Фобия – это контекст. Забыть что-то плохое помогают сразу несколько терапий

Хорошая память – огромное преимущество, однако практически у каждого взрослого человека есть хотя бы одно неприятное воспоминание, от которого ему хотелось бы избавиться. Это вполне естественно, хотя и не всегда оправданно: отрицательный опыт и память о нем помогают нам избегать ошибок в будущем, а кроме того, сочувствие к другим людям в беде во многом подпитывается из собственных переживаний в прошлом

Есть, однако, ситуации, когда негативный опыт одерживает верх над человеком.

При посттравматическом стрессовом расстройстве (ПТСР), которым часто страдают ветераны боевых действий, либо те, кто годами имел дело с психическими расстройствами членов семьи, избавление от тяжелых и навязчивых воспоминаний во многом способствовало бы их ментальному оздоровлению и возвращению к нормальной жизни.

Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР)

Тяжелое психическое состояние, возникающее в результате единичного или повторяющихся событий, оказывающих сверхмощное негативное воздействие на психику индивида. Травматичность события тесно связана с ощущением собственной беспомощности из-за невозможности эффективно действовать в опасной ситуации.

То же самое можно отнести и к людям, страдающим от разного рода фобий, развившихся из-за травмирующего события, как правило, в детские годы. Для них тоже терапия избавления была бы весьма актуальна и сильно улучшила бы качество их жизни.

Все фобии связаны с памятью о страхах

Для того чтобы у человека сохранилась память о каком-то событии, в котором он участвовал, либо был свидетелем его, в мозге происходят сложные процессы. Несколько упрощая, можно сказать, что определенные белки стимулируют рост клеток мозга и формирование связей между ними (синапсов).

Чем чаще мы извлекаем конкретное воспоминание из «хранилища», тем прочнее становятся связи между нейронами, происходит процесс консолидации памяти, то есть ее переход из кратковременной в долговременную. В то же время, когда конкретное воспоминание возвращается «на свое место», оно уже слегка изменилось благодаря пластичности мозга: мы можем неосознанно снабдить его деталями, которых в реальности не было.

Это особенно ярко проявляется, когда определенное событие в прошлом дало толчок к развитию фобии. Например, в раннем детстве человек испугался паука. Вспоминая об этом событии, человек невольно представляет его себе более крупным, чем он был в реальности. Чем чаще человек думает об этом случае, тем сильнее паук «растет», а вместе с ним растет и страх.

Как это ни странно, события, сопровождавшиеся сильными негативными эмоциями, запоминаются гораздо лучше, чем события радостные, и человек, вспоминающий о своей беде, видит ее мысленным взором гораздо ярче, чем счастливые моменты жизни.

Как показывают исследования, плохие воспоминания, действительно, более выразительны, чем хорошие. Причина этого, возможно, состоит в том, что событие в прошлом и воспоминание о нем сопровождаются эмоциями, а негативные эмоции переживаются сильнее, чем радостные.

Интересно, что человек способен помнить определенные мелкие подробности, связанные с испугавшим их происшествием. Так люди, ставшие свидетелем того, как человек с револьвером угрожал прохожим, в деталях описывают сам револьвер. Не все, правда, оказываются способны вспомнить, как в этот момент выглядела улица.

Что видят ученые, заглядывая в мозг

Коллаж. Посттравматическое стрессовое расстройство

При помощи современных средств нейровизуализации ученые могли наблюдать, что процессы кодирования и извлечения информации происходят при активном участии отделов мозга, вовлеченных в обработку эмоций, в частности – миндалевидного тела и орбитофронтальной коры. Функциональная МРТ показывает усиленную клеточную активность именно в этих областях.

Подавление воспоминаний требует торможения в тех частях мозга, которые играют важную роль в процессе извлечения их из хранилища.

В 2012 году ученые Кембриджского университета впервые продемонстрировали, какие отделы мозга вовлечены в подавление воспоминаний и даже в их замену.

Один из авторов исследования доктор Майкл Андерсон сравнивает такой механизм с нажатием на тормоз при вероятности аварии.

Участникам исследования предложили игру в ассоциации, в которой нужно было запомнить ассоциации между двумя словами, а затем забыть их, либо просто подавить их, заменив другими.

Обе стратегии работали хорошо, но при этом использовались разные нейронные контуры.

Работает контекст

Важную роль в воспоминаниях играет контекст. Роль контекста может выполнять что угодно, связанное с конкретным воспоминанием. Это могут быть сенсорные стимулы, например, запах, вкус, детали обстановки, а также другие, но менее важные события, происходившие одновременно.

Этому механизму много страниц посвятил выдающийся французский писатель Марсель Пруст, роман которого «По направлению к Свану» построен как воспоминания героя о детстве, вызванные вкусом печенья «Мадлен», с которым у него были ассоциированы события, происходившие много лет назад.

Поскольку контекстные подсказки помогают нам извлечь события из памяти, ученые предположили, что процессы, которые помогают изменить нашу память о контексте, могут влиять и на нашу способность что-то вспомнить или, наоборот, забыть.

Чтобы проверить это, группа американских исследователей попросила участников запомнить ряд слов в процессе просмотра картинок с изображениями живой природы, например побережья моря или леса. Картинки нужны были для создания контекста, который бы становился частью памяти о конкретном слове.

Участников поделили на две группы, а затем одну из них попросили забыть эти слова. Намеренно пытаясь забыть их, участники подавляли контекстуальные визуальные образы, ассоциированные с ними, что исследователи наблюдали на функциональных МРТ мозга.

Когда подошел момент, в который участников попросили вспомнить слова, эта группа справилась с заданием намного хуже, что говорит о принципиальной возможности подавления воспоминаний.

На основе полученных данных можно разработать терапевтическую технологию для помощи пациентам с ПТСР.

Раскачать воспоминание

Коллаж. Посттравматическое стрессовое расстройство

В 2016 году исследователи Уппсальского университета и Каролинского института Швеции продемонстрировали, что «перебивание» воспоминания приводит к тому, что оно снижает силу своего воздействия. Эксперимент проводился с группой людей, страдавших арахнофобией (боязнью пауков).

Сначала участникам показали картинку с изображением их восьминогих друзей буквально на несколько секунд. Через 10 минут им предъявили ту же картинку на несколько больший срок.

На следующий день они снова увидели ее, при этом ученые зафиксировали, что активность в миндалевидном теле участников была снижена по сравнению с первым разом. Это отражает тот факт, что эмоциональное воздействие этого образа заметно ослабло.

Исследователи стремились прервать процесс консолидации воспоминания: ее не случилось, потому что участники не успели зафиксировать предъявленный им на краткий момент образ. Первая прерванная демонстрация сделала воспоминание нестабильным, как бы раскачала его, поэтому при повторной демонстрации эмоциональная реакция ослабла.

«Удивительно, что такая простая манипуляция заметно влияет на активность мозга и поведение человека», – говорит одна из авторов исследования, аспирантка Уппсальского университета Иоганна Бьеркстранд.

Авторы работы предполагают, что результаты их исследования можно взять за основу терапии тревожности и фобий.

«Кастальский ключ забвения»?

Описанные выше приемы имеют когнитивную сущность. Некоторые ученые считают, что их можно подкрепить медикаментозным воздействием.

В одном из исследований когнитивная  методика, похожая на описанную выше, была использована после того, как ряд участников с акрофобией (боязнью высоты) принял препарат D-циклосерин. Это вещество работает как антагонист NMDA-рецепторов, которые являются важными медиаторами страха в миндалевидном теле и средней префронтальной коре.

Через неделю экспериментирования уровни стресса испытуемых заметно снизились, причем через три месяца эффект сохранялся.

Еще в одном исследовании группа людей с ПТСР принимала препарат пропранолол сразу же после того, как они по просьбе исследователей мысленно обратились к травмирующему событию в прошлом. В результате эксперимента у них стало меньше симптомов стресса, когда их попросили вспомнить о том же событии через какое-то время.

Пропранолол блокирует гормон норадреналин, который является частью механизма «бей или беги» в ответ на стресс.

«Бей или беги»

Состояние, при котором организм мобилизуется для устранения угрозы. При этом происходит каскад реакций, и одна из них заключается в том, что надпочечные железы выделяют гормоны катехоламины – адреналин и норадреналин. Они способствуют немедленным физическим реакциям, связанным с подготовкой всех мышц к повышенной активности.

С лекарствами, однако, все не так просто. Они должны пройти сложные и длинные процедуры клинических испытаний, сертификации, а также с их использованием возникают этические вопросы. Если дело дойдет до их применения, то, по-видимому, процедуры назначения будут очень строгими.

Источник:

How to forget unwanted memories

Коллажи Дмитрия Петрова

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?