В Москве начала работать группа поддержки для подростков в депрессии и их родителей. По мнению психологов, с депрессией лучше бороться всей семьей

Эмоции — иногда как тигры и надо уметь с ними договариваться

20 — 25% самоубийств в мире приходится на подростков в состоянии депрессии. Такие данные на своей странице в Интернете приводит проект «Ты не один».

Специалисты центра считают, что с подростковой депрессией важно работать системно: индивидуальное консультирование, группы поддержки для родителей и подростков и распространение адекватной информации о том, что такое депрессия.  Рассказывает руководитель проекта «Ты не один», психолог и психотерапевт Настасья Крысько.

«Ребенка подменили»

Настасья Крысько

— Подросток в депрессии находиться в очень уязвимой ситуации — он чувствует себя одиноким и при этом у него только формируются такие социальные навыки, как поиск поддержки, просьбы о помощи, стратегии преодоления проблем. Эти факторы увеличивают риск суицидального поведения у подростков.

Да и причин для возникновения депрессии в подростковом возрасте хватает: буллинг, насилие (сексуальное, физическое, психологическое), потеря близкого, травматичное событие, изоляция, наследственность — предрасположенность к депрессии, гормональные изменения.

— Но как понять, что ребенок не просто переживает переходный возраст, который тоже может проходить бурно, сложно, а именно  депрессию?

— Продолжительная грусть, апатия, чувство безнадежности, сильная беспричинная усталость и слабость, отдаление от друзей и близких, снижение успеваемости, изменение пищевого поведения, нарушение сна, мысли о смерти, трудности с концентрацией внимания – все это очевидные симптомы меланхолической депрессии. Но есть и такие, распознать которые на первый взгляд довольно трудно.

Например, в подростковом возрасте депрессия часто может маскироваться за асоциальным поведением: правонарушения, агрессия, употребление психоактивных веществ, самоповреждающее поведение, побеги из дома – все это тоже может быть признаками так называемого делинквентного типа депрессии. Про это мало говорят, но мне кажется, что это важно знать. Может быть депрессия и ипохондрического типа — когда подросток часто жалуется на здоровье, ходит по врачам.

Чаще всего, конечно, можно наблюдать меланхолический тип депрессии, о котором мы уже говорили выше. В этом случае снижается интерес к жизни, настроение, физическая активность, ничего не хочется делать, нет сил. Может измениться сон: трудно засыпать или человек просыпается ранним утром и не может спать дальше, или сон поверхностный; меняться может и пищевое поведение: пропал аппетит либо, наоборот, постоянный голод.

Подросток все меньше общается, рвутся социальные связи – с семьей, с друзьями, с учителями. Подросток с депрессией может избегать разговоров с близкими людьми, меньше ухаживает за собой, резко снижается успеваемость.

Первое, что можно сделать, если родитель заметил тревожные признаки, — попробовать поговорить с ребенком. Важно не критиковать, не обесценивать, а выслушать с искренним интересом. Поддержка родителей очень важна для подростков. В таком разговоре они могут попросить о помощи, рассказать, что с ними происходит или просто знать, что родитель рядом.

Если родители видят, что его ребенок резко изменился, то важно обратиться за помощью к специалистам, это может быть психолог или врач-психиатр. Часто родители подростков жалуются, что «ребенка как будто подменили». Это не всегда симптом именно депрессии, но игнорировать его не стоит – лучше обратиться за профессиональной помощью.

Подростки ищут свою стаю

— Как именно работа в группе может помочь подростку?

— Хорошо сочетать групповые и индивидуальные занятия. Консультация позволит работать с индивидуальным запросом, делиться чем-то личным, а группа помогает формировать навыки общения, не чувствовать себя одиноким, получать и запрашивать поддержку.

Особенность подросткового возраста в том, что подростки стремятся к общению, ищут своих, у них есть искренний интерес к другим, любопытство, но часто нет умения строить отношения.

А вот в группе как раз можно учиться взаимодействовать друг с другом, проговаривать чувства, получать обратную связь — и все это в безопасном формате, когда нет риска «пораниться». Кроме того, на группе можно узнать, увидеть, кто и как справляется: например, Маша говорит, что когда ей грустно, она включает музыку и убирается. А Саша, наоборот, тихо сидит на кухне и пьет чай. Кто-то рисует, а кто-то медитирует – почему бы и мне не попробовать?

Группа это безопасное место для общения, поиска новых стратегий и способов справляться с разными состояниями.

В России около 10% населения (15 миллионов человек) имеют диагноз «депрессия», из них около 5 % — подростки в возрасте от 14 до 17 лет.

— Как подросток может попасть к вам на группу? Будет ли кто-то его диагностировать, или достаточно подозрений родителей?

— Обычно родители подают заявку через сайт, и мы назначаем первичное собеседование, где мы знакомимся с подростком и родителями, разговариваем, узнаем об ожиданиях и запросах, а затем решаем, что лучше подойдет – индивидуальная терапия или групповая. Очень часто сочетаем оба подхода.

— А если сам мальчик или девочка говорят, что не хочется никуда идти? Как родитель может эффективно уговорить ребенка «попробовать» группу?

— Если сам парень или девушка не хочет – мы с этим ничего сделать не сможем, нельзя заставить ходить на группу и получать помощь. Как правило, подросткам и любопытно и тревожно, и на первую встречу они приходят немного настороженными, а потом втягиваются, им нравится. Подросткам совсем не хочется оставаться в этом состоянии.

Чаще всего у подростка в депрессии действительно есть надежда, что ему что-то или кто-то поможет, они верят, что можно что-то сделать, они хотят пробовать. Надежда – это важно при работе с депрессией, и со стороны семьи, и со стороны самого подростка, и у специалиста – фактор надежды повышает и продвигает эффективность терапии.

— Кто ведет группу, какова роль ведущего?

— Группу ведут два специалиста, групповая программа предусматривает 10 встреч раз в неделю в течение трех месяцев. Ведущие — психологи, психотерапевты, которые, помимо профильного образования, имеют также опыт работы с подростками и с группами.

Роль ведущего в группе не менторская и не «дружеская». Правильнее было бы сказать, что это партнерские отношения.

На группе действует принцип активной ответственности, когда подросток сознательно берет на себя задачу, которую ему важно было бы решить. Например, научиться управлять гневом, понимать оттенки своих чувств, снизить частоту конфликтов с родителями, запрашивать поддержку и так далее. А группа его в этом  поддерживает. При работе с депрессией важно обращать внимание даже на минимальные изменения.

— На что похожа встреча группы? Это чаепитие, клуб по интересам?

— Скорее это беседа, обсуждение в кругу. Встреча длится два часа. Структура каждой встречи будет различаться, но в целом ребята рассказывают о том, что им важно: о себе, о трудностях, делятся своим настроением. Ведущие могут предложить упражнение и обсудить его потом, на группе может возникать дискуссия на какую-то тему: например о том, зачем нам нужны эмоции или какое поведение самое эффективное при конфликтах, что можно делать, когда очень грустно и одиноко и так далее.

В конце встречи очень важна обратная связь от участников: здесь можно проанализировать и отметить, что было на группе важным, чего не хватило, поменялось ли собственное состояние. Группа — это безопасная среда. И ведущий, и сами участники следят за соблюдением правил: фокусироваться на позитивном, замечать изменения, поддерживать уважительное отношение друг к другу.

Группа – это еще и про дружбу, начало новых отношений, ребята будут общаться и после группы. Не все проблемы можно решить на группе, какие-то требуют индивидуальной работы, но общие стратегии мы можем обсуждать и вместе. Например, как вести себя во время ссоры с родителями или друзьями.

Важно видеть в себе хорошее 

— Регламент 10 встреч раз в неделю — это много или мало? Что ждет этих ребят потом?

— 10-12 встреч — это стандарт подростковых групп. Подростку важно видеть и чувствовать границы. Это настраивает на работу, позволяет расставить приоритеты: что я хочу успеть за этот период, чему научиться, какие я себе ставлю цели? Например, научиться контролировать свою грусть, найти друга, попробовать что-то новое в общении с людьми.

Всех задач за время группы не решить, но после группы ребята могут подумать про индивидуальные консультации, или захотеть заняться спортом, что очень полезно при депрессии — бег, бассейн, борьба, они помогают регулировать свое тело, дыхание, напряжение. Или заняться танцами, пойти в литературную студию.

Главное – что ребенок готов к контактам, преодолел замкнутость, страх, у него появился интерес к жизни.

Но при депрессии важно, чтобы сам подросток захотел попробовать пойти куда-то, заставлять нельзя.

— Как подросток может понять, что он вылечился?

— Если подросток стал замечать разные проявления своего настроения, стал больше следить за собой, если появляются  интересы, стало меньше проблем со сном, уходит желание навредить себе – он на правильном пути. Сами подростки в качестве критериев называют улучшение отношений в семье, в школе, с друзьями, более позитивное эмоциональное состояние.

При работе с депрессией важно учиться замечать даже самые небольшие изменения, уметь их поддерживать, быть готовым к ухудшениям, не обесценивать свои старания и себя.

И вот для этого важно включение не только подростка, но и всей его семьи. Для подростка важно, чтобы родители отметили, как он старается не ссориться, или сдать долги по учебе, или не проспать.

В процессе работы с психологом всегда важно обозначать, какова цель, к которой мы вместе идем. С подростком, с родителями. Когда она достигается, работу можно приостановить, завершить или продолжить, выбрав новую цель. Важно не забывать, где и как подросток может получить помощь, чтобы в дальнейшем он знал, куда обратиться.

— Не значит ли это, что, раз депрессия дебютировала в столь юном возрасте, она не раз еще вернется и во взрослой жизни? Эти ребята – в зоне риска?

— Чем раньше мы выявим депрессию, тем меньше вероятность того, что клиническая картина осложнится и разовьется в более сложную. Чем раньше мы будем выявлять депрессию у детей и подростков, тем выше шанс предупредить рискованное, суицидальное поведение. Важно проводить в школах занятия для  подростков, где учили бы, как запрашивать поддержку, как ее оказывать, к кому обратиться – это повысило бы частоту своевременного обращения к специалисту.

Настасья Крысько: «Группы поддержки подростков с депрессией проект «Ты не один» впервые запустил зимой 2018 года: сейчас у нас проходит первая группа, набор во вторую объявлен на осень 2018. С подростками мы работаем уже больше 15 лет. «Ты не один» является проектом нашей организации — Некоммерческого Партнерства содействия развитию детей и подростков «Перекресток плюс». Мы – за системный подход: работаем не только с подростком, но и с теми, кто входит в его социальную ситуацию: семьей, специалистами. В рамках проекта мы проводим лекции, на которых рассказываем о подростковой депрессии, обучающие семинары для специалистов, где учим работе с депрессией  у подростков. Наша задача — формировать адекватное представление о том, что такое депрессия, как она протекает, как это заметить и как с этим быть, а также делать такую помощь доступной.

Депрессией можно заразиться

— Параллельно с подростковой группой у вас работает такая же группа поддержки для родителей. Что это дает мамам и папам?

— Когда у подростка депрессия, члены его семьи часто не знают, что делать, и могут начать испытывать чувство безнадежности, одиночество. У родителя трудная задача – регулировать свое состояние и одновременно поддерживать подростка. Тут высок риск «выгорания», если ресурсов и сил у самого родителя немного.

Таким ресурсом для родителей может быть группа поддержи: возможность послушать других родителей, узнать об их способах справляться с какими-то ситуациями.

Ведущие у подростковой и родительской групп разные, но они поддерживают связь, отслеживают динамику и дают участникам обратную связь.

Бывает и так, что из пары «ребенок-родитель» на группы ходит кто-то один, но когда посещают оба – эффективность повышается в разы.

— Родители часто могут начать обвинять и себя в том, что у ребенка депрессия…

— Родители действительно могут начать искать причины в себе, обвинять. Я думаю, что поиск виноватого — это калечащая, а не исцеляющая идея. Важно направить свое внимание на возможные выходы, пробовать что-то новое, смотреть на результаты, не забывать о своем состоянии, замечать и себя, находить время для отдыха и восстановления сил. Задача специалиста: быть рядом, вместе придумать, что можно делать, чтобы помогать семье справляться с депрессией.

Группа и консультация дает этот ресурс: учит запрашивать помощь, не прятать свои чувства, искать способы справляться, находить поддержку у близких. И помнить, что у каждой семьи свои запросы и рецепты.

Наша задача и состоит в том, чтобы помочь понять: когда, какая и от кого нужна поддержка, и научить детей и родителей ее просить и принимать. Иногда поддержка просто в том, чтобы разрешить поплакать, а не стремиться всеми силами подростка успокоить. Или в том, чтобы сказать: я готов с тобой поговорить, захочешь – приходи.

Рисунки: Ольга Сутемьева