Колонка Владимира Берхина. Если вы собрались заниматься благотворительностью организованно и цивилизованно, на некоторые вопросы надо ответить до того, как их поставит перед вами сама жизнь

Довольно часто нам пишут люди, которые хотят заниматься благотворительностью. Ради ближнего, ради Бога или самооценки для, или зачем-то еще – но очень хотят. В принципе, подобные инициативы можно только приветствовать – из маленьких частных дел вырастают иногда большие перемены, возможно даже и к лучшему.

Владимир БерхинПроблема не в самом желании – проблема в том, что люди часто крайне слабо представляют себе задачу, усилия и перспективы организованной благотворительности, не понимают, что им нужно и с чем придется столкнуться.

И чтобы в дальнейшем не писать каждый раз одно и тоже, обобщу все свои мысли по этому поводу в один текст, чтобы просто посылать людям ссылку.

Начну с того, что я никогда в жизни не собирался работать директором фонда. А когда все-таки им стал, то был зеленый, молодой и глупый, всего на свете боялся и ничего не умел и только чудом Божьим не подвел фонд ни под уголовное преследование, ни под убийственный удар по репутации, ни под ссору с важными партнерами. Было множество случаев, когда от подобного исхода спасала случайность или совет более опытных коллег. Вершиной идиотизма был юридический адрес, три месяца не функционирующий вообще никак, не принимающий письма. Кто знаком с правилами работы юридических лиц – оценит всю прелесть ситуации. Кто не знаком – поверьте, это весьма нехорошо. Даже странно, что ничего не случилось.

Это просто пример того, насколько я плохо был готов. Но если юридический адрес – вопрос скорее технический, то по мере нашего развития мы сталкивались с вопросами куда более насущными и важными, которые в целом сводятся к решению проблемы собственного бытия – кто мы, откуда, чего мы хотим и зачем. Потому что юридическим, медицинским, сайтостроительским или фандрайзинговым вопросам можно научиться, а понять, что же человек хочет, может только он сам.

Если вы собрались заниматься благотворительностью организованно и цивилизованно, а не просто группой хороших товарищей, и в свободное от основной работы время, стремитесь к серьезным результатам, то на некоторые вопросы надо ответить до того, как их поставит перед вами сама жизнь.

И эти вопросы чем-то очень похожи на те, которые предлагают решить на тренингах по эффективной организации бизнеса. Потому что благотворительность – это Дело, которое ничем не проще бизнеса и уж точно не легче, чем коммерция. И вот какие вопросы стоит решить «на берегу».

Первое. Заранее поймите, зачем вы делаете то, что делаете, какова ваша цель. Вы хотите решить системную проблему, помочь максимальному количеству людей, решить какую-то конкретную задачу в конкретном месте или местах, наработать репутацию на будущие проекты – что именно? Где ваш приоритет и в чем, выражаясь по-умному, ваша миссия? Важнее помочь большому числу людей или помочь одному-двум, но в каких-то очень серьезных проблемах?

Я знаю неплохой фонд, который был такого рода выбором поставлен на грань развала, когда его покинула часть учредителей. Все эти вопросы стоит решать заранее, и именно исходя из ответов на них, будет строиться ваша внутренняя и внешняя политика. Более того, именно миссия, именно идея, именно ваша «фишечка» – ключ к тому, как будет фонд называться, каков будет дизайн сайта, какие будут программы и проекты, что вы будете, а что не будете писать в письмах к жертвователям и пресс-релизах.

Именно отсюда следует, кому и в чем вы планирует помогать. Какие категории нуждающихся «ваши», а какие нет. Работаете ли вы с мигрантами, с заграницей, с многодетными, с сумасшедшими, с теми, кому помочь уже невозможно и так далее. Это очень сильно облегчит вам жизнь, в том числе — моральные терзания. Если у вас в уставе написано, что вы помогаете всем вообще — вам неизбежно придется изобретать какие-то внутренние ограничения, а до того — браться за случаи, которыми заниматься почему-либо не хочется, случаи безнадежные или крайне сложные для сбора. Или отказывать, не называя точной причины, что иногда очень трудно.

Точно также решите, какими формами помощи вы не будете заниматься — будет ли входить в вашу компетенцию бодание с государством, помощь вещами, психологическая поддержка, адресная помощь и так далее. Это позволит не распылять силы на непрофильную деятельность. Крайне сложно одновременно заниматься сбором одежды для бездомных, поездками по отдаленным детдомам и формированием целевого капитала. Особенно если все это делает один и тот же человек. Хотя и таких героев эпохи Возрождения я встречал, но это штучный товар и рассчитывать на то, что найдется такой вот герой, не стоит.

Я сейчас просто ориентируюсь на те проблемы, с которыми столкнулись мы сами. Если нужен пример — то, скажем, одна из главных наших головных болей – дети с диагнозом «детский церебральный паралич» и вообще поражение центральной нервной системы. Этот диагноз ставится пожизненно, вылечиться до полного исцеления невозможно. Но можно, прикладывая серьезные усилия, причем не только медицинского характера, серьезно реабилитировать ребенка.

Да, одной стимуляции развития мало, более того, чрезмерная стимуляция может серьезно навредить, и без педагогической и психологической работы эффект будет очень ограничен – но сделать можно довольно многое. Однако результат возможен только за довольно долгий срок при условии постоянных вложений, и не со всяким ребенком эти усилия вполне оправданы – бывают и такие печальные случаи, когда стимуляция приведет, помимо полезных эффектов, к эпилептическим припадкам, или же просто не даст результатов.

А детей с таким диагнозом – очень много, реабилитация стоит немалых средств, и нужна постоянно, плюс специализированные курсы несколько раз в год. Также нужны технические средства реабилитации – коляски, ходунки, тренажеры, специальная обувь и мебель и разного рода приспособления для развития мозга, а они все также стоят денег, периодически ломаются, дети из них вырастают и парк нужно обновлять.

И возникает вопрос, ответ на который непрост: помогать ли большому количеству детей по чуть-чуть – на один курс реабилитации, на коляску, на одну обучающую сессию для родителей – или же выбрать 20 детей и довести их до какого-то, максимально для них возможного уровня, поддержав их самих и родителей всем, чем только можно. На всякий случай: я знаю, специалисты-дефектологи осудят эту формулировку, но я сейчас стараюсь просто описать некоторую проблему, которая возникает не только с ДЦП.

И ответ на этот вопрос заключается в миссии фонда, в той задаче, которая ставится перед ним его создателями и организаторами. Именно отсюда растет ответ на вопрос «что делать с деньгами». Анекдотическая ситуация, когда у условного НКО есть деньги, а нет идей, как их правильно применить – как ни странно, иногда случается. Только вчера я говорил с руководителем одного фонда из небольшого города, которая пожаловалась, что не выиграла грант. При том, что выигравший пришел к ней и спросил, а что теперь с грантом делать. Потому что писать проекты он научился, а писать проекты, которые сам хочет реализовать – почему-то нет.

Это часть идейная. А есть еще практическая, которая растет из ответа на тот же вопрос о цели. Если совсем по-простому – то посмотрите на успешные фонды, как они называются хотя бы и какова их символика. Чем конкретнее задача, тем проще и яснее – в том числе для потенциального волонтера или жертвователя, решается этот вопрос. Скажем, «Подари жизнь» действительно работает с вопросами жизни и смерти, и от жертвователей зависит напрямую, выживет маленький пациент или нет. Если посмотреть на символику – у того же «Подари жизнь» на логотипе детские рисунки, потому что фонд ориентирован на детей. «Помоги.Орг» — название сразу говорит о специфике работы, на ориентацию на интернет. Прекрасно решены, извините за нерусское слово, вопросы брендинга у «Детских сердец» — потому что люди, которые создавали этот фонд, очень хорошо представляли себе – что, как и зачем они делают.

Более того, чем яснее и определеннее ваша деятельность, тем проще рассказывать о себе, тем удобнее и вам, и вашим жертвователям, и вашим подопечным. С фондом «Предание» очень неудобно приходить к крупным юридическим лицам и «рассказывать о том, чем мы занимаемся» — потому что мы занимаемся всем подряд, выделить нечто как основное сложно, и в результате жертвователь остается в непонятках.

Тот, кто дает деньги, хочет четко знать, что перед ним очень неглупые ребята, которые хорошо знают, как и на что стоит использовать его деньги, чтобы они не пропали зря, а действительно помогли. И в результате у «Предания» почти нет крупных партнеров, и каждый раз при начале месяца я смотрю на нолик счетчика на сайте с тревогой – никаких гарантий ни на какие пожертвования у меня нет.

И последнее, ибо речь моя явно затянулась. Заранее понятные и определенные цели дают огромный выигрыш в смысле создания поводов для общения со СМИ. Создались с целью – «Строить центры работы с глухими и слабослышащими детьми и поддерживать их работу в небольших городах». Назвались, например, «Эхо доброты» — беру с потолка, что первое голову взбрело. Наметили направления, написали программы и цели – через три года не менее Х центров, обучить и отстажировать не менее Х сотрудников, на что нужно Х денег. Созвали журналистов, анонсировали работу, обратись через СМИ к жертвователям. Открыли первый центр – снова созвали пишущую и снимающую братию, показали, что вы люди серьезные, работать умеете, успехи есть, и весьма внятные и перспективы также ясны. Так по мере развития создаются информационные поводы, а каждое попадание в СМИ – это маленький кирпичик в здание ваших будущих успехов. В то время как нам приходится что-то придумывать и получается откровенно так себе в смысле материала для статьи или фоторепортажа.

Собственно, эти вопросы и есть самые важные и самые трудные. Все остальное выводится из них и всему остальному можно научиться.