Вера в ценность каждого человека, профессионализм и коммерческая эффективность – три «столпа» системы ухода за пожилыми людьми в Германии. В последних двух пунктах разберемся подробнее

Гериатрическая медсестра помогает пациенту с инсультом. Фото: ТАСС

Страховка по уходу обязательна

«Краеугольные камни наших проектов – вера в ценность каждого человека, высокий профессионализм и коммерческая составляющая, чтобы не прогореть», — говорит Элизабет Кленнерт, региональный менеджер немецкой благотворительной организации Johanneswerk (услуги ухода в этой организации получают более 3600 пожилых людей).

Как устроены учреждения Johanneswerk — читайте в предыдущей статье сюжета «Система долговременного ухода».

В основе финансирования системы – обязательное страхование. Это один из пяти социальных вычетов в Германии, наряду с медицинским страхованием, пенсионным, от несчастных случаев, по безработице. Оно обязательно. Софинансируется работодателем и сотрудником в размере 3,05% от зарплаты до вычета налогов. Лица от 23 лет, не имеющие детей, доплачивают еще 0,25%.

При каждой кассе медицинского страхования есть касса страхования по уходу. Они работают на региональном уровне (Федеративная республика Германия состоит из 16 земель). Кассы заключают договоры с патронажными службами, домами престарелых и другими организациями, предоставляющими услуги ухода.

Если пожилой человек собирается платить соседке, а не профессионалу, он может получить эти деньги на руки (но сумма будет меньше).

Помимо обязательного государственного существует частное страхование по уходу, которое предлагает расширенный спектр услуг. По закону, частный вариант имеют право выбирать только те, кто зарабатывает больше 4800 евро в месяц.

«Система закрытия дыр»

Ванная комната в стационаре, принадлежащем Johanneswerk, г. Билефельд

Размеры страховых выплат зависят от тяжести состояния человека. Всего «степеней ухода» пять. Первая степень – это когда человек практически здоров. Существенная помощь начинается со второй.

Семья, ухаживающая за пожилым человеком самостоятельно, получает пособие. При второй степени – 316 евро в месяц, при третьей – 545, при четвертой – 728, при пятой – 901.

Пациент с пятой степенью нуждается в круглосуточном присмотре. Как правило, кто-то из членов семьи бывает вынужден оставить работу, поэтому ему выплачивается такая большая сумма.

Если для ухода за пожилым человеком приглашаются специалисты патронажной службы, то выплаты еще больше. При второй степени – 689 евро в месяц, при третьей – 1298, при четвертой – 1612, при пятой – 1995. Семья этих денег не получает. Касса перечисляет их напрямую организации, которая оказывает услуги патронажа.

Пособие на пребывание в стационаре при второй степени – 770 евро в месяц, при третьей – 1262, при четвертой – 1775, при пятой – 2005. Эти деньги тоже идут напрямую в дом престарелых, а не семье.

Существуют выплаты (со своей градацией по степеням) на случай посещения пожилым человеком центра дневного (или ночного) пребывания, на случай краткосрочного помещения в стационар и т.п.

При любой степени нуждаемости в уходе человеку единовременно выдается 4000 евро на переоборудование жилья (пандусы, широкие двери и т.п.) и ежемесячно – 40 евро на расходные материалы (памперсы, кремы и т.п.)

Несмотря на все это, Элизабет Кленнерт называет страхование по уходу «системой закрытия дыр», а не решением проблем. Почему? Об этом чуть ниже.

Как устанавливают степень ухода

Фото: ТАСС

Степень ухода присваивается после оценки состояния человека по 6-7 «модулям»:

— Мобильность (например, может ли человек встать и пойти самостоятельно, может ли перевернуться в кровати и т.п.).

— Когнитивные и коммуникативные возможности (помнит ли он, как его зовут, ориентируется ли во времени).

— Поведение и психологическое состояние (не путает ли он день с ночью, есть ли агрессия по отношению к окружающим).

— Уход за собой (может ли сам есть, ходить в туалет, умываться).

— Медицинское обслуживание (может ли сам принимать таблетки, нужны ли перевязки).

— Организация досуга (может ли сам себя занять).

— Хозяйственная помощь (может ли заниматься уборкой, готовить, ходить в магазин – этот модуль важен только тогда, когда человек живет у себя дома).

Пенсионерам все равно приходится платить, и немало

 

Кухня в группе дневного пребывания Центра Людвиг-Штайль-Хофф, г. Эспелкамп

Услуги по уходу оказывают НКО, коммерческие фирмы и государственные организации. Причем последние составляют на рынке всего 4%.

Частные фирмы, как ни странно, оказывают более дешевые услуги по уходу, чем НКО. Возможно, потому что тратят меньше средств на зарплату сотрудников. Соответственно, и качество помощи там более низкое.

Но в какую бы организацию ни обратился пожилой человек, ему все равно придется платить и самому, и немалую сумму. Особенно крупные расходы предстоят тем, кто решил переселиться в стационар, потому что полная стоимость проживания там – вовсе не 770 евро в месяц, и даже не 2005.

В среднем клиенту приходится доплачивать 2500 евро в месяц. В каких-то землях меньше, в каких-то – больше. В стоимость входят расходы на питание, проживание, уборку и т.п. Размер доплаты не зависит от степени ухода.

Кратковременное пребывание оплачивается по другому принципу. В стационаре AWO (государственная благотворительная организация) каждый клиент платит 35,52 евро в день. Плюс касса вносит 1612 евро. При второй степени нуждаемости в уходе эта сумма выдается на 26 дней, при третьей – на 20, при четвертой – на 17, а при пятой – на 15 дней.

Если человека с пятой степенью хотят положить в стационар, допустим, на 30 дней, то оставшиеся 15 дней он должен будет полностью оплатить сам.

Средняя пенсия в Германии – от 700 до 1200 евро в месяц. Большинство нуждающихся в уходе – женщины (59,9%) старше 80 лет (47,8%) с доходом от 501 до 2000 евро в месяц (55%). Особенно маленькая пенсия у тех, кто всю жизнь проработал в ГДР, отметила Ульрике Дёринг, эксперт по системе долговременного ухода.

Дом уже продан? Тогда мы идем к детям

Одно из зданий Центра Людвиг-Штайль-Хофф, г. Эспелкамп

Для оплаты ухода стационару перечисляется пенсия, если ее не хватает, человек должен продать квартиру или дом. Если и этого недостаточно, то можно обратиться за помощью в социальные службы. Например, в Центре Людвиг-Штайль-Хофф (г. Эспелкамп) за 75% проживающих доплачивает государство.

Неимущий человек в любом случае не останется без ухода, но сначала социальные службы выяснят, нельзя ли получить недостающую сумму у его детей. Речь идет именно о детях: за тестя, тещу, свекра или свекровь платить не заставят. Если сын или дочь пожилого человека богаты, но уклоняются от финансирования ухода, их обяжут делать это через суд.

Но обычно семьи сами пытаются искать более дешевые варианты: учреждение попроще, дневную группу вместо стационара, дневную группу не на каждый день.

Непрестижная профессия для человечных женщин

Фото: ТАСС

Кто ухаживает за пожилыми людьми за эти деньги? Профессиональное образование специалиста по уходу за пожилыми людьми – три года. Но это не самая уважаемая работа, за нее мало платят, поэтому кадров всегда не хватает.

Чаще всего на должность помощника по уходу приходится брать женщину без образования. Во время испытательного срока руководство смотрит, «есть ли у нее сердце». «Главный параметр – это человечность», — говорит Катя Петкер, заведующая одним из трех стационаров Центра Людвиг-Штайль-Хофф.

Медсестры тоже учатся три года, это образование престижнее, но оно не дает навыков ухода за пожилыми людьми. «Девочка, которая училась на медсестру, не имеет специальных знаний о больных деменцией, а сотруднице, которая обучалась уходу, не хватает общемедицинских знаний», — говорит Ульрике Дёринг.

Сейчас в Германии проходит реформа образования: со следующего года обучать специалистов по уходу за пожилыми людьми, медсестер общего профиля и специалистов по уходу за детьми будут вместе, в одних и тех же учреждениях, по три года. Два года – обучение профессии, один год – специализация.

Предполагается, что престиж профессии специалиста по уходу после этого возрастет, да и квалификация сотрудников повысится.

А пока в каждом доме престарелых свои методы обучения персонала. В Центре Людвиг-Штайль-Хофф, например, каждую неделю зачитывается один доклад: на тему гигиены, обслуживания технических средств реабилитации, общения с людьми с деменцией и т.д. Посещение лекций добровольное, но сотрудник обязан прослушать всю программу.

«Фирма сама решает, сколько должен учиться специалист по уходу: неделю, месяц, или год. Если он что-то сделает неправильно, отвечать за это ей», — отметила Ульрике Дёринг.

Соцпакет для сиделок: отдых и услуги массажиста

Машина для мойки суден и мочеприемников

Пока работа в доме престарелых не пользуется спросом, удержать специалиста – большая проблема. В Johanneswerk ее решают с помощью дополнительного социального пакета. Организация добавляет к государственной пенсии свою, оплачивает отдых для детей сотрудников (может даже отправить их на море в Италию) и т.п. В AWO возмещают 50% расходов на массажиста. Бывают и другие предложения.

Во время работы нагрузка на персонал снижается благодаря современным технологиям ухода. Так, мытье судна или мочеприемника немецкой сиделке не угрожает: для этого существует специальная машина.

Помимо душа в каждом номере, в отделениях есть большие комнаты, где моют лежачих больных. Ванные там можно поднимать и опускать, чтобы сотрудникам было проще выполнять свою работу.

Вещи проживающих стирают в прачечной. Но они не перемешиваются. С помощью специального принтера на изнанке одежды делаются аккуратные метки, которые не исчезают при стирке. Грязное белье складывается в ванной комнате в мешок, подписанный именем владельца. В этом мешке белье отправляется в прачечную, и в нем же возвращается назад.

Проверка: смотрят и бухгалтерию, и за ушами

В Центре Людвиг-Штайль-Хофф не используют компьютерные программы для ведения индивидуальных планов ухода. «Должны же мы хоть в чем-то быть последними», — шутит Катя Петкер

Качество ухода в патронажных службах и стационарах проверяет медицинская служба больничной кассы – MDK. Эксперты могут нагрянуть внезапно, без предупреждения. Они будут анализировать документацию, изучать условия хранения медикаментов, осматривать и опрашивать клиентов.

«Смотрят все: и шкафы, и документацию, и даже за ушами и между пальцами у проживающих», — рассказывает Ирина, медсестра в одном из стационаров, принадлежащих Johanneswerk.

Выводы экспертов могут оказаться неожиданными. «Что вы любите есть?» — спрашивают они клиента. «Свинину», — отвечает он. «Шницель свиной вам как часто дают?» «Каждый день, потому что он мне нравится». Заключение комиссии: «В учреждении перекармливают нездоровым питанием».

Отчеты о проверках потом публикуются в интернете и могут серьезно повлиять на дальнейшую судьбу организации: ведь родственники пожилых людей именно оттуда черпают информацию и выбирают поставщиков услуг.

Проверяют ли качество ухода за пожилым человеком в семье? «Да, это делают дипломированные медсестры из патронажных служб, которые потом пишут заключение в кассу по уходу», — рассказывает Элизабет Кленнерт. Конечно, пожилого человека не отправят в дом престарелых только потому, что он грязный и неухоженный. Но неприятных последствий родственники не избегут.

А если будет установлено, что старик находится в опасности, тогда, возможно, его семье придется отстаивать свое право ухаживать за ним в суде. Или расстаться с будущим наследством (домом или квартирой старика) для оплаты профессионального ухода в стационаре.

В России есть ФСС

Пациенты в Геронтопсихиатрическом центре милосердия Департамента труда и социальной защиты населения Москвы. Фото: Александр Рюмин/ТАСС

Если человеку нужен постоянный посторонний уход, – это страховой случай и для российской системы социального страхования, заявил Юрий Воронин, главный финансовый уполномоченный по правам потребителей финансовых услуг в РФ.

(В России существует Фонд социального страхования, он занимается выплатами, связанными с временной нетрудоспособностью, беременностью, несчастными случаями на производстве, обеспечением инвалидов техническими средствами реабилитации и т.п.)

Средства для помощи людям, нуждающимся в круглосуточном уходе, Воронин предлагает выделить за счет оптимизации всей системы социального страхования, не повышая тарифы.

Одновременно можно создать особый продукт, наподобие объединенного ОСАГО и КАСКО, то есть обязательного и добровольного страхования, чтобы граждане могли участвовать в софинансировании системы и получать за это льготы, сказал Юрий Воронин на заседании Совета при Правительстве РФ по вопросам попечительства в социальной сфере.

Какие еще элементы немецкой системы ухода применимы в России?

Центр гериатрического ухода и реабилитации «Малаховка» в Московской области. Фото: Артем Геодакян/ТАСС

Проводить типизацию граждан по степеням ухода вполне возможно на уровне российских регионов, считает Виктория Воронцова, заместитель руководителя департамента соцзащиты Воронежской области.

«В Самарской области есть учреждения, которые мы хоть завтра можем переоборудовать по квартирному типу, как в Германии. Условно: шесть человек живут в одном крыле и шесть – в другом, у них общая кухня. Но раньше для этого нужно было преодолевать сопротивление проверяющих органов. Хорошо, что сейчас мнение Роспотребнадзора развернулось в нашу сторону», — отметила Регина Воробьева, заместитель министра социально-демографической и семейной политики Самарской области. (В Роспотребнадзоре готовят изменения в СанПиНы, которые позволят переводить стационары соцзащиты с коридорной системы на квартирную.)

«В Псковской области мы приходим к модели мультикомплексных центров, когда одно учреждение предоставляет разные формы социального обслуживания. Производственно-интеграционные мастерские для инвалидов им. В. П. Шмитца обеспечивают людям с ментальными нарушениями не только профессиональное обучение и социальную трудовую занятость, но и сопровождаемое проживание в городе (надомные услуги). А в Бельско-Устьенском ДДИ создано отделение для молодых людей с инвалидностью старше 18 лет. Там есть и стационар, и полустационар, и надомные услуги», — говорит Татьяна Николаева, заместитель председателя комитета социальной защиты населения Псковской области.

«Мы сейчас развиваем отделения дневного пребывания», — сообщил Алексей Завражин, заместитель председателя комитета социальной защиты населения Волгоградской области.

Предоставлять пожилым людям возможность выбора из спектра социальных услуг и программ считает необходимым Валерий Емец, министр труда и социальной защиты населения Рязанской области. Кроме того, в учреждениях соцзащиты «надо идти по пути формирования индивидуального пространства для человека», добавил он. «Три составляющих, которые работают в Германии, – это мировоззрение общества, профессионализм социальной сферы в целом и финансирование. Мы находимся только в начале пути», — сказал министр.

В начале мая 2019-го Благотворительные фонды «Старость в радость» и «Старшие» при поддержке Благотворительного фонда Елены и Геннадия Тимченко организовали стажировку представителей российской системы социальной защиты в Германии.