Город, до свидания – город, здравствуй!

О том, как работает самая лояльная корпоративная кампания переселения

Чтобы мотивировать своих сотрудников работать в условиях крайнего Севера, компания «Норникель» реализует программы переселения. После достижения 10-летнего стажа работы норильчане могут переехать жить в более комфортные регионы страны.

Когда-то, в советское время, норильчане были одними из самых обеспеченных жителей страны. Они получали большие зарплаты и могли позволить себе откладывать их в том числе на кооперативную квартиру на материке. Но сегодня простое накопление средств не может быть гарантом, с учетом инфляции и кризисов. В то же время компания понимает, что Норильск – трудное место для долгой жизни. Поэтому «Норникель» исходит из того, что сотрудники должны иметь возможность переехать через какое-то время, чтобы жить и работать где-то еще.

Как отмечают в «Норникеле», в любом случае Норильск – это город, в котором люди редко живут всю свою жизнь. Хотя надо признать, что многие, кто приезжал сюда с целью «заработать денег и уехать», зачастую «застревали» здесь на годы: потому что Норильск удерживает человека своей уникальностью. Одновременно повышается интерес молодежи к инженерным специальностям, а зарплаты в реальном секторе экономики растут. Остается решить задачу удержать молодые кадры в производстве. Поэтому компания развивает программы, позволяющие это сделать.

С 2010 года в «Норникеле» действует программа «Наш Дом», охватывая сотрудников Заполярного, Заполярного транспортного филиалов компании и Кольской ГМК, а с 2011 года – программа «Мой Дом», куда вошли сотрудники еще 13 предприятий группы компаний «Норникель».

Суть этой технологии поддержки сотрудников компании – в предоставлении им возможности выехать из сложных северных условий в климатически благоприятные регионы страны. «У нас была сложная ситуация с кадрами. С 2008 года начала расти текучесть персонала, стали уходить из компании и высококвалифицированные специалисты, – замечает начальник управления социальных программ департамента социальной политики «Норникеля» Людмила Рагозина. – Мы посмотрели, какие социальные программы могли бы быть наиболее эффективны с точки зрения удержания работников. И приняли решения разработать такие жилищные программы».

unnamed

Начальник управления социальных программ департамента социальной политики «Норникеля» Людмила Рагозина

Как удержать сотрудников: серьезная мотивация

В «Норникеле» решили, что можно предложить сотрудникам быть лояльными компании и работать в ней в течение 10 лет. Затем они – при желании – могут уехать жить в другой регион. Компания убеждена, что с точки зрения кадрового состава при таких условиях потерь не будет: всегда есть расчет на пополнение новыми кадрами. Ну а 10 лет работы – это достаточный срок, когда человек может вложить в компанию свои умения, навыки, знания. Если он востребован, и ему нравится эта работа, то он не уедет и через 10 лет, считает Людмила Рагозина. При этом у сотрудника уже будет в собственности квартира, которую он получает в рамках указанных программ.

Суть программ в том, что работнику компании – участнику жилищных программ – предоставляется уже готовая квартира. Причем, как только он вступил в программу, он может ею пользоваться: например, сдавать ее в поднаем и получать от этого доход, или там могут жить его родственники. В течение 10 лет участник программы частями, постепенно выплачивает свою долю стоимости квартиры. Остальную сумму платит «Норникель». «Фактически это – как бы беспроцентный займ от компании, – поясняет Людмила Рагозина. – И это удобно для наших сотрудников, нет дополнительной финансовой нагрузки по процентам. Компания несет значительные расходы по программе, но для нас, в силу того, что наша компания – социально ответственная, это важно. Мы понимаем необходимость решения этой социальной проблемы: не все работники в состоянии приобрести себе жилье на материке из личных средств, несмотря на хорошую зарплату. Люди вынуждены вступать в жесткие условия ипотечного кредитования.

В нашей программе работники оплачивают в пределах половины стоимости квартир. Это позволяет работнику в течение 10 лет нормально жить без значительного снижения уровня доходов семьи, по сравнению с тем, когда человек вступает в ипотеку. Ни одна другая компания не имеет такого уровня защиты работников в жилищных программах как «Норникель»: другие варианты предполагают большее участие работников. Либо это ипотечное кредитование с участием компании, либо доля вложения работника компании больше».

Из условий крайнего Севера – к солнцу и теплу

Компания поставила перед собой цель приобретения жилья либо в экологически чистых регионах, либо регионах с комфортным проживанием с точки зрения инфраструктуры. «Это либо пригороды крупных городов, либо климат средней полосы России, – рассказывает Людмила Рагозина. – Мы проводим тендер на выбор застройщиков. Наши основные критерии – цена и хорошее качество предлагаемых квартир. В итоге мы приобретаем квартиры в Подмосковье, Тверской области и на юге России – в Краснодарском крае. Причем мы приобретаем жилье на этапе строительства, на перспективу, что снижает цену, а работник получает уже готовое жилье с отделкой».

В «Норникеле» уделяют серьезное внимание инфраструктуре районов, куда переезжают сотрудники компании. «Это всегда места, не оторванные от крупных городов. В Краснодарском крае это Анапа или Краснодар, в Подмосковье – рядом столица, а сейчас мы развиваем проект в Завидово, недалеко от Твери, в комфортной климатической зоне. Всегда рядом есть сады, школы. Что касается Завидово, то сейчас там запущена скоростная электричка «Ласточка» – на ней час езды до Твери и два часа до Москвы. Строящийся автобан между Санкт-Петербургом и Москвой также решит вопрос доступности. Это важно еще и с точки зрения занятости норильчан, которые переезжают в этот регион: территория будет востребована с точки зрения логистики, это даст возможность привлекать в Завидово самые разные инвестиции».

Фактически уже сейчас норникелевцы активно пользуются жильем, полученным по программе: не только сдают его в поднаем, но и приезжают отдыхать туда на лето с семьями. Сегодня в программе участвует уже около 2,9 тысяч человек, и инвестиции в нее продолжаются.

Как это реализуется: пример кластера в Завидово

unnamed (2)

Генеральный директор компании “Завидово Девелопмент” Константин Забродин

В июле 2013 года Правительство Тверской области, «Норникель» и компания «Завидово Девелопмент» подписали соглашение о сотрудничестве в области реализации социальных программ «Норникеля» на территории Завидово. Основные направления сотрудничества – строительство жилья для лучших профильных специалистов горно-металлургической компании, а также развитие комплекса услуг по оздоровлению и лечению работников ГМК и их семей.

Первый дом для работников Заполярного филиала и Кольской ГМК в Завидово был сдан в 2014 году. Управляющая домами «норильского квартала» Светлана Морозова, к примеру, сама прожила в Норильске 33 года, а в 2003 году переехала с мужем в Конаковский район Тверской области. Пока здесь мало переселенцев, норильчане еще вырабатывают свои 10 лет. У кого-то здесь живут близкие, например, кто-то привез сюда престарелого дедушку. Семья отмечает, что пожилому человеку здесь понравилось. Климат благоприятный, и для здоровья жить здесь гораздо полезнее, чем на Севере. Летом дедушка ходит пешком, а зимой – на лыжах.

Для новоселов здесь открыт информационно-консультационный центр «Завидово – наш дом». Им руководит Наталья Садчикова, которая сама приехала в 2014 году из Норильска в Тверскую область к мужу. В «Норникеле» Наталья работала бизнес-тренером управления совершенствования производственной деятельности. Теперь в Завидово она работает над тем, чтобы способствовать мягкой адаптации переселенцев.

«Когда мы сюда пришли, территория была довольно депрессивным местом обитания, – вспоминает генеральный директор компании “Завидово Девелопмент” Константин Забродин. – И мы начали менять эту жизнь. К проекту мы отнеслись очень серьезно. И удобно, что у нас появился временной интервал в 10 лет. За это время мы можем развивать Завидово и успеть создать микрогородок с полным набором услуг. Строительство “норильских кварталов” сейчас является для нас одной из первоочередных задач. В этих домах все должно быть гармонично с градостроительной, экономической, инженерной точек зрения».

Как рассказывает руководитель «Завидово Девелопмент», в самом начале в 12 километрах от поселения были построены очистные сооружения, станция водоподготовки. На благоустройство и инженерные коммуникации компания обращает очень большое внимание. Здесь продуманы и спортивные, и детские площадки, ведутся озеленительные работы. С точки зрения архитектуры квартиры имеют один стандарт – был взят проект дома П-44 и немного перепланирован. В итоге в квартирах с чистовой отделкой есть просторные лоджии, окна в пол, а в интерьере используются качественные материалы.

Очень важно, чтобы люди, проработавшие в суровых северных условиях, переезжали в комфортную климатическую зону. В Завидово для комфортной жизни норильчан и здорового образа жизни есть все условия. Здесь рядом – большой пляж и бухта, оборудованная для купания и занятий водными видами спорта. Рядом – природный парк, где можно кататься летом на велосипедах, а зимой – на лыжах.

И самое ценное – природа, чистый воздух, тишина. А рядом в отеле «Рэдиссон Завидово» – тренажерный зал и спа-центр. Планируется также открытие взрослой и детской поликлиник, новых образовательных учреждений, технопарка с экологически чистыми производствами».

Найти себя на новом месте

Крайне важно наличие перспектив в плане трудоустройства. В Завидово, например, застройщик предусматривает на первых этажах домов площади для развития малого бизнеса. Это тоже даст возможности людям себя как-то проявить.

«На цокольных этажах «норильских домов» мы предлагаем в аренду (с возможностью приобретения в собственность) коммерческие помещения для развития малого бизнеса под востребованные жильцами форматы, – рассказывает Константин Забродин. – Это могут быть магазины, кафе, аптеки, салоны красоты, прачечные, ателье, бытовые услуги». Кроме того, в Завидово развивается мощный туристический кластер. А это способствует появлению все большего количества рабочих мест.

В первую очередь нужны профессии в туротрасли, связанные со сферой гостеприимства, гостиничным и ресторанным бизнесом. Востребованы также специалисты в строительстве.

«Норникель», со своей стороны, поддерживает тех своих сотрудников, кто готов пересмотреть свою карьеру и хочет в будущем открыть свое дело. Компания разработала проект по поддержке социального предпринимательства. Как рассказывает Игорь Сухотин, начальник управления благотворительных программ департамента социальной политики компании «Норникель», компания разработала программу бизнес-акселератора.

Ежегодно с октября по апрель все желающие в регионах присутствия компании могут заняться социальным предпринимательством в бизнес-школе. «Это четыре обучающих сессии по четыре дня с погружением, ведет занятия бизнес-тренер, участники получают домашнее задание, на выходе разрабатывают реальный бизнес-план собственного проекта. Бизнес-планы проходят презентацию на инвестиционной сессии «Норникеля» и получают финансовую поддержку в виде беспроцентной ссуды на два года». Такая схема работает уже два года. Компания готова дать и качественное обучение, и материальную поддержку, а тренеры помогают создавать бизнес-план и сопровождают предпринимателя в ходе реализации бизнеса. Клубы социальных предпринимателей созданы в Норильске и Мончегорске. Таким образом, «Норникель» мотивирует и поддерживает тех, кто хочет развиваться в коммерческой сфере.

Легко ли быть «человеком мира»

Василий Дубейковский, эксперт в области территориального брендинга, генеральный директор компании CityBranding, сам имеет опыт переезда в другой город. Родился в Екатеринбурге и жил там 13 лет, потом уехал в Москву, сейчас уже два года живет в Урюпинске. Сложно ли для человека менять место и образ жизни?

По мнению эксперта, для норильчан эта ситуация ожидаема – поскольку им изначально предлагают такую возможность, а значит, им проще морально подготовиться к будущему переезду. «Думаю, жизнь в Норильске непроста. И оттуда уехать, видимо, несложно, тем более это им помогают сделать. А если это люди из регионов, которые когда-то приехали туда на заработки, у них нет социальных связей с Норильском. Вообще, когда приезжаешь в город, после того как ты окончил вуз, это не такая сильная привязка. Это скорее долгосрочная вахта», – замечает Василий Дубейковский.

В Урюпинске, где живет Василий Дубейковский, тоже есть район Сибнефти, куда приезжают работники компании, вышедшие на пенсию. Какие плюсы от такого переселения может иметь тот регион, который принимает новых жителей? «С точки зрения экономики территории – это увеличение денежной массы в этом районе. Люди получают северные надбавки, а на новом месте жительства тратят свои деньги. Второй плюс – если они специалисты, то они могут улучшить качество жизни города. Плюс подушевое финансирование от бюджета, если они прописываются здесь, это тоже плюс для региона», – поясняет эксперт.

Есть и свои минусы, с точки зрения статистики: например, может быть замечен рост профильных заболеваний. Но все же, замечает специалист, это зависит и от количества тех, кто приезжает сюда жить, а это в любом случае не те масштабы переселения с северных территорий, как это было в советские годы.

Хорош ли такой подход для самого Норильска? Эксперт опасается, что когда-нибудь с точки зрения социальной и демографической Норильск может потерять статус города. И он в любом случае сохраняет имидж вахтового города.

Что касается переселенцев, то им, действительно, стоит внимательно отнестись к изменению своего будущего. «Тут есть несколько опасностей. Например, часто у людей, которые работают на таких территориях и получают хорошее социальное обеспечение, появляется позиция, что им все должны. И они менее инициативны. Когда такой человек уезжает в другое место, ему может быть сложно в новом регионе – там ведь будет совсем не так. Стоит пробно, возможно, приехать и пожить какое-то время там, чтобы привыкнуть к иному окружению и отношению», – считает Василий Дубейковский.

Особую сложность представляет старшее поколение. «Для пожилого человека любой переезд травматичен. Поэтому семье нужно продумывать, как они будут менять свою жизнь, если с ними переезжают пожилые родители. Стоит задуматься и о климатической зоне, – рекомендует эксперт. – Например, магаданцы, уезжая жить в другие регионы, обычно не рассматривают Москву и Краснодар, а едут в Санкт-Петербург, потому что ищут более подходящий климат. Поскольку если человек резко меняет холод на тепло, то это может сказаться на его здоровье».

Действительно, соглашается Людмила Рагозина, пожилым людям будет сложно прижиться на юге после Норильска. В итоге они, бывает, возвращаются в свой город, в свой привычный уклад. «Но у нас в программе переселения в основном задействованы семьи среднего возраста, там нет возрастных сотрудников. А они могут себя занять на новом месте, быть социально успешными, найти работу.

В то же время у нас нет таких критериев отбора для участия в программе, как наличие престарелых родителей, и кто-то может быть с родителями. Думаем, в Тверской области пожилым родителям будет как раз комфортно и интересно – это охота, рыболовство, спорт, комфортный климат. Нет климатических аномалий, но зато близость к природе».

Что касается социальной адаптации, то на Севере, действительно, формируется другое сообщество людей. «Это другие отношения, другая культура. И даже отношение к работнику, пенсионные и социальные программы там другие, – говорит Людмила Рагозина. – Там к людям относятся более благосклонно. Это такое внутреннее локальное сообщество. В других регионах этого нет. И иногда на других территориях взаимоотношения людей могут не устроить тех, кто приезжает с Севера. К тому же они теряют доходы, часть своей пенсии, уходит льготный северный процент. Иногда не устраивает и жилье. Проблемы есть, и их придется решать».

Есть еще и момент оторванности от компании. Но в этом случае помогает землячество. В итоге переезжающие в города люди остаются на связи благодаря помощи своих сообществ. «Скажем, у магаданцев очень сильное землячество. Они жили сплоченно и локально на своей изолированной территории достаточно долго. И они продолжают друг друга поддерживать. Это момент самоорганизации и взаимопомощи людей. Если этого нет, то это обязательно нужно развивать. Это важная форма социальной поддержки и социализации граждан», – отмечает Людмила Рагозина.

«Думаю, что в разговоре о таком непростом регионе как Крайний Север, по вопросу переселения или любому другому не может быть единых сценариев для всех людей, для всех семей. По опыту общения с полярниками, которые приезжали в Норильск или Диксон в советское время, в “золотые” 1960-1980-е годы и как-то прикипели к Северу, я чаще всего слышу, что переезд – это травма», – делится своим мнением Анна Груздева, автор и куратор проекта «Сибирь и точка».

unnamed (1)

Анна Груздева, автор и куратор проекта «Сибирь и точка»

Жизнь на Севере отличается от жизни на «материке», поэтому к последней сложно привыкнуть, если долго жил за Полярным кругом. «Представьте, там – двухмерное пространство: тундра и небо, а в городе взгляд везде натыкается то на дома, то на деревья. Климат другой, намного теплее, поэтому люди сложнее переносят жару – привыкли к зиме (на Диксоне, например, лед в Карском море сходит только в начале июля). Или полярные дни и ночи, которые люди тоже начинают включать в свой жизненный ритм», – напоминает эксперт.

Север – это экстремальные условия для жизни, они оставляют след в жизни даже тех, кто там жил месяц или год, не говоря уже про десять и более лет. Поэтому, отмечает Анна Груздева, полярники советского поколения, которые после 1990-х уехали на материк, даже создают свои микро-диаспоры в Москве, Санкт-Петербурге, Владимире, Красноярске и других городах, много общаются в социальных сетях. Даже оторванным от Севера, им важно оставаться с ним и с сообществом северян.

В том, что люди привязываются к местам, в которых живут длительное время, нет ничего специфически северного – с годами бывшие «приезжие» обрастают социальными связями, они привыкают к своим городам, ставшим родными, к окрестной природе. «Особенность многих северных городов в том, что это – новые города, строить которые приезжала молодежь со всего СССР», – уверена Алла Болотова, социолог, научный сотрудник программы «Североведение» факультета антропологии Европейского университета в Санкт-Петербурге.

l_a_bolotova

Алла Болотова, социолог, научный сотрудник программы «Североведение» факультета антропологии Европейского университета в Санкт-Петербурге

«Нынешние пенсионеры, на которых ориентированно большинство программ по переселению с севера – это люди одного поколения, со сходным жизненным опытом, наблюдавшие зарождение, развитие и рост своих городов и принимавшие непосредственное участие в их строительстве. Непросто уехать из места, в которое вложено много лет жизни, поэтому многие пенсионеры и оттягивают свой отъезд, а есть и те, кто возвращается обратно на север, пожив несколько лет в другом регионе.

Многие пожилые люди получают квартиры “по переселению” в средней полосе и отправляют туда своих детей-внуков, а сами остаются на севере. Однако ориентация на отъезд пенсионеров диктуется как государством, так и градообразующими предприятиями, незаинтересованными в проживании на севере нетрудоспособной части населения. Из-за особенностей индустриализации советского периода российская Арктика является наиболее урбанизированным регионом, по сравнению с другими северными странами, где нет таких больших городов на этих широтах.

Содержать эти города дорого, и делаются попытки сократить население севера с помощью различных программ по переселению пожилого населения, на федеральном, региональном и местном уровнях. Однако эти программы усиливают распространенную в северных городах установку на отъезд – представление о том, что с севера нужно уезжать, которое подхватывает в первую очередь молодое поколение. Хотя его успешно работающие предприятия как раз хотели бы удержать на севере, мотивируя лишь отъезд пенсионеров. Но стимуляция отъезда пожилых практически неизбежно влечет за собой отъезд молодых».

Как сделать так, чтобы адаптация проходила безболезненно? Анна Груздева замечает, что секрет успешного сценария переезда северянина может, например, заключаться в том, что он «закрывает» для себя Север в каком-то качестве, понимает, что в его биографии он был частью и закончился. «Знаете, как закрытый гештальт. А у многих полярников СССР после 1990-х осталось ощущение обношенности, ненужности после стольких лет работы на государство, они не закрыли свои гештальты, поэтому их опыт часто бывает драматичен. И здесь, наверное, только семья может морально помогать, поддерживать. Знаете, одна учительница с Диксона сказала, что, когда закрыли школу, в которой она проработал 20 лет, это было ударом, от которого она до сих пор не оправилась (когда мы с ней общались, у нее даже слезы в голосе стояли). Это такой пример незавершенной истории человека с Севером. Как лечить эти исторические травмы, которые тянутся из времени СССР – другой, не менее сложный вопрос».

Алла Болотова напоминает, что люди редко уезжают с севера целыми семьями – все вместе и одновременно. В основном миграция происходит постепенно – сначала перебирается кто-то из семьи, присматривается и обживается на новом месте, затем постепенно могут переехать остальные родственники.

«Пожилые люди нуждаются как в контактах с семьей, так и со своими ровесниками, земляками с севера. Пенсионерам значительно легче адаптироваться к переменам, если они переселяются туда, где у них уже есть налаженные социальные связи. Сформировались даже своеобразные “северные анклавы”, в тех местах, куда массово переселяются северяне, это могут быть как отдельные дома, в которых давали квартиры “по переселению”, так и целые микрорайоны, если предприятия строили несколько домов рядом. В этих случаях адаптация происходит легче – люди поддерживают друг друга на новом месте. Но связь с севером остается и после отъезда.

Северяне активно сохраняют контакты, иногда приезжают в гости в свои города, а некоторые возвращаются обратно, не прижившись на новом месте. Есть и те, кто живет на два дома – мне встречались пенсионеры, которые зимуют на севере, а на лето уезжают в среднюю полосу».

Возможно, современная ситуация и история переселения норильчан имеет иную окрашенность. Здесь – здоровый сценарий. «Думаю, это сценарии более молодых людей, которые ценят активную культурную, потребительскую, образовательную жизнь крупных городов, путешествуют по стране и миру и в целом более свободны в своем выборе жизненных стратегий, чем их родители, выросшие в советское время. И мне кажется, что сейчас, когда Север становится все более вахтовым, будут преобладать такие сценарии, так как Север будет восприниматься временным местом для жизни, – говорит Анна Груздева. – Но в любом случае нужно помнить, что Север – экстремальное пространство, жизнь в котором человек не может воспринимать просто, потому что это и борьба, и воля, и какие-то вызовы, которые тебе подкидывает территория».

И молодежи уезжать, конечно, легче – в молодом возрасте проще привыкать к новому, адаптироваться и завязывать новые связи. Однако и среди молодых есть те, кто возвращается на север, пожив какое-то время в больших городах. Тут тоже большое значение имеют социальные сети – если все родственники продолжают жить на севере, то и молодым людям там легче устроиться. А некоторые просто понимают, что не хотят жить в большом городе, не хотят снимать квартиру, если нет собственной. Или хотят жить ближе к родным, когда создаются семьи и появляются дети.

В общем, выбор всегда индивидуален и зависит от конкретных жизненных ситуаций. «На мой взгляд, отток молодежи с севера, о котором так много говорится, можно замедлить, только если будут активно поддерживаться инициативы заинтересованной молодежи по развитию городов,– считает, в свою очередь, Алла Болотова. – Благодаря этому довольно однообразная городская среда моногородов могла бы стать более разнообразной, комфортной и интересной».

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.