Организаторы благотворительного фестиваля «Душевный Bazar» и фотограф Ольга Лавренкова создали фотопроект «Сила Мечты». Герои фотосъемки — подопечные различных благотворительных фондов и знаменитости — рассказали друг другу о своих мечтах и целях

Организаторы благотворительного фестиваля «Душевный Bazar» и фотограф Ольга Лавренкова создали фотопроект «Сила Мечты». Герои фотосъемки — подопечные различных благотворительных фондов и знаменитости — рассказали друг другу о своих мечтах и целях


Наринэ Абгарян, литератор, и Полина Быконя, 28 лет, выпускница коррекционного интерната, студентка РГГУ, мечтает поступить по ВГИК и стать писателем

Вы гуляете по Тверскому бульвару в Москве, смотрите по сторонам — и вдруг вам бросаются в глаза фотоплакаты. Они — привлекают внимание. Медийные лица, известные актеры, спортсмены и бизнесмены сфотографированы с особенными людьми и детьми — каждый из которых имеет свою беду, свою болезнь и свой диагноз. И — свою мечту. Это — проект «Сила мечты», созданный силами команды «Душевного Bazar’a» совместно с рядом благотворительных фондов.

О мечтах

Все началось еще год назад, когда команда «Душевного Bazar’a» вместе с цирком для хулиганов «Упсала-цирк» придумали региональный проект «Сила мечты» — семейный инклюзивный праздник с образовательной программой для педагогов. Сюда звали и обычных ребят, и подопечных фондов, и в итоге дети с ДЦП, или синдромом Дауна, или аутизмом собирались все вместе на спектакли, мастер-классы или ярмарки. Многие родители с их особенными детьми вдруг поняли, что границы общения и приятия для их мальчиков и девочек гораздо шире, чем принято считать.

«Так у нас родилась идея — собрать самых разных молодых людей с трудной жизненной ситуацией, которые идут к своей мечте, и показать их. Мы хотели разрушить стереотипы, — рассказывает координатор проекта Анастасия Гулявина. — Почему именно показать? Мы искали героев проекта не с точки зрения их ограниченных возможностей, а с той целью, что бы показать, что они могут. И мы сами удивились, какие же они крутые!».

Работа над проектом началась стихийно и быстро. В феврале 2014 года проект только обсуждался, а уже в марте начались съемки. «Душевный Bazar» написал разным фондам, чтобы те помогли подобрать героев.

«Мы спрашивали у ребят: с кем ты хочешь пообщаться, встретиться? И они называли своих кумиров, — рассказывает фотограф Ольга Лавренкова, работавшая над проектом. — Нам дали бесплатно студию, где я снимала наших участников. Нам бесплатно помогали стилисты, визажисты, парикмахеры. Это был большой организационный момент — всех собрать. У нас было 10 съемочных дней, мы снимали в день по несколько персонажей. Звезды выкраивали время, я старалась быстро их снимать. Некоторые наши участники — ребята и звезды — продолжают и сейчас встречаться, у кого-то уже сбываются мечты. Например, Анжелика Фролова из дуэта SugaMamMas дружит с Лерикой и планирует заниматься с ней вокалом».(Лерика Мунгалова — девятилетняя девочка, хрупкий ребенок — несовершенный остеогенез, — поет, пишет стихи, лауреат конкурса «Орфеус»).

Анастасия рассказывает, что звезды легко откликнулись на предложение поучаствовать в таком проекте. «Были и те, кто считает, что благотворительность должна быть тайной, но большинство сразу согласились. Нас очень вдохновило, что звезды вовсе не озабочены собственным статусом, а отзывчивы и готовы помогать, — это было в какой-то степени откровением».
С каждым их участников проекта — с ребятами и звездами — делали интервью. Каждый рассказал, о чем мечтал, чего удалось достичь и какие планы еще впереди.

Встречи

На бульваре — галерея из 28 фотографий. На них — 33 наставника и 31 герой. Все они разные, каждый — особенный.

И все они — чего-то хотят и идут к своей мечте. «Вот Лена Рясоква, ей 17 лет, — рассказывает Анастасия Гулявина, — у нее 4-я степень тугоухости, при этом она закончила курсы стилистов, она кандидат в мастера спорта по волейболу. Она на фото с известным стилистом Владом Лисовцом. А вот шестнадцатилетняя Настя Антонова — для меня лично — пример того, как много может человек! Настя фотографировалась с Анастасией Давыдовой, самой титулованной синхронисткой в истории спорта. Внешне многочисленные диагнозы Насти Антоновой совсем не видны, и медалей по плаванию у нее уже не один десяток! И она не только плавает — она еще и играет в настольный теннис, где нужна высокая скорость реакции, катается на коньках, лыжах — проблемы со здоровьем ее не останавливают. При этом она нежная, красивая, спокойная девушка — с огромной силой духа. И она точно получает удовольствие от своего дела».


Чулпан Хаматова, российская актриса театра и кино, соучредитель фонда «Подари жизнь», и Анастасия Копцева,5 лет, буллезный эпидермолиз.Любит петь и танцевать. Мечтает стать актрисой

А вот Настя Копцова – ей всего 5 года, она ребенок-бабочка. Детям с буллезным эпидермолизом – очень нежной кожей — приходится ежедневно бинтовать ручки и ножки, но при этом она ходит в садик с обычными детьми, там знают о ее проблеме и стараются быть осторожными. «Это удивительная семья, девочка такая живая и непосредственная — она, пожалуй, единственная, кто не стеснялся своего партнера-звезды — с Настей фотографировалась Чулпан Хаматова. Настю никто не одергивает, не кричит «нельзя этого делать, ты же поранишься». Она совершенно свободно себя ощущает, радуется жизни! Когда я пришла на бульвар посмотреть на установку работ нашего проекта, Настя вовсю каталась на каруселях, я даже не сразу ее узнала», — рассказывает Анастасия. Она отмечает, что это удивительная история, доказывающая, что даже если человек тяжело болеет, его самоощущение сильно зависит от близких. Как они поддерживают и ведут себя с ним — как с инвалидом, или — как со свободным в своих желаниях человеком с определенными потребностями.

У Саши Молоканова мама — главная опора в жизни. У Саши — ДЦП, он — тренер по танцам на колясках. «Он открытый, светящийся, харизматичный. Саша снимался с Аллой Сигаловой, актрисой и хореографом, и после съемки они еще долго беседовали на свои профессиональные темы. Саша влюблен в свое дело, сфокусирован на своей цели, а не на своей болезни». Анастасия Гулявина отмечает, что иногда родители детей с ограниченными возможностями бросаются в крайности: или давят на жалость, руководствуясь принципом «все нам должны», или считают, что их дети — ангелы с небес. «А было бы здорово не делать различий, относиться к ним как людям со своими талантами и особенностями — и давать возможности для развития», — считает Анастасия, и проект «Сила мечты» дает ребятам импульс к такому развитию.

Из интервью с Сашей Молокановым в проекте «Сила мечты»: «Мечта видоизменяется в процессе жизни и моего собственного развития. Изначально интерес к танцам сформировался после поездки в Беларусь в реабилитационный центр в Колодище. Там проводилась реабилитация через занятия танцами, после поездки с друзьями сформировался небольшой коллектив из заинтересованы в дальнейших занятиях данным спортом. Были сложности с техническим обеспечением, поиском тренеров и залов, партнерш, совмещения этого нашего увлечения с учебой и жизнью в целом. Из плюсов — первые успехи и неудачи, стимулирующие дальнейшее совершенствование. На этом этапе мечта была — стать лучшим танцором».


Алла Сигалова, хореограф, профессор Школы-Студии МХАТ, и Александр Молоканов,25 лет, детский церебральный паралич.Специалист по адаптивному физическому воспитанию, тренер по танцам на колясках

История Саши — одна из тех, когда мечта при упорстве и старании может стать реальностью. Сашу пригласили в Федерацию по танцам на колясках, которая сформировалась к тому моменту. Затем юноша поступил в спортивный вуз, закончил его с красным дипломом, активно участвовал в различного рода соревнованиях, стал дипломированным специалистом по адаптивному физическому воспитанию. Сейчас Александр работает в центре физической реабилитации инструктором-методистом и параллельно учится в магистратуре. «Пусть пробуют себя во всем, где желают и могут, и тогда найдут свой путь в жизни. Пусть и не сразу, с ошибками и неудачами, но только так станут теми, кто сможет себя уважать и ценить, и знать, на что способны. Тогда окружающие оценят их успехи и неудачи, их целеустремленность и желание чего-то добиться», — советует Саша Молоканов всем тем, чьи возможности ограничены болезнью.

Другой участник проекта, Вова Спигуль, (ему 36 лет) — тоже одержал немалую победу. Он много лет прожил в различных психоневрологических интернатах. «Часто считают, что детям-сиротам нужно или отвезти подарки, или сделать, например, ремонт. Но когда им исполняется 18 лет, они выпадают из поля зрения благотворителей.
А если ребенок попал в коррекционый детский дом или, как Вова, в психоневрологичесий интернат, то его жизненные перспективы довольно печальны», — говорит Анастасия Гулявина.

Вова начал заниматься в центре «Вверх» и примерно в 30 лет научился читать. Анастасия говорит: «90 процентов населения вообще непонятно, как это — не уметь читать! В итоге Вова сумел доказать свою дееспособность и получил возможность жить самостоятельно».

Еще в ПНИ Вова начал помогать поварам, готовящим для насельников интерната еду, и сделал первые шаги к осуществлению своей мечты. Он хотел стать поваром!


Алексей Зимин, главный редактор журнала «Авиша-Еда», бренд-шеф кафе и школы «Ragout», и Владимир Спигуль, 36 лет, повар

Вове выдали квартиру, которая ему положена по закону, — ведь он доказал свою дееспособность. Сейчас он живет самостоятельно и работает в ПНИ поваром, а еще работает волонтером в летнем лагере Центра «Вверх» — готовит для ребят еду.

«Вова тридцать пять лет жил в психоневрологических интернатах. В моем мире люди «вокруг тридцати» сравнивают себя с предпринимателями из списка Forbes «30 under 30». Смотрят TED-talk и читают книгу «самые важные годы в жизни». А Вова в свои тридцать научился читать. И не то что бы он был неспособен на это раньше, просто система так устроена, что никто его не учил, — отмечает Анастасия. — Научиться читать и получить ключи от квартиры — это два ярких момента счастья для Вовы. Фактически это переход из небытия в существование в качестве полноправного члена общества. Обладание профессией очень важно, мы ведь в большей степени определяем себя через то, что умеем делать хорошо».

В проекте Вова фотографировался с Алексеем Зиминым — главным редактором журнала «Афиша-Еда», бренд-шефом кафе и школы «Ragout».
В своем проектном интервью Вова рассказывает, что жалеет, что в интернате больше работал, чем учился. «Нас учили, в общем-то, плохо в интернате. Напишут задание на доске и уйдут чай пить. Потом я поступил в Roof (ныне — Центр Вверх»)».
Но зато в интернате Вову научили готовить. Тем ребятам, кто живет в ПНИ, Вова хотел бы пожелать выйти оттуда, и начинать жить самостоятельно: «Нечего им там сидеть. Нужно иметь силы и волю, пройти комиссию, доказать свою дееспособность».

Особая история в проекте — история Маржаны Садыковой. Визуально она представлена так – на снимке фотограф Катерина Плотникова сидит с автопортретом Маржаны. Маржана Садыкова умерла в 2013 году от саркомы. Девочка увлекалась фотографией и, уже не вставая с кровати, сделала целый цикл фотопортретов разных людей. «Смысл этой фотографии в нашем проекте в том, что даже утекающее время или тяжелая болезнь не может и не должна быть ограничением для таланта. Каждый имеет право на самовыражение и на то, что бы ему помогли самовыразиться, — говорит Анастасия Гулявина.

Из интервью Катерины Плотниковой в проекте «Сила мечты»:
«На самом деле, все очень условно. Все, что ограничивает человека, так это только его голова. Когда мне казалось, что у меня нет денег на большие проекты, моя лень останавливала меня, твердила, что ничего не выйдет. Когда я поняла, что любой проект можно реализовать без больших капиталовложений (начиная с элементарного — искать материалы на сайтах, где люди отдают их задаром, и спрашивая знакомых), появлялась другая отговорка — любая другая, скажем, плохое настроение, погода, отсутствие мира в мире, луна в козероге или еще хуже того — в рыбах. Поэтому приходилось лишний раз откладывать и баловать свою лень, которая до сих пор растет вперед меня, это, на самом деле, очень страшный грех, это мой главный ограничитель скорости».


Катерина Плотникова,фотограф, и Марджана Садыкова, 15 лет, саркома. Фотограф, умерла в апреле 2013 года

Связь

Как рассказывает Анастасия Гулявина, проект был важен и для тех, кто его задумал, и для участников, и для привлеченных знаменитостей: для многих эти встречи стали вдохновением и примером. «Подопечного фонда и звезду мы соединяли из соображений их общего увлечения, совместных интересов, они могли делиться интересами и мечтами, а не говорить о болезнях или трудностях. В проекте нет жалости, посыл другой: ты можешь, ты осилишь, ты крут!».

Можно не только жертвовать деньги или сдавать кровь, если вам это недоступно — можно и другое, например, вот такое искреннее участие в судьбе. Можно вместе спеть, станцевать, заняться спортом. «Мы хотели показать горожанам, что помочь — это не только вылечить, или накормить, или пожалеть. Ценно — заметить Способность, а не Неспособность», — говорит Анастасия.

Создатели проекта отмечают, что он оказался интересен для москвичей. «Сотрудников фондов даже такие яркие проекты иногда не слишком впечатляют — люди из мира благотворительности каждый день сталкиваются с болезнями, проблемами. Возможно, это эмоциональное выгорание, профдеформация. Поэтому и нам самим было сложно спрогнозировать — а как отреагируют горожане. Тем более приятно, что обычные прохожие с большим интересом останавливаются и рассматривают наши фотографии», — отмечает Анастасия.

Ольга Лавренкова вспоминает, как один из звезд-участников проекта, Влад Лисовец, рассказывал, что его в детстве дразнили и оскорбляли, потому что он хотел самовыражаться иначе, чем было принято в той среде, в какой он рос, был не такой, как все.

«Эти ребята — тоже не такие, как все, но это не является ограничением, потому что каждый из нас не такой, как все. И они могут стать кем угодно — актерами, поварами и так далее! – говорит Ольга. — Я видела, как на бульваре мамы с детьми подходили, читали текст под фотографиями, читали его вслух своим детям. Объясняли. Я подходила к ним и рассказывала о проекте, и прохожие признавали, что это интересно, расспрашивали про диагнозы, про этих людей. Мои друзья признаются — бежали на работу, задержались у фотографий, пришли на работу все в слезах. И очень важно — все говорят: «Теперь поедем туда с детьми, покажем». Это важно. Пусть дети знают, что есть и другие их сверстники, со сложностями, но которые стараются чего-то добиваться — и добиваются».

Проект намерен проследить за судьбой своих героев. Через несколько лет мы узнаем, куда привела его участников их Сила Мечты.

Анастасия Гулявина о проекте «Сила мечты» на своей странице в Фейсбуке:
Спустя девять месяцев после начала съемок выставка появилась на Тверском бульваре. Мы приходим смотреть ее с Олей Лавренковой и некоторыми героями. Я смотреть не могу, потому что люди останавливаются и внимательно читают подписи к каждой фотографии. Я боюсь реакции «И что?», и даже ценность всех случившихся встреч не помогает справиться со страхом. Вместо этого я смотрю на детскую площадку рядом с выставкой — по ней носится, кружится Настя — ребенок-бабочка, она тоже участвовала в проекте и ее портрет с Чулпан Хаматовой прямо за моей спиной. О детях-бабочках с очень хрупкой кожей пишут про «кровавые волдыри», «постоянную боль», «бесконечные перевязки». Но совсем не пишут про карусели. Или про детский сад, в который бабочка может ходить, если договориться с воспитателем и предупредить детей. Не пишут, что мама может любоваться на свою дочь, которая в легком платье позирует перед камерой вместе с известной актрисой, а не только бинтовать ей руки до локтей.

Все эти месяцы я испытывала идею на прочность, хоть отступать уже было и некуда: конечно, Оля кого угодно хорошо снимет; да и макияж с одеждой творят чудеса; подумаешь, полчаса провели со звездой, некоторые и не особо-то разговаривали; сколько там людей пройдет по бульвару — все равно ничего не изменится. Но аргументы кончились: Анжелика дружит с Лерикой, мама хрупкой скрипачки Оли Мещеряковой долго разговаривает с оперным певцом Николаем Диденко после пресс-конференции, Соня Говорова играет в футбол на чемпионате для детей с сахарным диабетом, ее тетя спрашивает про Дмитрия Сенникова «ну как там наш?», а я, собираясь ехать в Петербург, думаю — можно ли прийти в «Антон тут рядом» и попросить Алексея — пианиста с аутизмом — еще что-нибудь сыграть.

Сотни возникших связей из благодарности, поддержки, одобрения, принятия, любви стоят всех этих месяцев сомнений и страхов.

Весь иллюстративный материал. использованный в тексте — фотоработы Ольги Лавренковой, созданные ею в рамках проекта «Сила мечты