У инклюзивной школы могут отобрать здание под детский сад, а учеников присоединить к школе общеобразовательной. Никаких компромиссов родителям чиновники не предложили

Пока специалисты в области образования спорят, готовы ли дети, учителя и родители к повсеместному введению инклюзивного образования, в некоторых школах Москвы такая практика уже существует. Но человек устроен таким образом, что, переехав в новый дом, стремится изменить все в нем под себя. А чиновники, куда их не назначь, одержимы неизбывным желанием все реформировать, запретить или хоть немножечко реорганизовать.

Ряд учебных заведений в столице является так называемыми школами надомного обучения. В них учатся как детки с ограниченными возможностями здоровья, так и инвалиды. Однако надо сделать важное уточнение: все они обладают сохранным интеллектом, то есть ни в чем не уступают своим сверстникам из обычных школ, хотят и могут учиться по обычной программе. Такие учебные заведения появились в начале 1990-х и вполне успешно работали вплоть для наших дней. Например, школа №1673, в которой сейчас учится всего 132 человека, некоторые из них имеют официально подтвержденную инвалидность, а другим просто тяжело учиться в обычной школе с такими заболеваниями, как астма, эпилепсия, онкологическими и сердечными болезнями. Почему такие ребята лучше чувствуют себя в школе надомного образования, инклюзивное образованиеобъясняет мама одной из учениц, Наталья Андреева:
— У моей дочки бронхиальная астма, – рассказывает она, – и часто, например, во время цветения определенных растений, ей приходится всюду ходить в маске. В обычной школе у других детей это вызывает вопросы, а то и насмешку. Здесь же все ребята со своими особенностями и друг к другу они относятся с пониманием. Был случай, когда одноклассники дочери чистили в классе апельсин, а у нее он может спровоцировать приступ. Дочке оказалось достаточно просто попросить их не доставать при ней цитрусовые и больше никогда такого не повторялось.

В школах такого типа есть три варианта обучения: обычный, без сокращений программы, а иногда и ее подтягивании до уровня гимназий, коллективный — для детей, которым сложно концентрироваться на учебе и поэтому они занимаются группами по 2-5 человек и индивидуальный. Надо отметить, что родители большинства ребят ориентируются на дальнейшую социализацию ребенка и стараются приводить его на занятия, когда только это возможно.

Как и в любой другой школе, здесь есть физкультура, дети готовят проектные работы для конкурсов и участвуют в олимпиадах, где зачастую обгоняют ребят из гимназий. Есть и отличия: больше уделяется внимания занятиям с логопедом, для отдыха на переменах оборудованы игровые комнаты, в которых можно «разгрузиться» и отвлечься, а не просто гоняться по коридорам (некоторым детям этого просто нельзя по состоянию здоровья), в школе хорошо оборудован медицинский кабинет, можно даже проходить курс массажа после уроков и не тратить время и силы на разъезды по городу. Между этажами ходит лифт, что очень здорово выручает колясочников. Кроме всего этого, с детьми работает психолог, учит их жить в коллективе, разбирает с ними все конфликты, готовит их к жизни в других человеческих сообществах. Психолог помогает и родителям с педагогами. А летом – детская площадка с медицинским уклоном, где кроме походов по музеям, дети поправляют свое здоровье. Словом, с какой стороны ни посмотри – отличная система, всем очень нравится – дети меньше болеют, родители счастливы, при всем этом и образование ни в чем не уступает обычному. Но вот незадача: в департаменте образования Москвы появляется новый заместитель – Наталья Сергеевна Шерри, которая, может быть, и хочет как лучше, а вот получается все как всегда.

Наталья Сергеевна раньше работала в Калининграде, и, как узнали из интернета родители, там детей из подобных школ «доукомплектовали» в одну, и те, кто занимался по обычной программе, теперь сидят на индивидуальном обучении, проводя на уроках лишь 8-12 часов в неделю. Теперь в Москве 4 апреля в городские управления образования было разослано письмо Шерри с рекомендацией о слиянии школ надомного образования с ЦО «Технологии обучения». На основании этого письма школы должны были провести собрания с учителями и родителями. В 1673 школе такое собрание с представителем Департамента прошло, и он заявил, что если школа не захочет присоединиться, то денег ей, как малокомплектной, хватать не будет, здание у нее заберут под детский сад, а учеников присоединят к школе общеобразовательной. Никаких компромиссов родителям, уже забравшим своих детей из обычных школ и теперь вздохнувшим спокойно, чиновник не предложил.

Конечно, такие события вызвали у родителей панику, все начали писать и жаловаться во все инстанции – министерство, президенту Медведеву, Павлу Астахову. Только делали это разрозненно, но, через некоторое время на них вышли родители из других школ и все смогли скоординировать свои действия, создав инициативную группу, которая занимается взаимодействием с чиновниками. Правда, чиновники большей частью молчат, только из администрации президента пришло извещение, что обращение родителей передано городским властям.

На той неделе родители учеников всех подобных школ пришли на встречу с представителями Управления образования Москвы в школе №379 в Крылатском и результаты ее были неутешительны: документы «в работе», реорганизации и слиянию – быть.

Что теперь делать со слабыми здоровьем детьми – сказать не могут даже чиновники. Никто из родителей не имеет ничего против ЦО «Технологии обучения», это отличный вариант для лежачих детей или ребят из отдаленных сел, отмечают они. Но ориентирован он на работу за компьютером, а 60% детей из школы №1673, например, это запрещено врачом. Возвращаться в обычную школу – не вариант, там детки все время пропускают занятия из-за болезни.

Если какой-то тип школы подходит только для 5% детей, все равно нельзя ее закрывать, потому что иначе эти 5% будут потеряны для общества, – возмущается Наталья Андреева, — образование это не бизнес, где должен выжить сильнейший! Цель государства — дать каждому ребенку возможность реализовать свое право на образование. И чиновники должны помнить о каждом!

А пока чиновники не помнят, в силах родителей только кричать о своей беде: чем больше людей будут знать о реорганизации школ надомного обучения, коих в Москве 14 штук, учащих 2000 детей, тем больше вероятность того, что колесо административной машины закрутится в другую сторону.

Поддержать родителей хотя бы распространением их обращений можно здесь: http://mosdopobr.livejournal.com/

Анна ЗАХАРЧЕНКО