленном татарском селе в Пензенской области. За еду. Уйти не мог – не было ни денег, ни документов, да и местность незнакомая. А в татарских селах все друг друга знают, если такой работник сбежит, сразу по цепочке передадут, поймают, вернут хозяину.

«Мы искали там добровольца с машиной, про нас узнали, местные СМИ подхватили историю, опубликовали новость, и уже через полчаса замначальника угрозыска области звонит нам: “Какая нужна помощь?” Это было очень кстати, мы понимали риски поездки в непроходимую местность, в удаленное село. С нами поехали оперативники, отвезли нас на ферму, по описанию сразу поняли, куда ехать. Там была водонапорная башня», – рассказывает Андрей Рагулин.

Андрей Рагулин. Фото: vk.com

Андрей – сотрудник движения «Альтернатива», помогающего людям, попавшим в рабство, руководитель направления по работе с волонтерами, сам занимающийся оперативной работой и поездками в регионы для спасения людей из рабства. Операция по вызволению Игоря из плена прошла в прошлом месяце.

«Правда, пока мы ехали, утечка прошла и в другую сторону. Хозяин тоже узнал о нашем визите и ждал. Разговор не удался, хозяин пытался понять, кто приехал, свою вину не признавал.

При сотрудниках полиции они редко ведут себя дерзко и тем более никогда не признаются, что у них находится человек в рабстве.

Обычно говорят – мы человеку помогли, дали кров, еду, он нам еще и обязан! Так же этот человек говорил нам и про Игоря».

Любой рабовладелец, рассказывает Андрей, может сказать: «Да он сам пришел, сам захотел, мы его приютили, кормили-поили». Им легко откреститься и уйти от ответственности.

«А профильные статьи нашего УК не работают на практике, таких реальных дел и тем более посадок почти нет – можно пересчитать по пальцам», – замечает наш собеседник.

Рисковая работа

Сотрудники «Альтернативы» узнают о фактах рабства, а к этой категории относятся и люди, удерживающиеся в мафии нищих, и трудовое рабство, и сексуальное – и помогают вытаскивать людей, затем способствуют оформлению документов, отправляют пострадавших домой. Сейчас в Альтернативе больше 200 волонтеров-помощников, многие – в регионах. Сеть очень нужно развивать, сил у небольшого коллектива движения уже не хватает.

У «Альтернативы» работает горячая линия. Звонки поступают и днем, и ночью, это уже привычно для активистов движения. Звонят разные люди: сами жертвы редко могут добраться до телефона, чаще тревогу поднимают родственники, или те, кто стал невольным свидетелем рабства, увидел или услышал о такой ситуации.

Ничего подобного «Альтернативе» нет ни в России, ни в других странах.

«Есть сообщества и организации, которые заняты пропагандой борьбы с рабством, но только не самой борьбой. У них теория. А мы занимаемся практикой. И это довольно тяжелая работа, – замечает Андрей. – Мы занимаемся вызволением людей. Это часто опасно, связано с большими рисками. По идее, этой работой должны заниматься правоохранительные органы. Но им ведь это не нужно. Часто даже бывает так: приходит человек в полицию и говорит, что у него удерживают жену или родственника и так далее. А ему полицейские просто кладут на стол наш телефон: вот, мол, есть такая структура, туда обращайтесь».

А началось все с того, что Олег Мельников, ныне – руководитель «Альтернативы», отправился 6 лет назад спасать мужчину из дагестанского рабства.

Николай бежал из Дагестана 5 раз. 4 раза его возвращали. Били. Он снова убегал.

Бывают случаи, таким беглецам помогает и полиция – тут же звонит хозяину и еще даже предъявляет претензии: «Ты чего за своими людьми не следишь, почему от тебя опять человек сбежал?» Ну а сбежавшему достается.

«Мы его вытащили, да. Точнее, вытащили то, что от него осталось.

Последний раз, убежав, он шел ночами. Ночевал, прячась в сточные канавы. Был ноябрь. В итоге Николай отморозил ноги, они отнялись. Он звал на помощь, его нашли. Довезли до махачкалинской больницы. Там ему ампутировали ноги и пальцы на руках.

Совершенно нормальный мужик. Мясник. Работал когда-то в Тверской области, в Конаково», – рассказывают сотрудники «Альтернативы».

Задача перевезти Николая домой оказалась проблемой. Инвалида ведь никто не хочет брать в транспорт. Наконец, договорились. Самолетом доставили в Москву, потом отвезли его в Конаково. Нашли его родственников, но они, кажется, не слишком порадовались «находке». Когда брат узнал, что Николая везут домой, он специально уехал, чтобы не встречать его.

Олег вытащил несколько человек из трудового рабства в Дагестане. Но думал, что это единичные случаи, а потянулась цепочка. Оказалось, подобных случаев очень много. К Олегу начали обращаться по сарафанному радио все новые и новые жертвы мафии рабства, которые попадали в безвыходную ситуацию и не могли вернуться домой.

Так 6 лет назад начала свою деятельность «Альтернатива» – организация, помогающая освобождать людей из рабства.

Самым известным случаем работы «Альтернативы» был факт освобождения «гольяновских рабов», но таких случаев сотни, говорят активисты движения, просто они не всегда всплывают на поверхность и становятся известны.

«Мы приезжаем за одним человеком на какой-нибудь дагестанский кирпичный завод, а там таких десятки, сотни!» – сетует Андрей.

Кстати, это вовсе не российская проблема.

Как отмечают специалисты, вряд ли есть страна, где нет человека, находящегося в рабстве. В Европе этого тоже хватает, в Африке – тем более.  По данным ООН, 46 миллионов людей в мире находятся в рабстве.

Наивные люди

Игоря, которого Андрей Рагулин вывез из татарского села, пока удалось устроить на завод разнорабочим. Часто, кстати,  в подобные истории попадают разнорабочие, или мастера-отделочники, или мясники, например, то есть люди рабочих специальностей. Они ищут работу и попадают в капкан. Безработных, конечно же, легко так «купить». Многие клюют даже на предложения в 10000-12000 рублей.

А некоторых привлекает и некий налет романтизма. Юг, море, тепло, все будет хорошо, еда и жилье, да еще и деньги – красота! А многие едут ведь из холодных районов, из Сибири, где часто просто вообще нет работы.

Особый контингент – бывшие выпускники детских домов. Они часто виктимны, зависимы, доверчивы.

30-летний Александр из Читы тоже из них. Наивность его погубила. Жил он в Чите. Обычная житейская история: где только ни работал, потом расстался с женой, начал ночевать в подъездах, у него украли документы – и пошло-поехало…

Он шабашил везде, где мог. Оказался в Ростовской области, в Краснодарском крае. Однажды услышал предложение: есть работа за 25 тысяч  рублей в месяц. Поехал. Там сразу отобрали документы. Сначала заплатили три тысячи. Больше он денег не видел.

Саша работал в Чечне, туда его привез «на работу» некий Аслан. Такие «Асланы» часто ездят по регионам и находят себе работников – будущих рабов.

Цена раба – 15000-20000 рублей. Александр попал в село в 20 километрах от города, где он выполнял самую разную сельскую работу.

Сейчас активисты «Альтернативы» устроили Александра на временную работу мастером-отделочником. Но искать спасенным людям работу крайне сложно, это обычно удается только благодаря личным контактам и договоренностям. И такой цели у «Альтернативы» нет – главное, вернуть человеку свободу, помочь добраться до родного места, до дома.

Как говорят представители движения, очень не хватает помощи государства в организации временного приюта, где человеку можно пожить какое-то время, пока восстанавливаются документы и информация о его местожительстве. Приходится селить людей на своих квартирах. У одного из сотрудников «Альтернативы» глухонемой пострадавший, которого вытащили из рабства, жил несколько месяцев. Этот человек был из Узбекистана, и восстановление их бумаг – особая головная боль.

На Олега Мельникова сейчас даже заведено уголовное дело по 311 статье УК «Организация незаконной миграции».

«Нас обвинили в том, что люди, бывшие в рабстве, жили у нас, пока мы восстанавливали им документы. Абсурдная ситуация. Мы помогаем людям, чтобы они вернулись домой. А полиция с ФМС приходит и вместо помощи пытается нас еще и наказать. А мне совесть не позволяет сказать человеку: “Иди погуляй месяц, пока делают тебе документы”. Я не откажу человеку в помощи».

«Правоохранительные органы никак не заинтересованы в том, чтобы помогать подобным людям, – рассказывает Андрей. – Пострадавший пишет заявление о потере документов, мы идем с ним и с его заявлением в консульство, там делают справку, с которой  он может вернуться на родину. В заявлении им приходится писать, что они были в рабстве. Но им не верят. Чиновники и силовики относятся к этому снисходительно, с усмешкой. Считают, что это несерьезно, что эти ситуации раздуваются в СМИ ради “жареных фактов”, многие даже не верят, что такая проблема существует».

Рабство нищих

Огромная проблема – мафия нищих. Правда, не все попрошайки – рабы, примерно 50 процентов из них искренне мошенничают, им нравится такая жизнь. А вот остальные попадают туда против своей воли.

Часто – это социально незащищенные лица. 80 процентов побирушек – люди из Украины. И 90 процентов из них  – жители Одессы и пригородов. «Это связано с приближенностью к молдавской границе. А молдавские цыгане, они поставляют нашей мафии рабов, – рассказывает Олег Мельников, руководитель движения “Альтернатива”. – Они быстро выявляют тех, кому позарез нужна работа, деньги. Малообеспеченных, инвалидов, никому не нужных. Пенсионеров, оставшихся без денег и поддержки. Просто людей, потерявших работу и находящихся в отчаянии».

Цыгане рассказывают «клиентам»,  что в Москве есть хорошая работа. Можно работать в магазине или быть няней и сидеть с ребенком, или помощницей по хозяйству и так далее. Люди верят и клюют на такие обещания.

«Это те люди, которые не нужны ни своему государству, ни родственникам. Или родных у них просто нет. И это люди любого возраста», – замечает Олег Мельников.

Их привозят в Россию, конечно, за деньги мафии, «контора платит». Ну а дальше сказка заканчивается. Хорошо еще, если не покалечили по пути, не избили.  «Свежая кровь» остается без документов и отправляется на улицы, в подземные переходы – просить милостыню.

У каждого свой спектакль. Одни играют роль «Помогите, умерла мама», другие, одетые в хорошую одежду, убеждают прохожих, что срочно нужно собрать на билет до дома, третьи, в лохмотьях,  просто просят на еду. Инвалид обязательно будет в военной форме рассказывать о своих военных подвигах.

Олег призывает: не жалейте нищих, не давайте им деньги, это им все равно не поможет! Бороться надо иначе – надо помогать этим людям выбраться из западни. Вместо денег в крайнем случае предложите еду. Хотя такие «нищие» еду часто не берут и даже злятся на подобные предложения: им ведь нужно принести своим хозяевам деньги в конце дня.

История Елены

Недавно из нищенской мафии удалось вытащить Елену. Ее заставляли просить милостыню у метро «Планерная» и «Речной вокзал» в инвалидной коляске. Жила она с другими рабами в частном доме в Химках, обнесенном высоким забором, дом охраняли собаки.

Эта жертва – жительница Донецкой области. Елене уже за 40, причем у нее высшее образование, но она так долго мыкалась, что была согласна на любые условия. Вербовщики нашли ее в парке, там такие люди получают бесплатные обеды. Посланники мафии уже знают, где искать новых жертв.

В случае с Еленой ей честно сказали: есть работа нищенки в Москве. Мафия откровенно называет это «работой». «Зарплату» женщине пообещали замечательную – 2000 гривен в месяц, она согласилась.

Ее месячный заработок в итоге составлял 80 тысяч рублей – сумма будь здоров! Но Елена этих денег не видела – она все отдавала хозяевам. В среднем 10000-15000 в день собирает попрошайка в Москве. Так что 80 тысяч в месяц – это еще не предел «зарплаты» для нищего.

Елене повезло – с ней разговорилась верующая девушка, нищенка рассказала той свою историю и сказала, что хочет сбежать, освободиться. Хорошо, что участливая прохожая знала об «Альтернативе».

Девушка связалась с активистами движения и передала Елену активистам сообщества. Позже волонтеры вместе с НТВ приехали вызволять документы Елены. С учетом того, что ситуация вышла из-под контроля и обрела публичный статус, рабовладельцы воевать не стали, хотя сотрудники «Альтернативы» признаются: если бы они поехали в этот притон без поддержки журналистов, неизвестно, чем бы все могло кончиться.

Это очень опасные поездки.

«Рабовладельцы орали, что им нечего скрывать, но при этом закрывали лица, бросались на нас, обвиняли всех вокруг, требовали показать корочки и т.д. Если бы с нами не было полиции и НТВ-шников, наверное, нас просто растерзали бы», – говорит София Духовная, сотрудник «Альтернативы».

– Сейчас бывшая нищенка уже в хостеле. Надеюсь, пойдет на программу реабилитации. Пока, по словам наших волонтеров, ни один человек, спасенный из «нищенской мафии», обратно не вернулся, все нашли нормальную работу».

Елене еще предстоит выбираться из той жизненной ситуации, в которую ее привела вся эта история: теперь у жертвы мафии еще и ВИЧ.

Иногда нищие пытаются сбежать сами. Заканчивается это обычно печально. За нищими всегда следят. Как-то попыталась сбежать бабушка Жанна, ее тоже привезли из Украины с обещанием, что она очень нужна, будет работать няней. В итоге Жанна оказалась среди нищих рабов.

Однажды женщина предприняла попытку бегства, укрывшись в ближайшем кафе, но местные «смотрящие» стражи порядка тут же доложили мафии о том, что их рабочая единица посмела покинуть рабочее место. Жанну нашли, хозяин сломал ей ногу за неповиновение, чтобы уж точно никуда не убежала.

Во время других попыток бегства Жанна обошла несколько отделений полиции, они отказали ей в помощи.

«А как мы тебе поможем? Куда нам тебя деть? Документов у тебя нет». И только в третьем или четвертом ОВД над ней сжалились и позвонили в «Альтернативу». Таких случаев немало.

«Кстати, претензии у попавших в рабство начинаются не сразу. Мы видим, что люди совершенно не знакомы с трудовым законодательством. Им говорят – сдай паспорт, и они отдают. Им говорят, что зарплата будет не 30 тысяч, а 5 тысяч, и они соглашаются», – говорит София.

«Это путешествие в один конец. Люди приезжают в Москву, готовые на любую работу ради быстрого заработка. Кирпичи носить или убираться, или что-то еще. Они все время верят, что им все же заплатят. “Ты поработай сезон, я тебе потом заплачу”. И люди верят и продолжают работать», – замечает Олег Мельников.

Мадонна с младенцем

«Мы одну и ту же цыганку задерживали с тремя разными детьми, и все время у нее было одно и то же свидетельство о рождении ребенка. А полицейский нам говорил: “Ну а как я докажу, что это не этот ребенок? Я же насильно ее не могу заставить пройти тест ДНК. А на свидетельстве нет ни фото ребенка, ни каких-то еще доказательств”», – рассказывает Олег Мельников.

Статья 150 УК «Вовлечение несовершеннолетних в попрошайничество» с грудничками не работает. Грудничок же не просит сам. Попрошайничает «мадонна» – так называют сидящих попрошаек с детьми в руках.

Откуда берутся эти дети? Покупаются. Иногда у мигрантов. А иногда и у местных жителей. Грудничок стоит от 60000 до 100000 рублей.

Скажем, приехала откуда-то студентка учиться, забеременела, ребенок не нужен – решает продать, чтобы сохранить от всех тайну и еще и денег заработать. Часто это развито у девушек с Кавказа, с Востока – им стыдно возвращаться с таким «багажом». Есть даже понятие «студенческие дети».

Живут такие младенцы не больше 3 месяцев. Их почти не кормят, едят они раз в день. А на руках попрошаек они всегда спят – их накачивают снотворным или наркотическими средствами.

Ну а если вы видите на руках нищих детей постарше – это уже цыганские дети, они вовлечены в бизнес.

Во время нашего разговора внезапно звонит телефон: волонтер из Челябинска сообщает Олегу, что удалось выйти на женщину, готовую продать своего младенца. Вразумить таких людей «Альтернатива» не надеется, но предотвратить продажу малыша мафии – это активисты сделать могут.

«Я каждый день вижу факты жестокости»

Олег Мельников. Фото: vk.com

«Наши страшные истории могут удивлять журналистов, меня уже ничто не удивляет, – замечает Олег Мельников. – Со стороны наша работа кажется крутой. Но уже не осталось тех, с кем я начинал все в 2011 году. Эмоциональное выгорание. Кстати, наша работа – это даже не волонтерство. Волонтерство – когда ты делаешь доброе дело бесплатно. А когда ты делаешь это за свои же деньги – это совсем странно».

А еще, говорит Олег, со всех сторон он слышит осуждающие слова.

«Друзья удивляются, зачем мне это надо. А когда общество смотрит на тебя как на дурака, это тяжело – преодолевая подобное отношение, продолжать делать свое дело. Это как в притче про короля – он приказал своим подданным не пить воду из источников, она вселяла безумие. Но никто его не послушал, и люди постепенно сходили с ума. В итоге в какой-то момент он остался единственным умственно здоровым человеком в своем царстве, и это крайне не нравилось окружению. Все считали, что дураки не они, а как раз их король. Наконец, король сам выпил эту воду и стал безумным. И все сразу успокоились, сочли его ”своим”. Похоже на мою историю.

Никто не готов встать с дивана и что-то сделать. Но осуждают все. “Пусть этим занимается полиция”, – такое мнение самое частое. Или многие считают, что мы помогают маргиналам, но это ошибка, на самом деле подавляющее большинство пострадавших – это обычные, простые люди из регионов, отчаявшиеся люди».

«У нас уже есть свое кладбище, потому что не успеваем помочь всем, физически или финансово, – сетует Олег Мельников. – Допустим, знаем, что поездка обойдется в несколько сотен рублей, мы себе этого позволить не можем. Или, например, приходится выбирать – мужчине угрожают расправой, девушке одновременно угрожают сексуальным рабством. Мы решаем, что ведь мужчина может погибнуть, девушка потерпит, займемся ей потом.

В итоге мы мужчину спасли, а девушка не выдержала, покончила с собой.

Мне искренне не хочется этим заниматься. Тяжело выбирать – кого из двух, трех, четырех жертв спасать. Это моя внутренняя боль и трагедия. Поэтому очень нужна помощь – и руками, и финансами».

Как помочь нищему?
1. Увидев попрошайку, подойдите к нему и негромко спросите, нужна ли ему помощь. Нравится ли работа? Заставляют ли его просить милостыню насильно? Есть ли у него родные? Хочет ли он покончить с попрошайничеством?
2. Расскажите ему, что уже множество людей успешно ушли из нищенской мафии и нашли достойную работу. Мошенник начнет отмахиваться от вас, а раб, скорее всего, попросит о помощи.
3. В этом случае немедленно позвоните в «Альтернативу» по горячей линии: +7 965 345 51 61
4. Если вы заметили рядом с человеком надзирателей (скорее всего, это будут цыгане), бросьте нищему копейку – сделайте вид, что просто подаете ему. В это время переговорите с ним. Не бойтесь, опасности для вашей жизни нет! Если человек отказывается от помощи, можно дать ему визитку «Альтернативы». Может быть, он боится говорить, но позже передумает и позвонит с просьбой о помощи.
Движению «Альтернатива» нужны добровольцы, чтобы раздавать визитки всем встречающимся попрошайкам. Чем больше людей начнут их распространять, тем больше вероятность, что они кому-то помогут!