Недавно мне довелось познакомиться с двумя удивительными примерами добровольческого служения, представляющими, по моему мнению, крайние точки того, как может быть организовано такое служение. Между ними есть много других вариантов, объединяющих в себе те или иные стороны этих подходов

Недавно мне довелось познакомиться с двумя удивительными примерами добровольческого служения, представляющими, по моему мнению, крайние точки того, как может быть организовано такое служение. Между ними есть много других вариантов, объединяющих в себе те или иные стороны этих подходов.

Клуб волонтеров
В Москве уже много лет существует так называемый «Клуб волонтеров». Это светское объединение воплотило в своей работе, саму суть добровольчества, воплотило, можно сказать, в том пределе и напряженности, что близки к совершенству.

Полезные ссылки:

О том, как стать волонтером, читайте здесь

Клуб окормляет детские дома, как правило из областей прилегающих к Московской. Каждый детский дом волонтеры посещают раз в месяц-полтора. Цель, насколько я понимаю, максимально помочь детям подготовиться к самостоятельной жизни. Волонтеры обучают детей азам командного взаимодействия, спортивным играм, танцам, рукоделию (как мужскому, так и женскому). Подростков учат быть современными, соответствовать моде, ориентироваться в одежде, правильно подбирать ее, вкусно готовить и многому другому. Маленьких детей учат не только играть, но и придумывать и делать игры. Клуб волонтеров устраивает концерты, праздники и выпускные вечера. При всем этом ключевой принцип: ничего лишнего, ни минуты в пустую, главное — это ребенок.

Возглавляют и управляют Клубом – добровольцы, ни один человек не «работает» в Клубе. Административные, финансовые, материальные затраты минимизированы, все подчинено выездам в детдома. Клуб не собирает денег, все ложится на плечи добровольцев. Одно из немного, что позволено — это склад, где хранится необходимый инвентарь и пожертвованные вещи, расходные материалы и книги. Каждая поездка (бензин, еда и небольшие подарки) оплачивается вскладчину. Едут по 20-30 человек только на своих машинах по 4 человека, включая водителя. Едут только активные, способные реализовать целый проект. Ни копейки не может быть потрачено на сторонние нужды и даже на обслуживание труда и отдыха волонтеров.

Вся жизнь Клуба рассчитана до мелочей, все оправдано, все работает как часы. Иного варианта, при путешествиях в 600 и более километров за день с учетом, что надо успеть реализовать программу и в тот же день вернуться — не может быть. Есть даже условие, что волонтер-водитель не имеет право ездить два дня подряд.

Как бы это не выглядело странным, но вполне логичен запрет на слишком близкие, дружественные отношения добровольцев и детей. Опыт показывает, что приоритеты у волонтеров, как и у всех, определяются их жизнью. И очень просто причинить боль ребенку, став его близким другом, а потом бросить его «по личным обстоятельствам». Да многие волонтеры переписываются с детьми, да дружат, но все это не может перейти какой-то границы. Эта же логика и определила периодичность поездок. Если ездить часто – будет привыкание, дружба. Если редко – волонтеров забудут и потеряется необходимый минимальный личный контакт.

Вера и свет
Буквально на следующий день после знакомства с Клубом волонтеров проходил традиционный для добровольческого движения «Даниловцы» семинар «Человек перед Богом», где мы встретились с представителями общины «Вера и свет». Эти удивительные общины созданы всемирно известным французским педагогом, философом Жаном Ванье, они осуществляют совершенно иной «тип» служения. Честно говоря, слово «служение» тут даже не очень подходит. «Вера и свет» — это нерелигиозная, но христианская община, объединившая умственно отсталых людей, их семьи и тех, кто хотел бы с ними дружить, общаться. Схожий опыт имеют общины «Святого Эгидия».

Община — это нечто вроде большой семьи, сообщество, в котором жизнь основана на глубоких личных отношениях, на дружбе, доверии и любви. В этом смысле общины — не группы добровольцев, окормляющих нуждающихся. В общинах все на равных, и «подопечные», и их родные, и «служащие». Что-то глубокое, важное, может произойти только благодаря совместной жизни.

На практике общины «Вера и свет» живут встречами раз в несколько недель. На встречах не ставится какая-то цель, не достигается результат, это пространство доверительного общения: вместе едят, поют, молятся, читают Священное Писание и рассуждают о нем, читают другие книги, смотрят кино, ставят самодеятельные спектакли, играют, гуляют. Иногда организуют совместные выезды, летом многодневные.

Весь смысл этих общин выражается словом — дружба. Когда мы говорим об инвалидах, о слабоумных, то должны понимать, что невозможно их вылечить, нельзя значительно изменить их жизнь, но не смотря на это их жизнь может стать осмысленней, радостней, не менее полноценной, чем у других людей. Для этого можно дружить с ними и разделить с ними их жизнь.

Отличие дружбы от служения еще и в том, что делать что-то полезное, правильное, нужное могут далеко не все, а вот дружить может каждый, даже тот, кто ничего особого не умеет, тот, у кого ничего нет. Дружить могут и больные, и здоровеы. Тут важен каждый человек сам, как он есть. Как-то апостол Павел писал о себе и своих братьях христианах: «Мы нищие, но многих обогащаем; мы ничего не имеем, но всем обладаем» (2Кор. 6. 10). Я думаю, что эти слова удивительно точно передают смыл той дружбы, о которой мы говорим.

Я упомянул выше, что «Вера и свет» это нерелигиозная, но христианская община. Парадокса тут нет. Цель общины не в религиозном культе, не в трансляции вероучения, а в совместной жизни с инвалидами. Но выросли эти общины из опыта христианской жизни и состоят из христиан, которых объединяет одно понимание человека, одна вера. Вера не только в Бога, но и в людей. Среди прочего члены общин «Вера и свет» обязательно молятся и вместе, и порознь, молятся друг о друге, о своих совместных делах.

Мои впечатления
То, что встречи с участниками «Клуба добровольцев» и общины «Вера и свет» шли подряд, поставило несколько важных вопросов. В чем смысл служения, и в чем смысл христианского служения? Кто для нас человек? Почему и для чего я служу? Хочу ли я достичь результата? Хочу ли я изменить чью-то жизнь? Как мне быть, если я не могу этого сделать? Что мне дает служение? Что такое дружба?

Все эти вопросы очень важны для зарождающегося православного добровольческого движения. Я говорю не об организации, а о явлении как таковом. Очень важно осознать для себя не только практические инструментальные вопросы, но и то место, которое может занимать служение ближним в православной жизни, и то понимание человека и его призвания, что открывает нам Евангелие.

Как бы я мог ответить на эти вопросы? Мне вспоминаются евангельские слова, что «сыны века сего догадливее сынов света в своем роде» (Лк. 16, 8). Я хочу сказать, что сила христиан не в техниках и не в КПД, а в христианстве и тех плодах, что оно дает. Для меня это, прежде всего, общинность, единство вокруг Христа, вера в человека, признание уникального пути каждого. Это ни в коем случае не отрицает пути «сынов века», это ни в коем случае не унижает их. Такое многообразие дает возможность одним учиться у других, дополнять друг друга, неся добро во всех его формах и откликаясь на разные нужды.

Я думаю, дружба с бедными, с умственно отсталыми, с наркоманами, со всеми теми, кто не может «встроиться» в мир — это удивительная обоюдовыгодная находка для современных христиан. Эта дружба одинаково важна и для тех, кому трудно в этой жизни и для «обычных» людей. В наши дни у православных христиан не так уж много возможностей делать добро, непосредственно служить, как бы это не звучало парадоксально. Если человек и находит свободное время между бытовыми делами, то большую его часть занимает богослужение, знакомство с вероучением, так что на добровольчество не остается сил и времени. Я и не думаю говорить, что все обязаны служить, но есть те, кто хотел бы, но не смог найти себя в традиционных формах (молебны, пение, проповеди) и в сложившихся волонтерских организациях. Есть те, кто хотел бы кому-то подарить свою дружбу. Уверен, что таким христианам надо прежде всего знакомиться с опытом уже существующих общин, к примеру «Святого Эгидия» или «Вера и свет». Есть уже многие, кто у них учился и теперь живет самостоятельно.