Нас много, у нас команда – 1,5 тыс человек. Один в поле не воин, но если мы все делаем какие-то дела, каждый по чуть-чуть – результаты могут быть очень большими

2 июля – день памяти святителя Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского. Добровольцы Православной службы помощи «Милосердие» считают этого святого своим покровителем. О добровольческом служении мы поговорили с координатором добровольцев службы «Милосердие» Ириной Редько.

координатор добровольцев службы «Милосердие» Ирина Редько

2 июля – день памяти святителя Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского. Святого, жившего в XX веке. Иоанн Шанхайский был монахом, архиереем. Кроме богослужебной деятельности и совершения духовных подвигов он занимался еще и помощью людям – тем, что мы сейчас называем социальным служением во многих странах: Россия, Сербия, Китай, Филиппины, США, Франция, Англия и проч. И везде, где был, он организовывал приюты, посещал больницы, помогал людям. Добровольцы Православной службы помощи «Милосердие» считают этого святого своим покровителем. Они чтут память св. Иоанна Шанхайского и ежегодно собираются на Литургию в этот день. О добровольческом служении, о том, подвиг ли это и о многом другом мы поговорили с координатором добровольцев службы «Милосердие» Ириной Редько.

– Судя по статистике, число добровольных помощников нашей службы с каждым годом увеличивается. Как ты думаешь, почему это происходит? Почему у человека возникает желание стать добровольцем?

Координаторы и добровольцы учатся. На фото: координаторы испытывают на себе вводное занятие Школы добровольцев, чтобы доработать программу. Апрель 2011
Координаторы и добровольцы учатся. На фото: координаторы испытывают на себе вводное занятие Школы добровольцев, чтобы доработать программу. Апрель 2011

– Действительно, к нам на собеседование каждое воскресенье приходят новые люди, порядка 10-15-ти человек. Люди хотят что-то делать, хотят помогать. Конечно, не все при этом имеют четкое представление о том, чем занимается наша служба, кому и как мы помогаем. И, конечно, не все ожидания мы можем оправдать. Например, в поле нашего внимания нет помощи детям домах малютки, а много людей хочет помогать именно здоровым младенцам-сиротам. Вместо этого мы можем предложить или помощь детям-инвалидам в интернатах или помощь в многодетных семьях.

Приходят в нашу службу люди по разным причинам. У нас в анкете есть вопрос: «Почему вы решили стать добровольцем?». Те люди, которые уже воцерковлены или как-то интересуются церковной жизнью, отвечают в том смысле, что «вера без дел мертва». Пишут о том, что хотят послужить Богу, ближнему, узнать себя, свое сердце. Это христианская мотивация.

Но приходят к нам и люди невоцерковленные, светские. Они хотят сделать что-то доброе, полезное. В какой-то степени они, наверное, мучаются тем, что работа в офисе не всегда является осмысленной, хотят делать что-то, в чем они сами видят смысл. Часто приходят и потому, что хотят познакомиться с единомышленниками, создаются даже семьи добровольческие.

координатор добровольцев службы «Милосердие» Ирина Редько

– А если взять тебя? Я помню тебя рядовым добровольцем, когда ты в свободное от работы время бежала помогать. Сейчас, став координатором, помощь нуждающимся стала твоей основной твоей деятельностью. Прошло четыре года. У тебя все также глаза горят?

– За эти годы многое изменилось. Это было насыщенное время, были разные ситуации, разные люди. А в работе координатора для меня очень ценно то, что приходится сталкиваться с очень разными ситуациями, с разными людьми, бывать в разных уголках Москвы, решать самые разные, казалось бы, совершенно нерешаемые задачи.

– Например?

– Например, когда все решается в последний момент. У нас ежегодно проходит большой слет добровольцев в Подмосковном местечке, которое мы называем Воскресенское, туда приезжают 100-150 человек. Понятно, что это мероприятие требует и бытовой стороны – добровольцев надо кормить. В этом году так получилось, что те повара, кого мы раньше просили помочь, не смогли приехать. Оставалась неделя до слета, а повара у нас так и не было. И тут на очередной встрече новых добровольцев в конце ко мне приходит мужчина, спрашивает, может ли он поехать на этот слет. Мы посмотрели его анкету, читаем данные и видим, что он повар! Конечно, Алексей с нами поехал, был там главным поваром, очень востребованным. Он быстро влился в нашу компанию. И первое такое испытание свое он прошел – накормил 150 человек за два дня. Конечно, у него были помощники.

В психоневрологическом интернате добровольцы помогают на Литургиях в домовом храме. После Причастия раздают запивку и просфорки, а также конфеты тем, кто причащался
В психоневрологическом интернате добровольцы помогают на Литургиях в домовом храме. После Причастия раздают запивку и просфорки, а также конфеты тем, кто причащался

Была и другая история: вечером в половине восьмого позвонила руководитель Кризисного центра «Дом для мамы» (проект Православной службы помощи «Милосердие») и сказала, что надо найти человека, который может завтра к 12-ти отвезти подопечную маму в ее новое жилище. Наша группа по перевозкам не принимает просьбы, которые поступают в такое время, потому что для того, чтоб дозвониться до добровольцев, нужен хотя бы день. Я решила, что надо помочь, открыла все свои записные книжки (на домашнем компьютере дома у меня не установлена база данных с контактами добровольцев) и начала обзванивать всех, про кого мне известно, что у этого человека есть машина. Но все объясняли, что хорошо бы было заранее предупредить, а завтра они будут заняты и не смогут отпроситься с работы. Оставался последний номер, и именно последний человек согласился. Иногда работа координатора – проверка на упорство: надо долго-долго пытаться, дозваниваться. Часто те, на кого и не надеешься, могут помочь.

координатор добровольцев службы «Милосердие» Ирина Редько– Многие ли из тех, кто записывается в добровольцы, остаются годы спустя? Например, за последние 5 лет сильно поменялся состав людей?

– Конечно, не все остаются. Кто-то уходит. Мы недавно посчитали, что более 35% от общего количества участников помогают в службе более 4-х лет. У людей что-то меняется: рождается ребенок, меняется работа, кто-то переезжает в другой город. Часто несколько лет спустя наши добровольцы возвращаются. Недавно я получила письмо от Ольги, добровольца, которая много помогала в северном округе. Она несколько лет назад сказала, что больше помогать не может, у нее родился ребенок. А сейчас ребеночек уже подрос, и она снова готова помогать в свободное время.

– По каким направлениям проектов службы «Милосердие» сейчас нужны добровольцы?

– Прежде всего в помывочную бригаду – это очень актуально летом. Эта бригада помогает лежачим тяжелобольным людям принять гигиенические процедуры, постричься.

Еще очень ждем людей, которые могут помогать в психоневрологических интернатах, людям с ментальными нарушениями. Есть несколько интернатов, где помогают только добровольцы. Там наша задача – организовать досуг подопечных. Они находятся за четырьмя стенами, живут в очень замкнутом мире. У этих людей нет средств общения с окружающим миром – телефона, компьютера. Они могут понять что там, за стеной, только благодаря нам. Им важно знать, что в этом мире у них кто-то есть. Например, группа наших добровольцев, посещающих 25-й интернат, приходит пообщаться на несколько часов. Но их всего 7 человек. За время, пока находятся в интернате, они успевают обойти одно отделение, и то не с каждым побеседовать. А этим людям нужно индивидуальное внимание. Отчасти они ведут себя эгоистично, но со временем это корректируется, когда они видят пример добрых отношений между приходящими к ним друзьями.

Добровольцы сопровождают семьи с детьми-инвалидами, отдыхающие на даче Марфо-Мариинской обители в г. Севастополе
Добровольцы сопровождают семьи с детьми-инвалидами, отдыхающие на даче Марфо-Мариинской обители в г. Севастополе

– Бывают такое, что все хочется бросить?

– У меня такого не было. Бывает, работа сложная, бывает, все наваливается, бывает, иногда такие просьбы, что не видишь смысла это делать, но всегда в такие моменты приходит помощь Божья. Каждый раз по-разному.

У меня есть мой личный подопечный Александр Васильевич. Он слепоглухой, но человек очень образованный и приятный собеседник. Иногда для меня является отдыхом сходить к нему в гости, чем-то ему помочь, посидеть вместе, попить чай, поговорить. Вот такое общение вдохновляет, да. Когда настроение такое, что не очень чего-то хочется, спасают подопечные.

координатор добровольцев службы «Милосердие» Ирина РедькоМеня вдохновляет история из жизни святителя Иоанна. Когда он служил в Шанхае, он организовал там приют для беспризорных детей. Приют постоянно пополнялся детьми, в том числе теми, которых находил святитель. Не всегда хватало денег, еды. И вот в один из вечеров владыка привез очередного ребенка, а директор приюта в ответ на это высказала все, что думала. Святитель спросил у нее, что нужно – она ответила, что очень нужна овсяная мука, и владыка Иоанн поднялся к себе. Ночью жители соседних комнат слышали, как он клал поклоны. Наутро раздался звонок в дверь – за ней стоял представитель зерновой компании, который хотел передать приюту излишек овсяной муки. В это время святитель Иоанн спустился по лестнице, он прошел молча, но эта женщина, занимавшаяся приютом, увидела в его глазах упрек за недостаток веры.

– А ты могла бы что-то посоветовать вновь прибывшим добровольцам или тем, кто задумывается над тем, чтобы им стать? Может, от чего-то предостеречь?

– Как координатору, мне хочется, чтобы наши добровольцы были с нами всегда, чтоб у нас не было ситуации, когда заглядываешь в базу данных, а там стоит подпись напротив фамилии: «Не может помогать», «не хочет», «уехал в другой город», «телефон не доступен» и т.д. Конечно, для того, чтобы добровольцы не уходили, нужно их беречь. Я бы сказала, что добровольцу нужно соблюдать правила собственной безопасности. Важно, когда человек приходит помогать, не кидаться помочь всем. Как пример приведу донорство. Вот я прочитала много слезливых историй о том, что таким-то людям нужно переливание крови, и мне хочется помочь им всем сразу, одним махом. Однако врачи знают, что больше, чем 500мг крови брать нельзя. Если я за один раз сдам всю кровь, я умру на месте и смогу помочь очень малому количеству людей. А если я буду это делать регулярно, и это будут делать еще тысячи человек, то донорской крови хватит всем. То же самое должен осознавать доброволец. Он слышит истории, что и здесь бабушке нужна помощь, и этой многодетной семье нужно помочь, и тут надо кого-то спасти, и ему хочется идти везде и всюду. Но если он последует этому желанию, то через пару месяцев может случиться так, что он сбежит, сотрет телефоны всех координаторов, потому что физически невозможно так работать. Надо помнить о том, что нас много, у нас команда – 1,5 тыс человек. Один в поле не воин, но если мы все делаем какие-то дела, каждый по чуть-чуть — результаты могут быть очень большими.

Поздравления с Рождеством. Январь 2012
Поздравления с Рождеством. Январь 2012

А, в общем, искусство координатора – найти верный подход. С одной стороны, о человеке, который пришел, не надо забывать и звонить ему в следующий раз через полгода после того, как он пришел. С другой стороны, человек должен сам рассчитать свои силы и не хвататься за все на свете. Надо, чтобы волонтерская деятельность не мешала семье и работе, учебе. Если у добровольца еще осталось время, он может позвонить координатору и попросить еще задачи или откликнуться на форуме.

– Многие добровольцы, став на путь воцерковления, считают, что они должны помогать не по мере сил, а стяжать дух Святой и умереть прям на месте, не совсем верно трактуя святоотеческие учения.

– Да, у нас православная организация, но это не значит, что у нас надо гибнуть. Хорошо, если у воцерковляюшегося человека есть добрый, внимательный духовник, с которым можно посоветоваться, который мог бы помочь определить каждому его меру. Все мы разные: кто-то призван к многодетной, семейной жизни, кто-то к монашеству. Есть много путей, на каждом пути свои сложности-радости. Если у начинающего добровольца нет духовника, он может прийти на наши еженедельные молебны, на них мы молимся в том числе и святителю Иоанну Шанхайскому о, скажем так, помощи в помощи. А после молебна у нас чаепития, на которых можно задать свои вопросы батюшке, посоветоваться.

координатор добровольцев службы «Милосердие» Ирина РедькоКонечно, мы знаем Евангельские слова о том, что «нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя» (Ин. 15, 13). Становясь добровольцем, человек должен от чего-то отказаться, но в основе этого отказа должна быть любовь. И если мы еще не доросли до меры любви и подвига святых, то мы можем начать с чего-то малого, например, отказаться от просмотра телевизора. Понятно, что проще смотреть телевизор, который куда-то уносит твои мысли, но вот тут надо оторвать себя от дивана и пойти к бабушке, помочь ей полы помыть. Можно меньше сидеть «В контакте», в «Одноклассниках». Бывает, что у подопечных есть свои взгляды на хозяйство. Например, у бабушки три губки для мытья посуды – зеленая для намыливания, желтая – для смывания, красненькая – для протирания стола. Она будет стоять над душой и смотреть, чтобы доброволец все правильно сделал. Вот здесь надо отказаться от себя и сделать так, как она просит. Есть много разных ситуаций, в которых можно положить душу свою за други своя.

Августа. Май 2012
Августа. Май 2012

– А как можно продолжить фразу: «Если я доброволец, то…»?

– Если я доброволец, значит, в моей жизни есть полнота, и ежедневно в ней есть место для маленького, крошечного подвига.

Если вы хотите стать добровольцем Православной службы помощи «Милосердие», мы ждем вас каждое воскресенье в 11.45 по адресу: г. Москва, Ленинский проспект, дом 8, корпус 12, (метро <<Октябрьская>> — кольцевая).