В Англии провели эксперимент по «объединению старых и малых», под прицелом телекамер. Участвовало 11 пенсионеров и 10 малышей. Публикуем наблюдения ученых

Идея, собственно, не нова: если соединить два поколения – пенсионеров и дошколят – в выигрыше буду все. Два года назад в пансионате для пожилых святого Винсента (Сиэттл, США) открыли детский сад. В Японии существует движение «объединения старых и малых». Летом 2017 года аналогичный эксперимент поставили в Великобритании. Он шел под прицелом телекамер: все происходящее тщательно протоколировали теледокументалисты. Фильм был показан на 4-м канале британского ТВ в начале августа.

Чудо с Линдой, чудо с Хэмишем

Для участия в специальной шестинедельной программе были отобраны 11 пенсионеров из дома престарелых святой Моники и 10 четырехлетних малышей. По мысли организаторов, они должны были жить обычной жизнью, а целая команда экспертов – геронтологи, психологи и физиотерапевты – отслеживать и анализировать состояние «старшей группы». Их главная задача — сравнить состояние испытуемых в начале и в конце шестинедельного эксперимента.

У старичков, участвующих в программе, отмечались «непрогнозируемые» улучшения здоровья.

Например, 90-летняя Линда страдает остеопорозом, отчего передвигается с большим трудом. В начале эксперимента, по собственному отзыву, «все у нее было плохо». Но затем старушка познакомилась с 4-летней Амийей, и вот они, взявшись за руки, бегут по газону.

Один из главных героев фильма — 88-летний Хэмиш Холл живет в «святой Монике» с 2012 года. Скептик, ворчун, зануда, да к тому же еще одноногий – так он сам описал себя. Мистер Холл не очень-то верил, что из шоу выйдет путное. И с трудом согласился участвовать. Исключительно из любопытства.

«Мне вот интересно, что именно дети могут получить от пожилых, — говорил он. – И совершенно непонятно, что старики могут им дать. Я — ничего, потому что я старый, больной человек. Я не могу лечь на землю, встать на четвереньки, чтобы возиться с ними. И в футбол не могу – с одной ногой не побегаешь».

А к концу первого эпизода Хэмиш лежал на полу вместе с детьми — играл. И так увлеченно, что забыл про камеру. «Как же приятно иметь дело с этими детьми!» — скажет он потом.

Печальный рай или серое царство?

Почему именно дом престарелых фонда святой Моники стал площадкой для социального эксперимента? Прежде всего, благодаря высочайшему уровню заботы о пожилых. Почему это было важно? Для того, чтобы поднять более глубокие вопросы – не только доказать то, что уже было доказано.

Часто программы, подающиеся как социальный эксперимент, — всего лишь смесь поп-психологии с псевдонаукой. У этой же есть «экзистенциальная глубина». Все мы знаем, что в старости можем оказаться на их месте: одинокие, доживающие, никому не интересные, ожидающие смерти. Один из приятелей Хэмиша назвал их место пребывания «Залом ожидания Господа».

Но обитатели пансионата открыто говорят о своих проблемах: депрессии, недостатку движения и совершенном, бесконечном, неизбывном одиночестве. Исполнительный директор фонда святой Моники Дэвид Вильямс считает такую откровенность мужеством: «Мы гордимся каждым нашим подопечным. Не каждый сможет так честно говорить на камеру о своих проблемах».

Сам пансионат выглядит настоящим раем. Но у трети волонтеров (тех, кто согласился принимать участие в съемках-эксперименте) – депрессия.

Девять из десяти говорят, что их жизнь пуста и скучна. Все, кроме одного, были в плохой физической форме и при ходьбе боялись упасть.

У 86-летней Мэри спрашивают, как долго она живет здесь. «Мне сказали, 11 лет, но точно я не помню». Как же она проводит свои дни? «Сплю. Это хоть как-то помогает мне справляться с одиночеством». Ее ответ на вопрос, удовлетворена ли она своей жизнью, ошеломляет: «Надеюсь, я скоро умру. Скорей бы».

Руководитель исследования – профессор Малькольм Джонсон из Батского университета подводит итог: «Жизнь с людьми, которые превратились в контейнеры, наполненные одними лишь потерями – не сахар. Особенно, когда и сам ты точно такой».

«Детям все равно, инвалид ты или здоровый»

И вот наступает день, когда приходят Они – 10 малышей, которые знают о жизни лишь одно: жизнь прекрасна.

Впервые они появляются, маршируя под бодрую веселую песню. Старики уже задолго слышат их приближение. Их апатию как рукой снимает.

«Я Нельсон, мне четыре», — объявляет первый смеющийся сгусток энергии.

Откуда этим детям вообще может быть известно о старости? Когда одну девочку, Еву, спросили, кто такие пожилые, она ответила: «Это такие люди, которые уходят жить в бунгало».

Старички тут же попали под детское очарование. Одни больше, другие – меньше. А на лице Хэмиша вначале – одно раздражение. Словно его заставляют решить сложную задачку.

Сразу бросается в глаза – это «разные» поколения. Девочка Милли тычет ручкой в протез Хэмиша и говорит, что он сделан из губки. Потом тянет его за ногу и просит рассказать, что случилось с ногой. А тот не любит «таких разговоров». Ногу он потерял еще в молодости, когда попал под грузовик.  Но детям интересно, они чуть ли не силой разводят Хэмиша на откровенность.

«На самом деле, детям совершенно все равно, инвалид ты или здоровый, — скажет потом Хэмиш. — Я сказал Милли, что нога моя с самого начала была деревянной, вот доктор и подрезал ее. И она ничуть не испугались».

Малышка Милли хохочет. «Хэмиш – герой, — говорит она. – Однажды его нога вернется к нему».

Гвоздь программы — утиные яйца

Каждый день две группы – старая и молодая – проводят время вместе и выполняют задания. А ученые прикидывают — есть ли между ними нечто общее. «Группы» обмениваются историями, читают, гуляют.

Гвоздь программы – утиные яйца! Однажды в гостиную внесли инкубатор. В этих яйцах — концепция «новой жизни», по выражению профессора Джонсона.

Именно эти яйца, уверен ученый, объединят участников разных возрастов. Так и случается. Все столпились вокруг инкубатора, всем одинаково интересно. Старшие объясняют малышам, как утята появляются на свет. Проходят дни, и уже трудно сказать, кто с большим нетерпением ждет появления птенцов и на кого этот процесс ожидания повлиял сильнее.

А когда, наконец, утята вылупляются, даже сдержанный Хэмиш еле сдерживается, чтоб не заплакать от счастья. «Это просто удивительно – увидеть маленькие перепончатые лапки, — восклицает он. – Я уже сто лет не видел ничего прекрасней!»

Неприкасаемые

Информация о здоровье испытуемых-волонтеров  собиралась постоянно: они носили датчики, измеряющие сердечный ритм, давление и т.д. Датчики не мешают. О них … просто забывают. Слишком интересной вдруг стала жизнь этих печальных стариков.

Вот Хэмиш отправляется с маленькой  Евой на прогулку. Когда он говорит, что ему необходимо отдохнуть, она заявляет: «Нет, надо двигаться дальше». Он вздыхает, но повинуется. По пути рассказывает ребенку о птицах и деревьях. Домой возвращается с улыбкой и явно помолодевшим.  «Это целое приключение, — говорит он. – Я буквально влюбился в Еву!»

Один из экспертов говорит, что некоторые пенсионеры годами не прикасались ни к кому.

«И самое ужасное, они привыкли к этому и не понимают, насколько это страшно», — говорит он. Не удивительно, что дети стали для это серого царства лучами света.

Маленькая девочка вбегает в комнату и едва не сбивает с ног 85-летнюю Монику. Так она бросилась в объятия старушки: соскучилась. Монику спросили потом, как она себя почувствовала в тот миг. — Мне даже понравилось.

Чем полезны старики

Не только старикам полезны дети. Ученые доказали, что и дети ведут себя более уверенно, лучше общаются, если они привыкли быть в компании старших.

Родители участвовавших в эксперименте детей говорят, что остались в полном восторге: даже не ожидали, что будут такие прекрасные результаты. Маленькая Ева, например, очень подружилась с дедушкой Дэвидом. «После съемок Ева стала более уверенной в себе. Мы теперь спокойно ездим с ней повсюду – и везде Ева чувствует себя в своей тарелке. Спокойно разговаривает со взрослыми людьми, те даже удивляются. Я считаю, что этот эксперимент нужно внедрить повсюду, по всем домам престарелых. Очень полезный опыт», — радуется мама.

Так оно, скорее всего, со временем и случится. Во всяком случае, в Великобритании.

«Мы хотим расширять наш опыт, — говорит директор Вильямс. —  Во всех наших пяти пансионатах мы откроем игровые площадки, а в одном – детский сад».

Про чистую любовь

Самый трогательный эпизод фильма связан с 77-летней голландкой Зеной. В жизни она любила две вещи: своего мужа и горы. О последних пришлось позабыть. Они с супругом – люди одинокие и слабые здоровьем – решили вместе поселиться в святой Монике. Но муж очень быстро начал сдавать: деменция. Он еще жив, он здесь, рядом, но его словно и нет. Память исчезла, рассудок рассыпается,  словно горстка песка, он никого не узнает, и Зена чувствует себя вдовой при живом муже.

В начале эксперимента она пребывала в самой глубокой депрессии. Даже Хэмиш рядом с ней казался весельчаком. А всего лишь три недели спустя (в середине съемок) Зена улыбалась шире всех. Последнее – научный факт. Выражение лиц испытуемых тщательно фиксировалось и анализировалось!

Что случилось с пожилой леди? Она считает, что знает секрет.

«Самое главное в жизни – быть любимым, и только дети способны дать тебе такую чистую и настоящую любовь. Когда держишь в руке крошечную детскую ладошку – это самое прекрасное, что может быть в жизни».

По материалам

CareChoices

Dailymail