Как челябинская семья искала достойный выход из непростой ситуации и из собственного подъезда

lift_v_cheliabenske_03

Фото с сайта trinixy.ru

Пенсионер Александр Шустов неожиданно для себя стал известным изобретателем. Он спроектировал и установил на наружную стену дома подъемник – «лифт Шустова». Его внуки из-за врожденного заболевания не могут ходить, и «пойти погулять» для них каждый раз было тяжелым приключением. И тогда инженер Шустов построил частный лифт. Другого способа обеспечить детям выход из квартиры на улицу не нашлось.

«Это все-таки не история о благотворительности», — заметил Евгений, зять изобретателя лифта, узнав, что материал готовится для портала «Милосердие.ru». А о чем тогда эта история?

У Евгения два сына – 20-летний Никита и 3-летний Миша. Оба имеют врожденное заболевание, и не могут самостоятельно передвигаться. Им нужно было иметь возможность выезжать на улицу.

Социальные службы, которые и по идее, и по новому закону, должны хотя бы попытаться обеспечить инвалиду доступную среду и возможность до этой доступной среды добраться, помощи сыновьям Евгения не оказали. Действительно, есть объективные трудности: сам дом, в котором живет семья, просто не приспособлен к жизни людей с инвалидностью – как подавляющее большинство наших жилых зданий.

И семья решила справиться с проблемой своими силами. Так что меценатом в этой истории выступил сам Евгений, профинансировав создание изобретения, а «социальным предпринимателем» стал его тесть, дедушка ребят Александр Шустов, который придумал, спроектировал и довел до ума подъемный механизм.

Действительно, это  история не о благотворительности, перед нами спокойная, деловая, я бы сказала, интеллектуально взвешенная борьба  за право достойной жизни. За право достойно выйти из тяжелой ситуации, и за право достойно выйти из собственного подъезда.

Семья активно занимается реабилитацией и старшего, и младшего сыновей. И есть надежда, что Миша скоро сможет ходить. Пока с ним несложно – взял на руки и вынес на улицу. Так что с Мишей решить проблему пока легко. Пока. А вот Никите грозила участь «квартирного узника». У Никиты есть инвалидная коляска. Но в ней выбраться из дома он не может.

«У нас нет разумного входа в подъезд. До лифта 15 ступенек от входа в подъезд. Страдаем не только мы, но и другие жители, с детскими колясками, например»..

Родители задумались о строительстве пандуса. Но, тщательно изучив технические детали, этот вариант отмели. «У пандуса есть определенные характеристики. Там должно быть на каждый метр длины 10 сантиметров перепада высоты. Если высота пандуса 2-2,5 метра, то его длина должна быть 20-25 метров, это нереально сделать в подъезде. А иначе, если сделать крутой съезд, так он будет  еще опаснее, чем просто спуск по ступенькам. А по ступенькам каждый раз спускать инвалидное кресло очень тяжело. А поднимать вообще нереально», – говорит Евгений.

66-летний Александр Шустов по профессии инженер. Он и придумал сделать конструкцию, которая бы могла спускать и поднимать его внуков из квартиры на улицу. Дедушка сделал чертеж лифта. «Потом мы нашли компанию. Ребята все сделали, смонтировали. Они не специалисты в этой области, но зато умеют делать металлоконструкции. Их опыт помог – что-то добавили, поменяли в ходе работы», – рассказывает Евгений.

Работы шли, как ни странно, быстро. Примерно за месяц конструкция была изготовлена и смонтирована. Евгений платил за изготовление лифта сам, и ушло немало – несколько сотен тысяч рублей.  «Понимание у власти есть, что это необходимость – чтобы дети гуляли… – говорит Евгений. – Но у дома технических возможностей нет, а других вариантов мы не нашли. Естественно, мы понимали, что управляющая компания никаких средств в помощь нам выделять не будет».

«Но хорошо, что хоть просто поддержали, – говорит Евгений. – Все жители подъезда были за установку лифта, как ни странно – ведь обычно у нас тут же срабатывает коллективное негативное восприятие: как это, кто-то самовольно что-то устанавливает! Но в нашем случае этого не произошло. Все соседи в курсе проблем семьи, и никто не выступил против лифта, когда непонятные металлические балки стали приваривать к стене 10-этажного дома».

lift_v_cheliabenske_05

Фото с сайта trinixy.ru

Кстати, семья Евгения вовсе не монополизировала свое изобретение. Лифт приходит снизу на третий этаж, на техническую лестничную площадку. «Пульт находится у нас. Оставить его в общей доступности мы не решаемся, все же это сложное техническое устройство, и нужно соблюдать технику безопасности. Мало ли что случится, или дети начнут баловаться и могут получить травмы. А консьержа, который бы следил за порядком, у нас нет», – поясняет Евгений. Но любой желающий может взять пульт и воспользоваться лифтом – например, если нужно поднять на этаж тяжелые вещи, мебель или коляску с ребенком. И соседи с удовольствием такой возможностью пользуются.

А самое главное – лифт отрабатывает свою основную миссию: доставляет на улицу детей Евгения. Теперь Никита может выйти наконец-то на улицу и почувствовать себя в той самой доступной среде, о которой так давно и много говорят.

Минтруд издал закон о доступной среде, и казалось, что государство поворачивается лицом к людям с ограниченными возможностями, но пока на практике, особенно в регионах, изменения незаметны.

Но у семьи нет никаких претензий к чиновникам или управляющей компании – наоборот, Евгений считает, что им нужно благодарить местные власти. Ведь никто не помешал дедушке осуществить задуманное и сделать лифт для своих внуков. «Я думаю, люди там относятся с пониманием к нашей ситуации, поэтому и не сносят наш лифт. И спасибо им за это большое. Ведь все понимают, что это изобретение сделано из жизненной необходимости, а не для увеселения или из соображений комфорта и престижа».

Правда, запатентовать свое устройство Алексей Владимирович Шустов пока не решился. А Евгений говорит, что такой лифт – вещь полезная, но не универсальная. Ведь каждый дом построен по-разному, и лифт Шустова может не подойти к другому фасаду. Так что каждый раз придется изобретать велосипед заново – если, конечно, кому-то в семье, где есть инвалиды, придет в голову такое жульверновское решение проблемы.

О «челябинском лифтере» инженере Шустове много писали – именно потому, что в этой истории есть чистая приключенческая нота, задевающая воображение: вот перед вами ряд непреодолимых обстоятельств, тупик, который преодолевается изящным инженерным решением, поступком, дерзостью. Это как подростковая мечта, осуществление которой может быть прервана взрослым (а в нашем случае – чиновничьим) «нет».

18

Демонстрация работы первого электрического лифта.
Фото с сайта mob.rgo-sib.ru

Мы все благодарны челябинским чиновникам уже за то, что мечта – пока – осуществилась. И все надеемся, что лифт будет работать, и дети смогут гулять.

И, если бы не страх навредить этой прекрасной частной инициативе, то можно было бы говорить о крайне полезном прецеденте. Ибо по закону о «Об основах социального обслуживания граждан в РФ», инвалиды-колясочники, не имеющие реальной возможности покинуть свои квартиры и добраться до «доступной среды», имеют право на переселение.

Вот что «Милосердию.ru» говорил  об этом  Григорий Лекарев, директор департамента по делам инвалидов Минтруда России: «Эта проблема (жилого фонда, который невозможно переделать с учетом нужд инвалидов – например, пятиэтажек) актуальна не только для нас, такие здания есть и за рубежом. У нас некоторые регионы решились на реализацию мероприятий по переселению инвалидов из подобных зданий. Так, например, в республике Татарстан комиссия Казани по предоставлению жилья принимает на учет инвалидов-колясочников, нуждающихся в таком переселении в жилой комплекс социального назначения для инвалидов-колясочников. Аналогичный опыт есть в республике Бурятия.

Либо нужно использовать переселение на первый этаж, хотя и первый этаж не всегда доступен, либо – это самое лучшее – подбирать другое жилье, если инвалид на это согласен и позволяют возможности субъекта».

Это прекрасное решение, но ключевые слова здесь – «если позволяют возможности субъекта». А если не позволяют? Строительство наружного подъемника в таких случаях было бы более дешевым и более быстрым решением проблемы. Нужно только захотеть, и – приглядеться к челябинскому прецеденту.