30 июля исполняется 115 лет со дня рождения Фридл Дикер-Брандейс. Выдающаяся художница, заложившая основы современной арт-терапии во время занятий рисованием с детьми в концлагере

Может ли художник творить в катастрофических обстоятельствах? Имеет ли смысл искусство, если оно не может никого спасти? ХХ век ставил эти вопросы перед многими, но не каждому удалось дать на экзамене жизни такой блестящий ответ как Фридл Дикер-Брандейс.

Фридл Дикер-Брандейс. 1928. Вена

Фридл Дикер-Брандейс. 1928. Вена

30 июля исполняется 115 лет со дня рождения Фридл Дикер-Брандейс. Имя этой выдающейся художницы, оставшейся до конца верной своему делу и заложившей основы современной арт-терапии во время занятий рисованием с детьми в концлагере, известно немногим.

Фридл Дикер родилась в Вене в 1898 году. Будущая художница рано лишилась матери, воспитывал ее отец, владелец писчебумажного магазина, где девочка впервые увидела краски. Но отец не разрешал трогать товар, и Фридл, послушная дочь, всю жизнь, уже став художницей, рисовала на плохой бумаге, поэтому нынешним реставраторам так трудно восстанавливать ее работы.

Фридл выпало жить в очень тяжелый период ХХ века, ее юность пришлась на Первую мировую войну, а потом к власти пришли фашисты, в реальность постепенно вошли чудовищные перемены.

Но кроме политических катаклизмов в ХХ веке было искусство, это время невероятного расцвета и смелых экспериментов было очень плодотворно для художников. После учебы в главной авангардной школе Европы, проявившей ее яркий и пластичный талант, Фридл пробовала свои силы в разных областях искусства – оформляла книги, создавала агитационные коллажи, театральные декорации, скульптуру, кружево, игрушки, ювелирные украшения, архитектурные проекты.

После тюремного заключения в Вене по обвинению в связях с коммунистическим подпольем Фридл вместе с мужем Павлом Брандес бежит в Прагу, откуда их через некоторое время отправляют в Терезин. Историки называют это место и гетто и концлагерем, здесь евреи с желтыми звездами, нашитыми на одежду, жили в нищете и изоляции под надзором палачей, дожидаясь решения своей участи. Жизнь в Терезине текла еще по обычному, но изрядно обмелевшему руслу, и у тех, кого пока не отправили в Освенцим, еще оставалась надежда.

Она всегда склонялась авангарду, была на острие художественных течений ХХ века, училась у самых интересных мастеров, но главным ее делом стал самый радикальный вид искусства, который выбрала для нее жизнь.

Ф. Дикер-Брандейс. Люди и тени. 1944. Терезин

Ф. Дикер-Брандейс. Люди и тени. 1944. Терезин

Что может быть авангардное, чем реабилитация детей, обреченных на смерть, попытка пробудить их к жизни с помощью искусства? В тесноте, в подвале она делилась с детьми всем, что узнала от своих знаменитых учителей и изобретала новаторские методики, соотнося звук с линией, дыхание с движением, помогая своим маленьким ученикам познать свободу там, где ни свободы, ни будущего не было.

С появлением Фридл в детском доме в Терезине, где находились девочки 10-16 лет, началась эпидемия рисования. Рисовать можно что хочешь, это было прорывом, и рисунки стали способом «вернуться» в довоенную жизнь, почувствовать тепло разрушенного дома, ускользнуть из детдома в волшебную страну, увидеть и почувствовать то, чего не суждено узнать в этой жизни, такой короткой и страшной.

Одна из учениц Фридл, вспоминала: «Как–то я рисовала лодку и свечу во тьме, и у меня не получалось. Фридл сказала: «Здесь нужен свет, чтобы выделить темное, и тьма, чтобы выделить светлое»».

Муж Фридл, Павел, работает плотником, в нерабочее время мастерит столы и лавки, не ради побочного заработка, дающего хлеб и сахар, как его коллеги, а по просьбе жены. В мире, где единственной мебелью становятся трехэтажные нары, Фридл хочет дать детям уют, у нее что ни день, новые идеи. Павел строит, а она с детьми – украшает. В занятиях рисованием она видела не только обучение искусству, но и способ реабилитации, дающий возможность выразить свои эмоции. С помощью арт-терапии она старалась пробудить в детях стремление к творчеству, которое в этих условиях становилось синонимом любви к жизни и надежды. В Терезине, в июле 1943 года Фридл написала руководство «Детский рисунок», в котором рассказывала о своей методике. Этому предшествовала выставка детских рисунков, прошедшая в подвале. «Отсутствие художественных средств – это не большая беда, – считала Фридл, – Самая большая беда это скудность духа».

В сентябре 1944 года Павел Брандес был депортирован в Освенцим. Фридл добровольно поехала за ним на следующем «поезде смерти». Перед депортацией в Освенцим Фридл упаковала в чемоданы пять тысяч детских рисунков. Воспитатели детдома спрятали их на чердаке. В 1945 году эти рисунки были переданы Еврейской общине Праги. Все детские работы подписаны, на каждом листе стоит номер урока, имя ребенка и дата. Фридл надеялась проанализировать этот материал, описывая свою методику.

Фридл Дикер Брандес погибла в газовой камере в Биркенау 9 октября 1944 года. Ее муж Павел Брандес, выжил. Систему, которую Фридл создала в концлагере, изучают современные педагоги и обучают по ней своих учеников, именно этот метод лег в основу современной арт-терапии.

В 2012 году в издательстве НЛО вышел роман Елены Макаровой «Фридл».