Эрготерапия – это не набор заточенных вилок, а философия

Эрготерапия – это принцип работы, может быть даже целая философия, в центре которой человек и его возможности

Как эрготерапевт меняет жизнь человека, выясняла наша корреспондентка Вера Тихонова.

Хорошо известная и совершенно новая

С сотрудниками краснодарского центра развития и реабилитации «БлагоДар» Вера Тихонова разговаривает в кабинете АВА-терапии, заставленном необычными детскими стульчиками. «Садитесь за стол», – предложили хозяева. – «Да я лучше на ковре, у меня травмирован позвоночник и сидеть на стуле трудновато». – «Это и есть эрготерапия, – отвечают специалисты, – когда вы знаете, что у вас несколько ограничены возможности, и находите способ компенсировать это».

Эрготерапия как профессия получила признание после Второй мировой войны. Тогда надо было восстанавливать пострадавших людей, реабилитировать их. Начали складываться профессиональные сообщества. Но в России, где реабилитация долгое время была падчерицей медицины, первый обучающий курс стартовал только в 1999 году.

В 2021 году Минздрав РФ принял новый порядок медицинской реабилитации взрослых, и предполагается, что теперь в медучреждениях появятся мультидисциплинарные команды, которые будут заниматься реабилитацией пациентов начиная с острого заболевания или травмы и заканчивая длительным периодом адаптации к обычной жизни. 

Для детей обновленный порядок реабилитации начал действовать еще в 2019 году, но до сих пор наши подопечные, на реабилитацию которых мы собираем средства, рассказывают, что ребенку с тяжелым ДЦП по ОМС положен лишь длительный курс массажа, каждый сеанс длится 20 минут и практически ничего не дает. Словом, многие моменты требуют проработки.

В том числе необходимость государственной поддержки для обучения эрготерапевтов и внедрения передовых методик.

А пока благотворительные организации продолжают объявлять сборы на курсы комплексной реабилитации для детей и взрослых. И сталкиваться с вопросами от жертвователей: «А что такое курс эрготерапии, который нужно оплатить вместе с ЛФК?» Какую пользу приносит эрготерапия и действительно ли это необходимо людям с ограниченными возможностями?

Это твоя каша

Полина познакомилась с эрготерапией, когда ей было около года

Термин «эрготерапия» состоит из двух греческих слов: «труд» и «оздоровление». Иногда в буквальном смысле, как это было для сотрудницы «БлагоДара» Татьяны Лазаревой.

«Моей эрготерапией была картошка на поле. В 1990-е годы было тяжело, и родители арендовали часть поля, чтобы растить картошку. Нас было четверо: мама, папа, я и брат. Папа расчерчивал четыре полосы, моя – самая узкая. Я ползла на коленках, полола картошку. Или, например, мама шла на рынок, покупала пшена с просом, смешивала и давала мне. Каши хочешь? Ну вот сиди, выбирай, или ты ее с просом съешь, или чистую. Это твоя каша. И ты сидишь, перебираешь. С ДЦП это трудно, не получается. Сидишь час, сидишь 10 часов, но в конце концов переберешь», – вспоминает она.

Сейчас, к счастью, у родителей особых детей больше возможностей, им доступна информация о разных методиках. И прибегать к экстремальной педагогике нет нужды. 

Психолог Елена Колесникова решила обучиться эрготерапии, потому что считает, что важнее чтобы ребенок мог расстегнуть-застегнуть одежду и сходить в туалет, чем научиться считать и рисовать

«Эрготерапевты придумывают программу под каждого ребенка. Вот если есть, например, гемипарез (ограниченность в работе мышц одной стороны тела), значит, ему нужна ложечка под правую или левую руку, изогнутая под таким углом, как ему удобно», – говорит Татьяна Дядькина из кубанской станицы Натухаевской.

Она познакомилась с эрготерапией, когда ее дочке Полине было около года. Специалист приезжал к ним в станицу два месяца, каждую неделю. Показывал, как лучше заниматься с девочкой, объяснял, как это работает.

Тане больше всего запомнились занятия с манкой, насыпанной в ярко-красное блюдечко. Эрготерапевт уговорил ее не пытаться посадить дочку «как правильно», а позволить ей принять удобное положение. Тогда можно пальчиком Полины рисовать по манке, так чтобы было видно красивое блюдечко, чтобы ее пальчик чувствовал шероховатость крупы. 

Сейчас, когда Дядькины приезжают в Краснодар, Полина часто сидит в специальном эрготерапевтическом креслице. У него наклонное сиденье, опора под ножки и утолщение в нижней части спинки, чтобы девочка сидела, условно говоря, не на пояснице, а на попе. А еще у кресла есть столешница с вырезом под туловище. Так тело получает дополнительную опору и не перекашивается, позволяя ребенку уделять внимание чему-то кроме поиска удобного положения.

За вторым ребенком

Обучиться включать свет и закрывать двери помогают специальные игровые панели и кубы

Эрготерапия – это не только про то, как правильно сидеть и как удобно есть. Это еще про обретение свободы, про выход за рамки своих ограниченных возможностей. Поэтому в свое время психолог Елена Колесникова решила выучиться на эрготерапевтических курсах.

«Раньше эрготерапия была больше направлена на то, чтобы человек восстановил утраченные функции. Скажем, после инсульта. А сейчас она развивается в сторону обучения новым навыкам.

Ко мне приходят родители и просят: научите ребенка считать. Но что важнее, чтобы ребенок умел считать или чтобы он мог расстегнуть-застегнуть одежду, сходить в туалет, вымыть руки, взять стакан воды и попить? Чтобы он мог выйти на улицу, зайти в кафе, поесть там? Как психолог, я работаю с разными нарушениями, но помимо этого мне важно научить ребенка самообслуживанию. Поэтому я и пошла учиться на курсы эрготерапии», – объясняет Елена Семеновна.

Богдан учится сам надевать ботинки

Иногда во время занятий выясняется, что ребенок не умеет включать свет. Елена Семеновна предлагает ему попробовать это на специальной панели. Там есть выключатель с тугими кнопками, есть с кнопками помягче. И можно щелкать ими, пока умение не дойдет до автоматизма. 

Казалось бы, как умение выключить свет связано с психологическим состоянием? Оказывается, самым непосредственным образом. Потому что в голове у каждого родителя особого ребенка сидит страх – что с ним будет, когда я состарюсь и не смогу о нем заботиться? Как же он, такой беспомощный, выживет в огромном мире? Чем больше навыков осваивает ребенок, тем больше этот страх ослабевает, уходит постоянное напряжение. Да и элементарно становится больше времени.

Однажды на занятия пришли Илья, мальчик с тяжелой формой ДЦП, и его мама Лена. Мама хотела, чтобы мальчик, который не умеет говорить, научился рисовать и развивал мелкую моторику. Елена Семеновна сказала: «Это понятно, но давайте учиться и практическим вещам». Илье из-за сильной спастики было очень сложно научиться обуваться самому – это нужно вставить ногу в ботинок, подтянуть его, потом застегнуть липучки. А расстегивать и застегивать куртку? Это же целая наука, но дело того стоило.

«Они ходили ко мне, наверное, месяца три подряд. И когда Илья всему этому научился, было видно, какое облегчение это принесло маме. Она увидела, что ее ребенок что-то может. Что он, оказывается, может сам вымыть руки, может не звать маму, а взять стакан и попить. И знаете что? Мама потом родила второго ребенка. Потому что ушла тревожность, неуверенность. Потому что она уже не была привязана к Илье все время. И в других семьях было так же. Их жизнь изменилась».

Чем занят Арсений?

Если у ребенка энергия уходит просто на то, чтобы собрать себя в кучу, это неправильно

Татьяна Москаленко давно работает реабилитологом, она отправилась на курсы эрготерапевтов, когда увидела, как эрготерапевтические приемы облегчают жизнь и дают свободу ее подруге:

«У Марии – ее уже нет на этом свете – была мышечная дистрофия. Она не могла сама поднять руку, даже если подъезжала к столу. И ей сделали столик, который крепился на коляску. Ей ставили локоть на столешницу и давали в руку вилку. Сил накалывать пищу у нее не было, поэтому зубцы вилки остро-остро заточили, а саму вику сделали из сверхлегкого металла. И Мария сама ела, она перестала ждать, когда ее покормят. И таких моментов в ее быту было очень много. Потому что каждый фрагмент ее самостоятельности позволял ей меньше ощущать себя инвалидом».

«Сейчас я слушаю лекции израильского специалиста по эрготерапии и понимаю, что до нас только эхо доходит, – говорит Татьяна. – А на самом деле там столько возможностей! Если дать ребенку правильную расческу, правильную одежду, ему станет спокойнее и удобнее».

Чтобы показать, как это работает, Татьяна выдвигает на середину кабинета стульчик: «У меня занимается мальчик Арсений, которому трудно контролировать положение тела. Мы работаем над этим, но он то и дело сползает и перекашивается на стуле. И как ему сосредоточиться на подготовительных занятиях к школе, если у него энергия уходит на то, чтобы собрать себя в кучу? А он умный парень.

Чем больше навыков осваивает ребенок, тем меньше страха в родителях и больше времени на другие занятия

Ему подобрали специальный стул. В нем он сидит глубоко, так что слева и справа у него опора. Сиденье клиновидное, так что у него поясница уходит вперед, под поясницей – упор, под стопы опора. Локти плотно стоят на столешнице. И чем больше у тела тактильных точек соприкосновения с поверхностью, тем меньше оно требует энергии для поддержания контроля позы. И тогда энергия идет на то, чтобы Арсений учился».

«Хочется создавать условия вокруг человека, понимаете? – говорит Татьяна. – Начиная с того, как использовать свое тело с его особенностями. Чтобы не использовать вхолостую ресурс, не переутомлять целые группы мышц. Вот сейчас у меня была на занятии девочка, она может сидеть на седалищных буграх, я это вижу. А мама ее сажает на позвоночник.

И если я не донесу до мамы, как важно, чтобы она в быту сажала девочку правильно, все мои усилия на занятиях будут бесполезными. Девочка сидит согнувшись, у нее уходят вверх плечи, голова – вниз, из-за этого спазмируются мышцы шеи, спазмируются позвоночные артерии, ухудшается кровоснабжение головного мозга, страдают позвоночник и внутренние органы, появляется сколиоз.

Если же мама станет моим союзником, она поймет, что дочку нужно не просто сажать на диван, а подкладывать ей под поясницу валик, чтобы таз выкатывался вперед. Это задача эрготерапии – показать, как есть, объяснить, как можно, зачем и почему».

Эрготерапия может быть очень разной. Потому что это не набор изогнутых ложек или заточенных вилок. Это принцип работы, может быть даже целая философия, в центре которой человек и его возможности.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться