Мозг человека умеет фильтровать. Он цепляется за главное, ловит интонации. Когда я увидела цитату главы комитета Госдумы по охране здоровья, «Фонды в достаточно большой части своей жулики», мне стало понятно, как ее услышит большинство жителей нашей страны: только первое и последнее слово

Мозг человека умеет фильтровать. Он цепляется за главное, ловит интонации. Когда я увидела цитату главы комитета Госдумы по охране здоровья, «Фонды в достаточно большой части своей жулики», мне стало понятно, как ее услышит большинство жителей нашей страны: только первое и последнее слово.

Александра Бабкина, руководитель проекта Добро.мейл.ру. Фото: te-st.ru

Некоторое время назад проект Добро Mail.Ru совместно со ВЦИОМ провел исследование, чтобы выяснить, как интернет-пользователи занимаются благотворительностью. Почему они действуют так, а не иначе, что стимулирует их помогать чаще, а что, наоборот, выступает барьером на этом пути.

Согласно исследованию, 49% интернет-пользователей называют главным барьером… недоверие к благотворительным организациям.

Мы знаем множество причин, почему этот стереотип укоренился так глубоко. Это и негативный опыт общения с недобросовестным фондом, и недостаточно прозрачная отчетность, непонимание, чем вообще эти фонды занимаются. Кроме того, только в последние несколько лет о благотворительности вообще и о благотворительных фондах, в частности, стали писать и говорить по радио и на телевидении.

Кто услышит высказывания чиновников? Простые люди, которые укрепятся в своем негативном отношении к фондам. Особенно это может отразиться на восприятии пользователей из регионов, где благотворительность развита в меньшей степени, жители не достаточно знакомы с местными благотворительными организациями и не доверяют им, а большие и известные фонды кажутся очень далекими.

Мы знаем, что со стереотипами надо работать. Что невозможно собирать благотворительные пожертвования без информирования и объяснения простыми словами:
— почему помогать с помощью благотворительного фонда эффективнее, чем передавать деньги лично в руки или сделать бездумный репост в соцсети
— как отличить правдивую просьбу о помощи от недобросовестной.
— что благотворительный фонд состоит из экспертов, которые вместе с медиками рассматривают необходимость того или иного способа лечения и сбора средств на него.
— наконец, о том, что фонды помогают советом, рассказывая о том, какую помощь человек может получить от государства и бесплатно, как стоит действовать, чтобы решить проблему.

Мы делаем все, чтобы росло доверие интернет-пользователей, граждан – фондам. И это получается делать. Вот результаты опроса пользователей сервиса: после участия в проектах на Добро Mail.Ru 49% опрошенных стали больше доверять благотворительным организациям. 29% стали более внимательно относиться к просьбам о помощи. 28% самостоятельно ищут больше информации о благотворительных организациях, а 19% стали заниматься благотворительностью чаще.

Это значит, что мы можем вместе с фондами бороться со стереотипами, рассказывать об умной и честной благотворительности.

Высказывания же представителей власти о том, что «благотворительные фонды в достаточно большой степени жулики» в очередной раз подрывают доверие пользователей, простых граждан к благотворительным фондам и благотворительности в целом. Поэтому я позволю себе сказать вот что.

Фонды в достаточно большой части своей – это профессионалы, которые помогают в беде.

Фонды в достаточно большой части своей – это люди высоких моральных принципов.

Фонды в достаточно большой части своей – это женщины, которые меняют к лучшему мир, начиная со своего окружения.

Чиновникам нужно быть в значительно большей степени внимательными к словам, которые они произносят. Мы уверены, что сотрудничество благотворительных организаций, государства и платформ для сбора благотворительных пожертвований может быть эффективным. Если все мы будем тщательно выбирать слова.