Если я стану не таким, родители от меня откажутся

Мария Островская: «От родителей требуется огромный самоконтроль, чтобы не сделать несчастным своего здорового ребенка»

Не чувствовать себя в семье чужой и одинокой

«Почему ты не ходишь? Из-за тебя я не играю. Хватит уже плакать», – так говорила старшая шестилетняя сестра Равия. Казалось, она ненавидит двухлетнюю Мадину. Младшая сестра ничего не может делать сама – не ходит, не сидит, не говорит.

Когда родилась Мадина, родители уехали с ней в город. Думали ненадолго, а получилось на два года. Равию оставили у бабушки в деревне. Они не хотели пугать старшую дочку, младшая сильно кричала по ночам. И в городе легче вызвать скорую.

А девочка решила, что мама и папа ее бросили. И все из-за сестры.

Когда снова стали жить вместе, пришлось заново налаживать отношения. Сначала мама не понимала, в чем дело. Почему старшая отказывается выполнять малейшие просьбы, чуть что угрожает уехать обратно к бабушке. А потом психолог подсказал, как снова подружиться с дочерью, чтобы она не чувствовала себя в семье одинокой и чужой.

Мы разговариваем с медицинским психологом, членом исполкома Координационного совета по делам детей-инвалидов и других лиц с ограничениями жизнедеятельности при Общественной палате РФ, президентом благотворительной организации «Перспективы» Марией Островской.

Как меняются отношения в семье, когда рождается ребенок с особенностями?

– Сценарии могут быть самыми разнообразными. Очень часто больной ребенок концентрирует на себе все эмоциональное внимание родителей. И второй ребенок оказывается вне зоны этого внимания. От него ожидают понимания, что его брат или сестра нуждается в особой помощи.

Но на самом деле ребенок не в состоянии к этому отнестись, как к чему-то справедливому, каким бы он ни был покладистым, эмоционально он все равно очень страдает. И от родителей требуется огромный самоконтроль, чтобы не сделать несчастным своего здорового ребенка.

Но самой большой вред, с которым я сталкивалась, когда неграмотные специалисты начинают говорить родителям, что здоровый ребенок будет усваивать патологические паттерны поведения своего брата или сестры, что для него будет вредно соседство с особым ребенком.

Иногда это иррациональные страхи родителей, когда ребенок с нарушениями начинает проявлять какие-то стереотипии в поведении, ведет себя не самым приемлемым образом, а здоровые брат или сестра начинают копировать. Родители приходят в ужас.

И тут «специалисты» говорят, что лучше этого особого ребенка предоставить какому-нибудь специализированному учреждению, которое профессионально будет оказывать ему помощь и поддержку.

Если можно совершить что-нибудь самое ужасное в отношении нормотипичного ребенка, это послушаться таких специалистов и отдать особого ребенка в интернат. Какое послание бессознательно получает второй ребенок?

Если я какой-нибудь стану не такой, папа с мамой от меня откажутся. Сегодня это мой брат или сестра, а завтра это я. У него резко возрастает уровень тревоги и падает планка доверия к родителям.

Как бы там родители ни объясняли это ребенку и себе, для него это превращается в послание о том, что он может быть в семье, только тогда, когда здоров, правильно себя ведет, пока он хорош. Это катастрофа для отношений в семье. И для картины мира ребенка.

Кроме того, даже если ребенок что-то и усваивает, какие-то стереотипные движения или фразы, или какие-то неправильные поведенческие вещи, то это на короткий период времени. У него это фаза быстро пройдет.

То же самое происходит, когда здорового ребенка отправляют пожить к бабушке. Ребенок не в состоянии понять никаких рациональных соображений, по которым родители от него отказались. Это очень тяжелый опыт для ребенка.

Принять обиду

Как родители могут помочь своему здоровому ребенку?

– Нужно принимать тот факт, что ребенок очень ревнует, переживает. Он же все равно видит, что второй получает что-то, что он не получает, и это обидно. И эту обиду надо принять, она неизбежна, это чувства ребенка.

Нужно спокойно говорить с ребенком о его чувствах. Если он говорит: «Давай отнесем Ваню обратно в роддом», не надо ни в коем случае ребенка за это укорять, ужасаться, говорить: «Как ты можешь! Это же твой брат!» Стоит сказать, что я тебя прекрасно понимаю, это обидно, что он родился и забирает столько нашего внимания. Но я тебя очень люблю. Мы с тобой обязательно пойдем куда-нибудь вдвоем.

Часто родители думают, что ребенку будет легче, если они будут его больше вовлекать в заботу о брате или сестре. «Давай помогай, ты же старший». Это не лучший способ.

Нельзя присоединять ребенка к родительскому сообществу, делать его квази-родителем. У него детские потребности, он не может никому быть родителем, это ему совершенно не по силам. Да, можно привлекать его к помощи, но не фиксировать в этой роли помогающего.

Если ты попросил ребенка принести пеленку или помочь надеть ботинок, в этом ничего страшного нет. Но если он в этой роли большую часть времени, когда вы вместе, или его часто оставляют в няньках в ущерб его интересам и занятиям, это совсем не годится.

Это не значит, что так вообще делать нельзя, но это должно быть очень умеренно, дозированно и ни в коем случае не должно ущемлять положение ребенка. О любом ребенке нужно заботиться, уделять ему внимание, сочувствовать, уважать его интересы.

– Как быть, когда в семье с рождением ребенка с особенностями перестает хватать денег на оплату каких-то занятий, увлечений здорового ребенка?

– Это сложное решение, это баланс. Понятно, денег хватит или на одно, или на другое. И скорее всего, родители выберут лечение, реабилитацию. Но об этом не стоит говорить ребенку. Может быть, он сам свяжет одно с другим. Но говорить ему: «Ты знаешь, мы теперь тебе не будем оплачивать кружок, потому что Ване что-то нужно», это очень плохая история. Лучше говорить, что у нас сейчас мало денег, но не связывать это с потребностями брата.

Кто же еще?

– Мария, часто родители заранее готовят своих здоровых детей к тому, что им потом придется заботиться о брате или сестре с инвалидностью.

– Это очень тяжелый груз, и такое решение может быть только добровольным. Он сам должен решить, заботиться ему или не заботиться. Если на ребенка давят такие родительские ожидания, то это приводит только к протесту, к ощущению насилия, гневу, пусть даже бессознательному.

Родителям надо искать любые альтернативы, любые решения, как еще можно организовать достойную жизнь ребенка с инвалидностью, когда их не будет. Нужно оставить здоровому брату или сестре свободу выбора, возможность принять свободное решение, сколько заботы взять на себя.

«Кто же еще?» – вот так быть не должно. Получается, вы загоняете ребенка в угол.

Сам по себе факт, что у тебя брат или сестра с инвалидностью – это для ребенка скорее фактор развивающий, чем разрушающий. Это шанс научиться терпению, заботе, принятию отличий в другом человеке.

Так же точно, как инклюзия. Когда в классе появляется ребенок с инвалидностью, другие дети учатся ждать. Это навык, который нам всем необходим – умение подстроиться под темп или возможности другого, умение потерпеть, отозваться и помочь, позаботиться. Это драгоценные вещи.

Мне кажется, нам надо доверять Господу. Когда Он дает нам ребенка с инвалидностью, то о нас заботится. И жизнь показывает, что это так и есть. И если родители не требуют от второго ребенка слишком многого, то появление брата или сестры с инвалидностью будет его душевно и духовно только развивать.

Коллажи Татьяны Соколовой

Мадине 5 лет, у нее тяжелая форма ДЦП. Чтобы заниматься реабилитацией дочки, семья три года назад переехала из Киргизии в Москву. Дома не было никакого плана реабилитации. В Москве Мадине помогают специалисты. Но это сопровождение не бесплатное для гражданки другой страны.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться