«Дети плакали, потому что думали, что мы остались в доме и сгорели». Какая помощь нужна сейчас пострадавшим от пожаров в Якутии

Якутия продолжает гореть. Местные жители радуются дождям, но приближение осени несет с собой и опасность: без крова остались 178 человек, жители сгоревшего поселка Бясь-Кюэль. Люди буквально выбежали из домов в чем были. А уже в октябре здесь пойдет снег. Добровольцы тем временем продолжают, сменяя друг друга, уходить в дым, защищать другие населенные пункты от огня, который все еще ползет вперед

Доброволец во время лесного пожара в районе села Куерэлээх. Республика Саха (Якутия), 07.08.2021. Фото: Иван Никифоров/ТАСС

Якутия – самый большой регион в мире. Республика больше по территории, чем Индия или Аргентина. А сейчас в Якутии сгорела площадь, сравнимая, например, с Грузией – 8 млн гектаров.

Лес начали гореть в Якутии в июле. В регионе был введен режим ЧС. Постепенно, когда стало понятно, что местными ресурсами не победить, были стянуты федеральные силы. Пожары тушат сотрудники «Якутлесресурса» и «Авиалесохраны», хотя их постоянно путают с МЧС. А еще очень многое делается силами обычных местных жителей. Масштаб бедствия беспрецедентен.

«У нас все еще сохраняется напряженная ситуация, – рассказывает Анжелика Андреева, председатель Союза женских организаций Республики Саха (Якутия), координатор республиканского Центра по работе с волонтерами. – Еще 4 района находятся в горячих точках, в любой момент может вспыхнуть пожар, несмотря на периодические дожди.

Поэтому мы в республике продолжаем набирать добровольцев. И сейчас в основном нужны средства на снаряжение и продукты питания.

Через наш Добровольческий штаб прошел уже 1181 доброволец, на местах сейчас 386 человек. Поступило 25 млн рублей помощи, помогает вся Россия, и физические лица, и компании.

Половина денег уже использована, остальное еще есть на что направлять. Например, дошло до того, что у нас не было ранцев с водой, чтобы тушить пожары. Мы скупили в Якутске все лопаты, рюкзаки, палатки – в магазинах вообще ничего не осталось. Сейчас ждем из Москвы партию в 500 ранцев».

Второе направление, где нужны деньги и силы, – помощь погорельцам. В поселке Бясь-Кюэль сгорело 38 домов – это и частные дома, и несколько многоквартирных, – без крова остались 178 человек. Сейчас для пострадавших уже начинают строить быстровозводимые дома по канадской технологии, помогает местная власть, а также бизнес, например, компания «Алроса», которая выделила 200 млн рублей на ликвидацию последствий. Дома должны будут возвести к концу сентября. Собирают вещи, а когда семьи въедут в дома, понадобится мебель и бытовая техника. Дети и пожилые пока направлены в лагеря и санатории. Около 50 человек живут в эвакуационном пункте в селе Бердигестях, остальные у родственников.

«Я позвонила домой и сказала детям: «Бегите!»

Расчистка территории в якутском селе Бясь-Кюель, пострадавшем от лесных пожаров. 07.08.2021. Фото: Рябинин Семен/ТАСС

Когда начались пожары, из леса к домам потянулись звери. «К нам приходили медведи, им некуда было деваться от огня. Они были голодные, – рассказывает Раиса Иванова, жительница поселка Бясь-Кюэль, в котором сгорели дома. – В итоге они ходили буквально по нашим дворам. Леса-то фактически уже нет. Им негде жить и нечего есть».

В населенных пунктах было объявлено, чтобы люди не ходили в лес вообще, ни за какими ягодами, ни по какой другой нужде, чтобы не попасться в лапы диких зверей.

Как говорит Раиса Иванова, 6 августа жителей поселка сначала хотели эвакуировать, сказали, что приближается огонь. «Но потом все успокоилось, сообщили, что бояться вроде бы нечего. А оказалось, что не зря беспокоились», – говорит Раиса Иванова. Жителям не сообщили, что огонь перешел минерализованную полосу. Люди не знали, что происходит.

«Нам сообщили, что идет пожар, когда огонь был уже в 300, в 100 метрах от домов! – рассказывает пострадавшая. – Я живу отдельно от родителей, мой дом с другой стороны. Мои родители были в нашем доме как раз рядом с надвигающимся огнем. Я звоню маме, а она говорит: «У нашего дома стоит пожарная машина, вроде бы все спокойно. Мы сидим дома, чай пьем». Я кричу в трубку: «Берите срочно документы и уезжайте из дома!»

Раиса вскоре снова позвонила маме, та сказала, что отец, как и другие мужчины поселка, побежал на пожар – рубить деревья, пытаться остановить огонь. «Мы с братом попросили родителей забрать с собой наших детей – у меня четверо, один грудной, у брата двое – и уехать из поселка. И они взяли наших шестерых детей и еще соседского мальчика и уехали. Мы, взрослые, остались», – рассказывает Раиса.

«Если бы не внуки, я бы сгорел в собственном доме», – говорит отец Раисы Кирилл Иванов.

Люди со слезами на глазах бросали свои жилища. Кирилл Кириллович построил все сам, своими руками, и с трудом заставил себя переступить порог дома и отдать его огню.

У другой жительницы Бясь-Кюэль, Марии Сергеевой, пятеро детей, от 3 до 17 лет. Семья потеряла два дома – старый и новый, двухэтажный, который только построили в 2015 году.

«После 10 утра местный житель по вотсапу отправил всем видео, что к деревне идет огонь. Я учитель, в это время я была в школе – мы готовили обеды для добровольцев, которые тушат пожары. А дети были дома. Я позвонила домой и сказала: «Бегите!»», – рассказывает Мария.

Пожар шел по верху – в тот день был страшный ветер. Огонь тут же перекидывался с дома на дом.

Муж Марии, Ефим, был в другой стороне поселка – копал траншеи вместе с другими мужчинами, делая защитную полосу от пожара. Ефим и Мария с двух сторон поселка побежали домой, спасать детей.

«Дети выбежали к тому времени, они уже ждали нас на дороге. Они плакали, потому что думали, что мы остались в доме и сгорели. Я успела схватить какие-то документы, впопыхах – какие-то вещи. Мы успели отвязать нашу собаку, пес тоже спасся. У многих во дворах была скотина – много животных погибло, не спасли. Наш дом уже через час горел», – говорит Мария.

Семья вместе с другими погорельцами отправилась в школу, в эвакуационный пункт. Позже за людьми приехали автобусы. Сначала увезли детей. Вся дорога горела, автобусы ехали буквально между очагами огня.

«Мы с мужем остались. Не захотели оставлять родную деревню. И надо было охранять оставшиеся дома от огня: пожар же не закончился, пошел с другой стороны. Вместе с мужем мы копали траншеи», – рассказывает Мария.

Сейчас старшая дочь семьи в Якутске у родственников, средних отправили в детские лагеря – маленьких якутян приняли Артек, Орленок и другие детские центры России. Вместе с мамой и папой осталась сейчас младшая дочь, трехлетняя Алия. Живут в своем же поселке у родственников, в маленьком домике с печкой, с другой стороны населенного пункта, где сохранились дома.

Первые дни было очень страшно, делится Мария: «Самым страшным было ощущение беспомощности. Но сейчас мы чувствуем поддержку, и это помогает переживать случившееся».

«Несколько дней после трагедии мы не могли спать, – говорит Раиса. – Родители сейчас в реабилитационном центре в Якутске. Там с ними работают в том числе психологи, они проходят разные процедуры, чтобы восстановиться после пережитого стресса».

Зима близко

Сотрудник ФБУ «Авиалесоохрана» во время тушения природного пожара. Республика Саха (Якутия), 08.08.2021. Фото: ФБУ «Авиалесоохрана»/ТАСС

В поселке уже оперативно расчистили пожарища и начали строить новые дома. Уже заложены сваи первых новых зданий.

«Обещают, что до октября построят дома, но у нас скоро минус 40 будет. Нам сказали, что дом восстановят, а вот квартиру папы в многоквартирном доме в поселке – нет, там были недооформлены документы, хотя эта квартира у нашей семьи давно, мы все там жили, а уже потом отец построил дом», – замечает Раиса Иванова. Так что теперь, возможно, у жителей будут еще и юридические сложности, если придется доказывать свои имущественные права.

Кстати, многие не успели даже взять из дома документы, предстоит и большая работа по восстановлению документов.

Люди передают вещи, бытовую утварь, это все сейчас необходимо. Но есть и другие потребности. «Но нам привезли уже 6 грузовиков б/у вещей, местные жители говорят, что уже не надо, – отмечает Анжелика Андреева. – Зато очень нужно новое – например, постельное белье, а еще зимние теплые вещи. Ведь у нас зимой до минус 60 градусов. Зима не за горами».

Как сообщает Альбина Черепанова, сейчас каждая пострадавшая семья прикреплена к какой-то организации Якутии – банки, компании взяли погорельцев на попечение. Так будет легче помочь: есть списки, что конкретно нужно каждой семье – от памперсов до мебели.

«Жителям поселка очень помогают якутские предприниматели, а вещи, которые нам от них привозят, мы в поселке делим между собой.

Также каждому из погорельцев выделили по 135 тысяч рублей. Наша семья пока не просила какую-то конкретную помощь, но уже понятно, что нужно будет все. Нам уже, например, выдали новый холодильник», – говорит Мария.

Впереди еще много хлопот, ведь когда построят дома, их нужно будет заполнять мебелью, техникой, утварью – у людей ничего не осталось.

«Мы благодарны всем, кто нам помогает. Это и родственники, и друзья, и просто незнакомые далекие люди. Низкий всем поклон», – говорит Раиса Иванова.

Многие дети из семей погорельцев направлены в лагеря. Сейчас стоит задача поддержать здоровье юных якутян. Мало того, что в пандемию они много месяцев провели по домам, а теперь еще и несколько месяцев дышали дымом. Якутия планирует найти возможность постепенно направлять детей республики в разные санатории страны – помощь может понадобиться нескольким тысячам несовершеннолетних.

«На тракторе делают ров, а мы сзади с лопатами идем». Рассказывают волонтеры-огнеборцы

Доброволец во время лесного пожара в районе села Куерэлээх. 07.08.2021. Фото: Иван Никифоров/ТАСС

Вокруг добровольческой борьбы с пожарами в Якутии создается романтический ореол, а ведь на самом деле это очень тяжелый и опасный труд. Лопата, топор и трактор – основные орудия борьбы. Волонтеры должны создать минерализованные полосы – это преграда для огня. Тушить пожар уже было бесполезно, с самого начала огонь пожирал гектары день за днем. Задача была – не пропустить языки огня дальше.

И люди на тракторах и с лопатами вышли к лесу. Они копают, убирают упавшие деревья, чтобы огонь не двигался дальше. Буквально неделю назад были тяжелые дни, каждую минуту все менялось, огонь возникал то в одном районе, то в другом, людей перебрасывали с места на место. Работать приходится в дыму, рядом – огонь, дышать невозможно, даже в специальных респираторах трудно, дым разъедает глаза.

«Какое счастье, что у нас начались дожди! Пусть не каждый день. Но никогда еще мы, якутский народ, так не радовались дождям, как в эти дни! – признается Альбина Черепанова. – Природа помогла нам в тушении. Но пожары явно будут продолжаться».

Добровольцы – это и студенты, и молодые люди, и мужчины постарше, и те, кому за 60, кто-то местный, а кто-то случайно оказался в Якутии, например, приехав в отпуск, в гости. В добровольцы рвутся и женщины, но все же берут только мужчин.

Женская помощь нужна другая – например, готовить еду для добровольцев.

«С начала июля отдельные активисты сами собирали бригады и направляли их на пожары. А потом уже организовали штаб – силами общественности», – рассказывает Владислав Коротов, сопредседатель экологического движения «Защитим природу Якутии», представитель добровольческого штаба.

В день на пожары отправляют по 2-3 группы. Также важная работа штаба – организация благотворительной помощи. «В Якутии очень сильны семейные связи. Пострадавших тут же приняли их родственники. А сейчас по всей республике люди активно собирают помощь. Ну и, конечно, много помощи приходит из других регионов страны, и мы благодарны людям за участие», – говорит Коротов.

Доброволец Николай Платонов, местный житель, работает в Якутии вахтовым методом оператором в дорожной службе. Летом он как раз был в отпуске, когда начали гореть леса. «Я тут же позвонил в ближайший улус, хотел записаться волонтером. Сначала сказали, что люди не нужны, но потом в другом месте увидел объявление, что набирают волонтеров-огнеборцев. И я записался. Это мой первый опыт волонтерства. Мы стали первой добровольческой бригадой, нас забросили на пожары 12 июля», – говорит Николай Платонов.

Там, куда привезли группу волонтеров, все было в дыму. Мужчинам объяснили технику безопасности и дали в руки лопаты. «На тракторе делают ров, а мы сзади с лопатами идем. А есть ребята-профи, пожарные, они уже борются с огнем», – поясняет Николай.

Через неделю мужчин сменила следующая группа волонтеров. «Люди узнали, что мы поехали, и тоже активизировались, начали участвовать. Женщины отправляли нам туда домашнюю еду, супы варили, спасибо им за это. Я пару дней отдохнул и снова поехал на пожары. Сейчас скоро тоже поеду». Николай говорит, что для него было бы невозможно не помочь: «Я деревенский, природу с детства люблю. И для меня это было очень важным моментом. Сразу рванул. Есть слово такое – «надо», по зову сердца».

А вот Константин Шашин приехал сюда в отпуск из Перми, в гости. А тут – настоящая война со стихией. Как можно остаться в стороне? «Все друзья поехали помогать – ну и я тоже! Бегали там с ранцами, с лопатами. А потом сказали, что нужен тракторист, и я вызвался. Я же с 13 лет на тракторе. И пару тракторов починил, и на тракторе работал, полосу резал», – рассказывает Константин.

«Конечно, это опасно. Представьте, когда такой огромный пожар, и верховой, к тебе идет. Стена огня. Это страшно. У нас там даже сгорел тракторист вместе с трактором. А еще и медведи выходили из тайги, пытались где-то спрятаться, искали помощи. Сколько животных гибнет. Очень их жалко. Люди даже боялись выйти в лес тушить пожар, потому что боялись зверя. Местные охотники ходили с солдатами с оружием, нас охраняли от диких зверей».

Святослав Николаев учитель истории, живет и работает в Якутске. И гордится, что стал добровольцем. Признается, что тоже охватывал страх – когда ты оказываешься рядом со стихией, все воспринимается серьезно. «Я был несколько раз на грани. Это первые разы сначала не понимаешь, как это опасно. Потом уже осознаешь. Бежишь», – говорит Слава. Ученики Святослава гордятся своим преподавателем – они следили за его инстаграм-постами.

Вообще, такой вызов, наверное, нужно принять каждому в жизни, считает Слава. «Мы там, все 12 человек (и кстати, четверо из нас оказались преподавателями) за неделю, пока боролись плечом к плечу с пожаром, стали близкими друзьями. Это такое испытание. Наверное, каждому мужчине, вообще каждому человеку стоит что-то такое пройти. Это переоценка ценностей. Просто так устроен мир – у кого-то судьба может забрать его жизнь, чтобы жили другие. Мы, волонтеры, легкие свои теряем, чтобы дети, женщины, старики были здоровы. Для меня это было очень сильной мотивацией, я идеалист».

«Пожары сожрут вечную мерзлоту, а это беда для всей планеты»

Дым от лесных пожаров в Якутске. 12.08.2021. Фото: Вадим Скрябин/ТАСС

«В Якутии и раньше бывали пожары, например, в 70е годы, но в таких масштабах – никогда, а это очень опасная ситуация, – говорит Владислав Коротов, сопредседатель экологического движения «Защитим природу Якутии». – Раньше «Авиалесохрана» хорошо работала, было более 1600 специализированных сотрудников, которых могли быстро забросить в нужные места и затушить такие пожары в зародыше. Сейчас такого нет. И отдаленные пожары практически не контролировались».

В Якутии – вечная мерзлота, ее сохраняют. «Если засуха и жара будет повторяться в регионе в течение еще нескольких лет, снова будут пожары, в итоге начнется таяние вечной мерзлоты. А это серьезно отзовется не только для Якутии, но и для всей планеты. Пожары также могут вызывать и наводнения, и завлаживания земли, затопление населенных пунктов, будут разрушаться дома, дороги. Пожаров у нас никак нельзя допускать», – поясняет эколог.

«Северная природа  – медленная. Она долго восстанавливается, деревья растут медленно. Где прошел верховой огонь, который повреждает только листву, хвою, но не сами деревья, лес еще можно восстановить, но все равно понадобится лет 10, – рассказывает Коротов. – А там, где лес полностью выгорел, жизни одного поколения не хватит, чтобы восстановить. Минимум нужно 70-100 лет, чтобы деревья обрели зрелую форму».

Как помочь правильно

Природные пожары в Якутии. 10.08.2021. Фото: МЧС России/ТАСС

Анна Барне, руководитель общественной инициативы «Пожар.ру», отмечает, что в ситуациях, подобных тому, что происходит в Якутии, люди не всегда понимают, как и чем помочь.

Ехать в Якутию на помощь смысла не имеет – билеты очень дорогие, лучше потратить эти деньги на помощь местным добровольческим группам. К тому же местные лучше знают условия.

Также часто люди присылают совсем не то, что нужно добровольцам или пострадавшим.

«Обычно заваливают тоннами старой одежды. А там у людей нет домов, надо где-то держать скотину, при этом теперь у них куча старых вещей, которые начинают гнить на открытом воздухе, – поясняет Анна Барне.  – Часто пострадавшие такие портящиеся вещи закапывают и сжигают, а их потом обвиняют в том, что они сожгли гуманитарную помощь.

На самом деле единственное, что нужно в самые первые дни, – простая одежда, чаще мужская, типа бушлатов, и обувь больших размеров. Очень нужны мобильные телефоны, когда человек всего лишился, это первая нужда – связаться с родными. Причем телефоны с камерой, так как в первые дни нужно восстанавливать документы, нужно много фотографировать. Также пострадавшим обычно нужны средства гигиены, тазы, новое нижнее белье, женские средства гигиены (это деликатный момент, женщины стесняются просить)».

Если все это высылать, например, в Якутию из Москвы, то такая гуманитарка окажется буквально «золотой». Есть способ помочь более грамотно. «Лучше связаться с местными жителями, узнать, кому можно надежно перевести деньги, чтобы уже на месте на эти средства купить все необходимое. А ведь это еще и помощь местным предпринимателям, которые тоже пострадали. Это будет реальная помощь региону», – советует Анна Барне.

Что обычно нужно пострадавшим и добровольцам в первую очередь:

– Инструменты
– Техника (мобильные телефоны, фонари, генераторы, газовые горелки)
– Одежда (в первую очередь – нижнее белье, халаты, тренировочные штаны, носки)
– Обувь (на плоской подошве, больших размеров, без поломок)
– Постельное белье
– Предметы гигиены и быта (мыло, порошки, туалетная бумага, гигиенические средства, бинты, пластыри, тонометры, упаковочные материалы, сумки, пакеты)
– Кухонная утварь (кастрюли, кружки, миски, ложки, вилки, ведра)

Как помочь: единый счет для перевода средств от юридических и физических лиц:

Автономная некоммерческая организация «Центр по работе с волонтерами Республики Саха (Якутия)» (АНО «ЦПРСВ РС (Я)»)

Расчётный счёт: 40703810876000002104

Банк: ЯКУТСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ N8603 ПАО СБЕРБАНК

БИК: 049805609

Кор. Cчёт: 30101810400000000609

ОГРН: 1111400002229 ИНН: 1435970687 КПП: 143501001

Назначение платежа: «Добровольное пожертвование на борьбу с пожарами».

Единый колл-центр:  8-914-824-75-06; 8-4112-50-88-92; 8-4112-50-88-93

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться