Почему в реанимации к человеку относятся как к телу, оставляя за дверьми его чувства, стыдливость, достоинство? Комментируя нашумевшую статью о реанимации, московский врач согласился ответить анонимно

Врач со стажем работы в реанимации  8 лет:

— Статья в «Новых Известиях» и комментарий на нее врача реанимации, иеромонаха Феодорита Сеньчукова вызвали понятный резонанс.

Но самое обидное, что в этом обсуждении возник спор: кто прав, кто виноват? Этого вообще не должно быть.

Потому что обсуждаемая проблема — проблема не отдельно взятых отделений реанимации, а всей российской медицины.

К сожалению, и в других отделениях российских больниц у нас зачастую относятся к человеку как к телу. Но ведь есть простое правило: медицина для пациента, а не пациент для медицины. Очень простое правило, которое невероятно тяжело воплощается в жизнь.

Мы в России живем устаревшими парадигмами: как врачи, так и сами пациенты. Медицина у нас устойчиво ассоциируется с дискомфортом.

Считается: если человек болеет – ну, должно ж что-то болеть. Если ему больно – ну, надо потерпеть. Если его прооперировали – пришло время и помучиться.

Хотя часто совершенно не надо, потому что мучиться, когда врачи рядом — ненормально и противоестественно.

Конечно, не должны пациенты лежать в реанимации голыми на всем виду. (За исключением тех случаев, когда этого требует клиническая ситуация). Есть специальная одежда для больных – халаты с завязками сзади, они смешные, но для врачебных манипуляций довольно удобны, их легко снять, они не затрудняют доступ для проведения уколов, постановки катетеров и пр.

Конечно, должны быть раздельные боксы для мужчин и женщин. Или ширмы, не до потолка, а такие, чтобы закрывали пациента от соседа, но не закрывали мониторы. Так создается необходимое ощущение защищенности, интимности, сохраняющее личные границы. Вот, например, в инфекционных реанимациях все это обеспечено. Да и не только в инфекционных, но и в других  отделениях некоторых московских клиник.

Конечно, разговаривать о пациенте, который лежит без сознания, так, – будто его здесь и нет – неправильно. Как для самого пациента, так и для врача.

И если все это оставить как есть, объяснив «горячими трудовыми буднями», сама атмосфера будет работать против врача, невольно провоцировать на цинизм, нарушение этики, на отношение к пациенту как к телу.

Да, к сожалению, на многое не хватает ресурсов, времени, на то, чтобы просто уделить внимание и узнать желания пациента, сделать что-то для него.

И неважно, придумала или приукрасила что-то Татьяна Листова.

Мне кажется, эту статью медикам надо воспринимать не как обвинение, а как запрос для изменения нашей медицины в сторону пациентоориентированности, индивидуального подхода к пациенту.

Все правильно сказано – мы перестали относиться к пациенту как к личности. Давайте вспомним: мы лечим не пациента, не больного, мы лечим человека. Простая, прописная истина, про которую забыли. Вот и все.

Этому нужно обучать студентов медвузов с первых дней учебы. К сожалению, тот предмет этики, который сейчас есть, его статус, часы, которые на него отводят – совершенно не формирует у будущих врачей серьезного к нему отношения. Отсюда – многие проблемы.  И их не решить даже хорошим финансированием, достойной зарплатой.

Ведь часто те люди, которые грубо или цинично ведут себя с пациентами, ведут себя также и сами с собой. Их нельзя обвинять в том, что они жестоки к пациентам, они жестоки и к своим близким, они также ведут себя в магазине. Это общий уровень культуры.

Золотое правило – относитесь к людям так, как хотите, чтобы относились к вам. Просто представляйте себя на месте пациента, или друга, родственника, кого угодно. Сразу все очень быстро меняется в отношении. Хотел бы я, чтобы так относились ко мне? Хотел бы я лежать так? Что бы я хотел, чтобы было лучше? С вероятностью в 95 % вы угадаете пожелания пациентов.

Статья об ужасах реанимации Татьяны Листовой с первым комментарием

Что творится за закрытыми дверями отделений реанимации?