Детская деревня SOS – переход в новое качество

Детские деревни SOS оказались в сложной ситуации: формально – это сиротские учреждения, поэтому из SOS-семей детей стали забирать во внешние семьи. Но дети тут уже ощущают себя частью семьи. Руководство Детских деревень приняло решение изменить статус участников проекта

Детские деревни SOS оказались в сложной ситуации: формально – это сиротские учреждения, поэтому из SOS-семей детей стали забирать во внешние семьи. Но дети тут уже ощущают себя частью семьи. Руководство Детских деревень приняло решение изменить статус участников проекта.

Международная организация «Детские деревни SOS» существует с конца 40-х годов прошлого века и до сих пор это – одна из самых удачных моделей проживания для детей, оставшихся без попечения родителей. На вопрос, как живут дети в Детской деревне, сотрудник организации часто отвечают лаконично: «Как в обычной семье».


Фото с сайта http://www.sos-dd.ru/

Каждая Детская деревня состоит из отдельных домиков, в каждом домике обитают несколько детей разного возраста под присмотром сотрудницы организации, так называемой SOS-мамы, или, реже, двоих сотрудников – мужа и жены. Дети ходят в обычные школы, наблюдаются в обычных медицинских учреждениях.

В России «Детские деревни SOS» появились около 20 лет назад и до сих пор успешно развивались. Но в прошлом году страна взяла курс на сокращение количества сиротских учреждений и на перевод как можно большего количества сирот в приемные семьи.

Формально Детская деревня – такое же учреждение. И хотя многие дети зовут SOS-мам просто мамами и воспринимают SOS-семьи, практически как свои родные, для государства они ничем не отличаются от обычных детдомовцев, а значит, конкретного ребенка можно в любой момент передать приемным родителям, если таковые изъявят на то желание.

С прошлого года из российских Детских деревень забрали во внешние семьи около 10 детей – детей, каждый из которых уже ощущал себя частью другой семьи. Единственное решение, которое показалось в этой ситуации правильным руководству российских Детских деревень – перевести SOS-семьи в статус приемных. Для ребенка ничего не меняется, он продолжает жить так же, как жил. Но SOS-мама и SOS-папа становятся его официальными опекунами, и из такой семьи забрать его уже никто не имеет права.

Соответственно, меняются и взаимоотношения этих семей не только с государством, но и с SOS-системой. О том, как проходит перевод SOS-семей в новое качество, рассказывает исполнительный директор российской организации «Детские деревни SOS» Николай Слабжанин.

– SOS-семья – по сути та же многодетная приемная семья. Таких семей вообще у нас в стране сравнительно немного. А потребность в них есть. По нашим оценкам, в Детских деревнях приблизительно четверть воспитанников – это дети из многодетных семей, в которых родители были лишены родительских прав. Но большая часть именно таких детей остается на сегодняшний день в детских домах.

Эти дети приходят с достаточно сложным бэкграундом, и здесь важна форма поддержки со стороны учреждения. SOS-семья – это профессиональная замещающая семья, и ее жизнь более регламентированная, здесь велико участие всей SOS-системы, специалистов, которые работают с проблемными детьми. А в отношениях приемной семьи с SOS-системой для оказания поддержки работает, скорее, заявительный принцип. Потому и не завершился еще у нас переходный период, что для администрации важно понять, что нужно этой приемной семье от специалистов Детской деревни. И мы сохранили весь объем услуг, который мы оказывали и SOS-семьям.

Но сами потребности у семей при переходе в новый статус меняются. Например, таким семьям больше нужна поддержка психолога, а поддержка социального работника становится менее востребованной. Ведь часть функций социального работника приемные родители берут на себя – например, получение положенных детям денежных пособий, решение вопросов, касающихся будущего жилья детей. Приемный родитель представляет интересы ребенка в суде, мы в данном случае только консультируем его, сопровождаем в случае надобности.

Мы видим, что те связи, которые возникают в семьях Детских деревень – это действительно семейные связи. Мы учитываем ситуацию в каждой семье. Где-то ребенок, а где-то и потенциальный приемный родитель еще психологически не готовы к такому переходу. Здесь нужно не гнаться за планом, а, прежде всего, учитывать интересы каждого конкретного ребенка.

Почему мы все-таки стараемся перевести все SOS-семьи в статус приемных? У нас были случаи, пусть и единичные, когда из Детских деревень детей забирали в обычные приемные семьи. И представители власти говорят нам, что они не могут по-другому поступать, ведь у них есть показатели по усыновлению, они должны по этим показателям отчитываться. Но получается, что ребенок дважды оказывается в системе сиротства: первый раз его биологических родителей лишили прав, но там была ситуация, которая, возможно, угрожала его жизни и здоровью, второй раз его забирают уже из нормальной SOS-семьи, которую и он сам воспринимает, как свою.

На самом деле, многие из тех, кто приходит в Детские деревни, чтобы посмотреть на детей, которых собираются усыновить, отказываются от своих намерений, видя жизнь этих детей в деревне. Они видят уже сложившиеся семейные отношения. Но так бывает не всегда, ведь при усыновлении детей мотивации у людей разные. Кому-то нужно взять как можно больше детей потому, что в ряде регионов очень высокий уровень материальной поддержки семей, воспитывающих приемных детей, иногда даже квартиры дают таким семьям.

– Ситуация с переводом SOS-семей в статус приемных – это исключительно российская идея?
– Вы знаете, нет. Например, на Украине этот переход произошел очень быстро. В Грузии этот процесс тоже идет. Но разным детям лучше быть в разных типах семей, кому-то лучше в приемной, кому-то – в классической SOS-семье.

– Если говорить об истории международной организации «Детские деревни SOS», то часто ли менялась политика организации в зависимости от изменений в законодательстве того или иного государства?
– Первое, что делает организация, когда появляется в какой-либо стране, она заключает соглашение на правительственном уровне, подтверждающее, что ее услуги в этой стране востребованы. И наша организация обязуется действовать в рамках законодательства этой страны. Да ведь и фактически Детские деревни SOS в России – это российские организации, так же, как и в любой другой стране – это местные организации, но работающие по общим для всей SOS-системы стандартам и под общим брэндом.

Да, бывает, когда мы видим, что нарушаются права детей, то стараемся выступать с соответствующими заявлениями. Например, когда произошли изменения в Законе об образовании и дети-сироты лишились льгот при поступлении в высшие учебные заведения, мы вместе с другими некоммерческими организациями проводили различные встречи, конференции, писали письма и добились определенных положительных результатов.

Наши эксперты участвовали в разработке «Концепции семейной политики до 2025 года». А в принципе, конечно, если в государстве меняется закон, нам приходится под эти изменения подстраиваться. Вот сейчас в связи с новой политикой нашего правительства мы вынуждены переводить SOS-семьи в статус приемных.

Но мы стараемся доказывать и уполномоченным по правам ребенка, и непосредственно в правительстве, что Детские деревни требуют особого отношения, что нельзя разрушать сложившиеся семьи, что главное – интересы конкретного ребенка. Тем более, что в «Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012 – 2017 годы» написано, что Детские деревни – SOS – это инструмент деинституционализации, что подобные организации заменят систему детских домов, используя передовой международный опыт.

И мы готовы этот опыт транслировать, к нам регулярно обращаются из разных регионов. В Вологде скоро появится уже третий наш ресурсный центр, где мы будем делиться информацией. На создание этого центра мы получили грант от Министерства экономического развития.

– Какие российские организации уже перенимают ваш опыт?
– В Вологде Детская деревня – SOS была построена на пожертвования семьи Николая Александровича Цветкова, учредителя детского фонда «Виктория», председателя совета директоров финансовой корпорации «Уралсиб». И следующий проект этого фонда: создание Детской деревни в Армавире.


Фото с сайта http://armavir.ru

Детская деревня «Виктория» открылась и она изначально создавалась из приемных семей. Она не входит в нашу организацию, но специалисты фонда «Виктория» приезжали к нам и консультировались.

Еще есть организация «Отчий дом» – это два пансиона семейного воспитания, которые были созданы за счет средств Павла Павловича Бородина, председателя администрации президента Бориса Николаевича Ельцина, и его супруги. Эти пансионы изначально были созданы по модели SOS. Недавно они отметили свое 15-летие. В этой организации не планируется переход на приемные семьи.

И все-таки нам важно сохранить и обычную модель SOS-семьи. Дети разные, и им небезразлично, в какой семье им находиться. Кому-то лучше в приемной, а кому-то – именно в обычной SOS-семье, которая связана с Детской деревней как можно крепче. Здесь главное – настоящая семья.

– Почему так?
– Ребенку важно быть членом какого-то сообщества. И для некоторых хорошо быть не только частью семьи, но и частью Детской деревни. Например, у нас есть мальчик, который пережил несколько отказов. По мнению психологов, он может реабилитироваться, если будет находиться именно в большом сообществе, таком, каким является Детская деревня. То есть обычная семья уже вызывает у него отторжение.

Возможно, через какое-то время он будет готов жить и в обычной семье, но пока для него лучше вариант с более активным вмешательством специалистов в жизнь детей. Ведь приемные родители могут сказать: «Мы сами разберемся». Как раз наши коллеги, которые поддержали создание Детских деревень уже для приемных семей, столкнулись с такой сложностью. Но в тех случаях, когда семья большая и в ней есть сложные дети, вмешательство специалистов может оказаться необходимым.

Мы ожидаем, что в начале следующего года в российском законодательстве произойдут некоторые изменения, и будет определен статус профессиональной замещающей семьи. Нужно исходить из интересов каждого конкретного ребенка. Увы, порой эти интересы стоят на втором плане, а на первом плане – гонка за цифрами.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.