«Дети вместо цветов» приобретает новый смысл: возможно, из сегодняшних школьников вырастет новое поколение благотворителей

«Дети вместо цветов» — 2016. Фото: Артем Геодакян/ТАСС

В 2019 году акция «Дети вместо цветов» проходит уже в шестой раз. Начавшись в 2014 году с частной инициативы московского педагога Аси Штейн, «Дети вместо цветов» значительно расширили географию, охват и количество фондов, которым готовы помогать школьники и их родители.

Развиваясь, акция ставит перед потенциальными жертвователями новые вопросы. Раньше дискуссия в основном вращалась вокруг «Зачем обижать учителей, которые заслужили поощрение в виде цветов? К тому же, красивая традиция!». Спор этого года коснулся участия в благотворительности самих детей, их осознанного выбора. Вырастут ли дети, пожертвовавшие цветами ради других детей в будущих активных благотворителей и нужна ли эта осознанная жертва – рассуждают сотрудники фондов, родители и педагоги.

«Ребенок снова выкинут взрослыми из процесса»

Елена Грачева. Фото: facebook.com

Елена Грачева, координатор программ благотворительного фонда AdVita, педагог

— Практически все фонды предлагают формат: класс дарит один букет учителю, а все деньги на остальные потенциальные букеты переводят в фонд. Скрины из родительских чатов в моей ленте подтверждают, что так и происходит: кто-то из родителей выдвигает инициативу, и, если ее поддерживают, то именно в этой форме.

Почему я считаю, что это плохо? Ребенок снова выкинут взрослыми из процесса. Никакие коллективные решения тут невозможны, потому что они отменяют самое важное в благотворительности: добровольность и осознанность.

1 сентября — очень сложный день для ребенка, особенно для первоклассника. Он как-то себя в этом дне видит, ему в этот день нужны какие-то опоры. Если девочке хочется прийти с красивым букетом, чтобы почувствовать себя принцессой, потому что вот такой праздник, — никто не имеет права у нее это отнять.

В каком виде для меня приемлема акция? Решение, покупать букет или не покупать, должно быть принято только ребенком. Взрослый может и должен все рассказать, объяснить, но отказаться или согласиться должен только ребенок. Поэтому в идеале эта история не обсуждается в родительском чате, никаких коллективных решений не принимается, просто каждая семья решает по-своему, а школа соглашается с решением семьи.

Почему плох компромисс «а мы и букет купили, и денег перевели»? Если это коллективное решение родительского чата, то обязательный благотворительный взнос входит в пул школьных поборов, которые ненавистны, и лучше бы их не было совсем. Я уже не говорю о семьях с небольшим достатком, они явно не готовы к принудительной благотворительности. А если это индивидуальное решение семьи, что мы имеем на выходе? Ту же кучу букетов для учителя, который не знает, куда их девать, и абсолютный абсурд в глазах ребенка: если смысл был в личном поступке, личном отказе от букета, то тут его нет. А если семья хочет поддержать фонд, то при чем тут первое сентября?

Про списки «сдавших деньги» я говорить не буду: очевидное зло. Мне возражают, что, мол, тогда не посчитать эффективность акции и коллективные кампании втягивают больше народу.

А давайте считать не эффективность акции, а эффективность нашего разговора с детьми? Будут они нашими жертвователями, когда вырастут, если у них насильно букет отобрали, а они постеснялись об этом спросить? Тема «дети и благотворительность» хрупкая, а детей и так в школе мало о чем спрашивают, их зоны самостоятельного решения очень невелики. Так зачем мы присоединяемся к тем, кто не спрашивает?

Повод для глубокого, честного разговора

Москва. 1 сентября 2016 года. Учащиеся школы №57 во время благотворительной акции «Дети вместо цветов». Вместо покупки букетов было сделано пожертвование в фонд помощи хосписам «Вера».Фото: Артем Геодакян/ТАСС

Фонд помощи хосписам «Вера»

— В этом году многие поставили вопрос о вовлечении самих школьников в принятие решения о пожертвовании, поскольку чаще это все-таки инициатива родителей. Каким образом можно было бы это сделать, и какие методы актуальны для разных школьных возрастов?

Когда мы рассказываем о тех, кому помогаем, мы говорим не об отдельных людях, а целых семьях. Тяжелобольной ребенок живет не в вакууме. Рядом с ним, в его болезни, радостях и печалях, живут и его близкие. Облегчая жизнь такого ребенка, мы улучшаем качество жизни всей семьи.

Так же и с благотворительностью. Когда один из членов семьи приходит в благотворительность, так или иначе к нему присоединяются и все остальные. Особенно когда «заход» идет через детей, например, участие в акции «Дети вместо цветов». При этом каждый в семье выполняет свою функцию: дети осознанно отказываются от букета, родители объясняют, зачем это нужно и берут на себя техническую сторону.

Именно это – технические моменты сбора денег и перевод их в фонд родители обычно обсуждают между собой в чатах. Это вовсе не означает, что дети остаются в стороне, но логично, что вопросы транзакций средств решают именно взрослые. Разговоры же о благотворительности остаются внутри семьи и не выходят в публичное пространство. От этого и складывается ложное впечатление, что дети никак не задействованы в акции, хотя на самом деле они ее главные участники.

«Дети вместо цветов» — это не только сбор средств на нужды тяжелобольных детей, а еще и повод для глубокого, честного разговора. Очень важно поговорить с детьми о том, что совсем рядом может жить ребенок с неизлечимым диагнозом. Его тоже бесконечно любят родители; как и все дети, он хочет гулять, учиться и дружить — и сможет, если получит грамотно организованную помощь.

Сотрудники и волонтеры фонда «Вера» проводят в московских школах уроки доброты. Они рассказывают школьникам о благотворительности: кто нуждается в поддержке, как можно помочь и почему это важно для всех. В этом году мы получили 131 заявку на проведение таких уроков в московских школах. Еще в 380 классов в регионах мы отправили информационные материалы, чтобы учителя смогли организовать урок самостоятельно.

«Дети могут выступать, как филантропы, – у них есть карманные деньги»

 

Алексей Газарян. Фото: facebook.com/alexeygazaryan

Алексей Газарян, психолог, педагог, сооснователь АНО «Квартал Луи», отец четверых детей

—  Дети вполне могут быть участниками волонтерства и филантропии. У них ведь есть свои деньги, которыми они вправе самостоятельно распоряжаться – не стоит об этом забывать. Они могут реализовывать свои маленькие проекты и инициативы – в школе, в общественных объединениях, при фондах, выступать как фандрайзеры – такой опыт тоже в мире активно развивается. В этом смысле дети – активные участники изменений. Любые действия взрослых в поддержку их осмысленной позиции, конечно, нужно приветствовать.

Другое дело, что во время акции, конечно, большинство родителей пока еще мнение детей не учитывает. У нас в стране с учетом мнения детей вообще пока сложно, хотя мы все же развиваемся в этом направлении. Важно, чтобы ребенок понимал, как он хочет действовать, и организаторы должны обратить на это внимание взрослых. Иначе это родительский выбор, и нужно называть акцию «Родители вместо цветов». То, что происходит в родительских чатах в августовские и сентябрьские дни, часто бывает сопряжено с определенными формами, не побоюсь этого слова, насилия, — психологического.

У нас в семье решение, нужны ли цветы, приняли дети. Они пошли без цветов, сказали, что уже взрослые, и цветы – «не круто». Это пример того, как можно обсуждать проблему на семейном уровне. В самой идее цветов на 1 сентября много смыслов, традиций, символов, и ханжество решать за всех, нужны они или нет. Когда мы рассуждаем о том, что цветы бессмысленны и бесполезны, потому что их все равно выбросят… Послушайте, в нашем мире далеко не все утилитарно. Давайте, например, скажем, что можно убрать свечи в храмах – ведь они все равно сгорают. Можно отказаться от салютов на праздник, от дорогих клумб в центре города, и еще от самых разных «бессмысленных» вещей. Но человек существо не только рациональное, наша культура наполнена символизмом.

Я слышал и такое мнение: «А что делать? Другими способами заставить общество проснуться не получается». Движение к цели через определенное напряжение, через провокацию – одна из фандрайзинговых технологий. Да, в ней есть доля токсичности, она несет вызов. Может быть, в этом тоже есть своя правда, и я думаю, что это хорошая дискуссия для всего благотворительного сектора.

Способ привлечь средства родителей, а не воспитать детей

Анна Рапопорт. Фото: facebook.com/anna.rapoport

Анна Рапопорт, педагог

— На мой взгляд, «Дети вместо цветов» — акция для родителей, а не для детей. Самостоятельно принимать решение о выборе букета или денег могут только взрослые дети — как минимум, с 8-9 класса, за редкими исключениями. До этого времени большинство детей не имеет никакого отношения к букетам, да и вообще никто их не спрашивает — хотят ли они участвовать в 1 сентября?

В этом году седьмой класс моего старшего сына принял участие в акции, и это была инициатива классного руководителя, она попросила не дарить ей 30 букетов. Родители скинулись по 100 рублей, а остальное перевели в фонды. При этом всего пара человек, написали куда именно. Остальные публично не говорили, куда перевели — может, и никуда, это их личное дело. Никаких насильственных сборов и принуждения к благотворительности нет.

А вот родители частной начальной школы, где я работаю педагогом, участвовать в акции отказались. Они подарили вместо букетов книги для школы. В общем, повторюсь: акция «Дети вместо цветов», на мой взгляд, служит скорее для привлечения средств родителей, а не для воспитания детей.