Как сделать шаг от хаотичного волонтерства к профессиональной благотворительности и понять, что пора регистрировать свое НКО? Майя Сонина, директор фонда «Кислород», разбирает два примера

Часто вижу пламенные и отчаянные публикации совершенно сумасшедших людей. Для меня они просто очень совестливые и хорошие, а сумасшедшие – в глазах прагматичного социума.

Это волонтеры, участники онлайн-сообществ, объединенных по одному направлению, – например, помощь детям или животным.  На них обрушивается поток запросов, а они, без профессионального подхода, с ним не справляются. Казалось бы, сам Бог велел стать НКО, но из-за отсутствия PR ради привлечения внимания и средств помогают только частично, «по мере сил».

Когда-то Чулпан Хаматова со словами «вам нужен профессионал, а вы просто добрые люди, и этого недостаточно», обращенными к подвижникам и основателям «Подари жизнь», привела в фонд преуспевающего эксперта из социального бизнеса, Григория Мазманянца. Именно тогда, как мне представляется, и началась эпоха профессиональной благотворительности — стало понятно, что одной эмпатии не хватит, чтобы спасти всех, нужна стратегия в первую очередь.

Я вижу, как мучаются те самые добрые и честные, но не профессиональные. Основная причина нескончаемых проблем — конечно, отсутствие денег. Я хочу разобрать достижения и ошибки новичков в секторе на примере трех проектов, которыми прониклась особенно сильно.

Юлия Китаева, спасательница собак

У Юлии Китаевой я взяла щенка. Она всю сознательную жизнь спасает собак — умудряется пристраивать спасенных зверей в самые надежные руки, возвраты бывают очень редко. Ее хвостатые обретают дом в самых разных странах Европы, на ее странице в фейсбуке постоянно появляются фото ухоженных дворняжек, залюбленных хозяевами.

Юля продала всё и купила в собственность участок под Москвой. Там за хвостатыми присматривают уже ее дочери, а сама она живет в Узбекистане, где тоже открыла приют для бездомных животных, хотя эта деятельность там почти вне закона. Не пробуйте уговорить Юлю и таких отчаянных эмпатов, как она, пройти мимо животного в беде – невозможно, так как она слишком хорошо знает об альтернативе, когда собака пристроена, вылечена, сыта и приносит радость хозяину. Ее девиз — хотя бы попытаться использовать шанс, который обязательно должен быть.

Юля умеет и воспитывать собак, и ухаживать за ними, и обеспечивать им ветеринарное обслуживание, она настоящий спец в кинологии, они многому может научить даже опытного владельца. Но Юля не менеджер вовсе. Ей трудно выйти из алармизма в радостную и оптимистичную презентацию. Она понимает, что это необходимо. Только бы найти в себе силы и время, оторвавшись от насущного, где вечно не хватает рук. Раздобыть корм и гигиенические средства, менять воду, чистить вольеры, закрыть вовремя их на ночь, распознать опасные инфекции, изолировать, лечить, да еще и попутно заниматься пристройством и транслировать счастливые пристроенные морды. Это то, на что хватает и не хватает сил.

О чем мы с Юлей договорились, и к чему она готова, пока хотя бы психологически:

— я предложила придумать название приюту и нарисовать логотип. Плюс познакомить с коллегами по цеху, с уже зарегистрированными НКО. Кроме того, попрошу юристов проконсультировать. Это, по крайней мере, минимум из того, что я могу.

— нужен сайт, конечно. И есть уже даже человек, который предварительно согласился с этим помочь, и это огромная удача уже, потому что мы, например, делаем свой сайт за деньги жертвователя, и совсем не бесплатно. Юле хорошо бы найти время среди всех бед с ним обстоятельно поговорить. Время – самый сложный ресурс.

— есть много хороших и радостных фото, где дочери Юли позируют со знаменитостями, обнимающими приютских собак. Это уже гарантия доверия, их нужно постоянно транслировать, и побольше фото пристроенных. Именно добрые и радостные картинки привлекают и жертвователя и потенциального хозяина, а не постоянный стресс. Я сама замечаю, что охотнее откликаются на хорошие новости с картинками, чем на безысходную «жесть».

— я очень хочу, чтобы Юля занялась собой и своей жизнью. Я, кстати, и сама хочу заниматься своей жизнью, потому что люди боятся сталкиваться с нашей депрессией и нашим стрессом, они защищаются от этого, у них есть ведь и своя жизнь. И люди охотнее идут на контакт туда, где свет во что бы то ни стало. Надо только сделать усилие над собой, чтобы из окружающих нас бед отправить сигнал наружу о том, что мы не сломались.

Если вы хотите поддержать Юлю и ее дело, вот ее страница.

Волонтерская группа «Тепло и добро»

Любовь Десницкая Фото: facebook.com/desni4ka

Тема помощи детям с инвалидностью – самая популярная в благотворительности, но это и наиболее ответственное направление, с большим охватом потребностей.

Одна из таких потребностей — психологическая реабилитация. Сколько печальных историй, когда мама тяжелобольного ребенка уходит в полное отрицание из-за беспросветности и ребенок все это наблюдает, не находя никакого утешения. Сколько историй, когда подросток, знающий о своем диагнозе, замыкается в себе и ставит на себе крест. Его отвергает общество, сверстники, да и сами родственники перестают видеть в нем человека, нуждающегося не только в медицинском внимании, но и в новогодних ёлках, ярмарках, воздушных шарах и супергероях, а также в новых знаниях об окружающем мире, да просто в тепле и дружбе.

Любая, даже самая современная медицинская поддержка рискует остаться без ответа, если в жизни ребенка нет радости, она не заполнена детскими интересами. А шарики-супергерои-английский-игра-на-гитаре, все, что доступно – это и есть жизнь.

Волонтерская группа «Тепло и добро» состоит из добрых женщин, которые научились организовывать интересные акции для детей в благотворительном фонде «МойМио» (помощь больным миодистрофией Дюшенна). Сейчас эта группа волонтеров пытается тихо и без особой помпы заполнять досуг семей, приезжающих в Москву на лечение и реабилитацию с детьми, имеющими инвалидность.

Лидер группы Люба Десницкая сама попросила рассказать о своей команде, и я вижу, что у них есть желание развиваться в профессиональную сторону, рассказывать о себе миру.

Уже есть опыт: они делали «Ёлку», и есть теплые отзывы об этом от подопечных, они возят семьи на экскурсии, встречают и провожают, и даже селят у себя, несмотря на то, что семьи разные, и не всегда сходятся характерами со своими добровольными друзьями.

Мои рекомендации:

— Многому надо учиться, и, конечно же, распределению волонтерских обязательств, взятых на себя. В организациях, где основную нагрузку выполняют волонтеры, нужно и обучение волонтеров, и распределение их ролей в процессе. Это избавляет от знакомого хаоса, через который мы тоже проходили в фонде «Кислород», и снижает риск выгорания, когда человек берет на себя все, что на него валится, не в состоянии отказать.

— активнее привлекать средства через идею праздника: люди вообще любят жертвовать деньги и время на радостные события, потому что сами получают положительные эмоции, усиленные  пониманием, что эти праздники жизненно важны ради настоящего и будущего детей.

— Люба согласна с тем, что нужна регистрация НКО, сайт, бухгалтерия, медиа-поддержка, профессионализм.

Если вы хотите поддержать волонтерскую группу «Тепло и добро», вот их страничка.

Еще пара советов волонтерским сообществам:

помните, что у благотворительности большая конкуренция. Потенциальный жертвователь или волонтер среди огромного разнообразия запросов выберает чаще всего тех представителей нуждающейся группы, которые дают ему зеленый свет и стараются, по крайней мере, устранять препятствия для контакта и идти навстречу предложению.

Помогальщик, не знакомый со светскими благотворительными тонкостями, привыкший жить «в поле», может этим светским штучкам снобистски сопротивляться. Это мне настолько знакомо, что узнаю в таких помогальщиках и себя.  Вижу отчетливую параллель в сопротивлении героического волонтерства условиям профессиональной благотворительности, где нет подвига, но есть структура и стратегия, и потому есть (должна быть, в идеале) планомерная работа без надрыва, но с большей, уж простите, эффективностью.

невозможно постоянно рассказывать про горе и боль. Общество устроено так, что пытается сохранить себя от боли, «негатива» и вырабатывает средства защиты: выученная беспомощность, размывание восприятия — нам это видится, как равнодушие, бегство в иллюзии, туда, где «все хорошо» и где «нас это не коснется». Это естественная реакция. Мы, сотрудники НКО, можем сколько угодно сетовать, роптать и даже критиковать, но психология общества устроена именно так.

Защищаются люди, если им постоянно капать на нервы горячим воском наших плавящихся сердец. Мы в это попали и не можем выбраться. Татьяна Краснова, в ответ на вопрос «Какие люди работают в благотворительности — добрые или злые?», так прямо и ответила: «ВЛИПШИЕ».  И она права!

А надо ли влипать? Из этого состояния, «в когтях у кошки», хороши ли (доходчивы ли) наши песни обществу, и уж тем более, тем, кто над ним? Это я так причудливо вспомнила басню «Кошка и соловей». А подумав, скорее, отнесла бы себя к другому виду — воробью, который настырно метит в соловьи. Тем более, шанс снискать эмпатию сужается. Летать надо, видимо, там, где кошка не достанет. Изучать траектории, учиться у других преуспевающих в деле добра птичек, не забывать хорошо питаться, далеко глядеть. Ну, и чирикать там, где лучше слышно, и так, чтобы верили и слушали, а не только слышали.