Чистый и теплый

Как лечить заболевшего ребенка? Какому специалисту его доверить? Поиски подходящего врача, отношения мам и пап с педиатром — долгая, часто мучительная история. Мы решили привести родительский опыт к общему знаменателю и выяснить, кто же он такой — хороший детский врач и можно ли его найти?

Как лечить заболевшего ребенка? Какому специалисту его доверить? Поиски подходящего врача, отношения мам и пап с педиатром — долгая, часто мучительная история. Мы решили привести родительский опыт к общему знаменателю и выяснить, кто же он такой — хороший детский врач и можно ли его найти?


Густав Будковский. Врач у постели больного ребенка


Спокойствие, только спокойствие
Когда заболевает ребенок, семья становится как-то по-особенному беззащитной. Родители, особенно если ребенок единственный, впадают в панику, мечутся, дело иногда доходит до истерики, а малышу от этого только хуже. И это первая проблема, которую нужно решать. Знакомые детские врачи считают, что педиатр должен быть выдержан и надежен.
«Главное, с чего надо начинать, — успокоить родителей ребенка и завоевать их доверие. Если семья не доверяет доктору, она не выполняет его предписаний», — говорит Лена, педиатр платной клиники.
«Врач должен быть спокоен сам, иначе он не сумеет поставить правильный диагноз. А еще ему необходимо быть чуточку психологом и уметь разговаривать и успокаивать даже самых нервных родителей. Иначе их суета и волнение повредит ребенку. Ведь мать и дитя — это во многом еще одно целое», — считает Константин, детский врач и отец пятерых детей.

Елена Мартынова, научный сотрудник отдела физиологии и патологии новорожденных Московского научно-исследовательского института педиатрии и детской хирургии«Я хороший диагност. Может быть, это звучит нескромно, но для меня это естественное и неотъемлемое свойство. У врача-диагноста просто «голова так заточена». Это от Бога дано, и по-другому мыслить не можешь. Постоянно думаешь: «Почему так?» «Какие мелочи сопутствуют серьезным болезням?». Постоянно анализируешь. Ведь от тебя очень многое зависит. Самое главное — поставить правильный диагноз».

Начните лечение с молитвы
Но как же успокоиться, если твой ребенок заболел? И где грань между спокойствием и беспечностью?
Отец Алексий Грачев (1959-1998), педиатр-неонатолог, ставший священнослужителем, но не оставивший медицину, советует: «Конечно, когда заболевает дитя, сердце родителей не может быть спокойным. Но волнение часто, к сожалению, переходит в суетливость. Оставить эту суетливость помогает молитва. Тут можно поступить так. Если мама и папа чувствуют, что они находятся в состоянии паники, нужно на мгновение остановиться. Просто встать и ничего не делать. Подойти к иконе. Собраться с духом. Помолиться. Потом тихо спокойно и размеренно продолжать свои дела. Даже если у ребенка очень высокая температура или острое отравление, когда дорога каждая секунда, уж “Господи, помилуй” всегда можно сказать перед тем, как что-то предпринять. В большой семье пускай остальные дети становятся к иконе и молятся за болящего братика или сестричку, а взрослые будут помогать больному. Должно быть чувство: Господь рядом, Он всегда о нас помнит и видит нашу беду. Для нас очень важно хранить эту память о Боге. Когда я учился на шестом курсе, в Москве была сильнейшая вспышка гриппа. Всех студентов снимали и посылали на помощь в поликлиники, мы недели две без выходных, чуть ли не по двенадцать часов в день работали на этих вызовах. Я позвонил в очередную квартиру — вот так Господь сподобил вовремя прийти — вдруг дверь распахивается, и меня встречает мама больного ребенка, очень взволнованная, словно оторопевшая. Когда я вошел в комнату, ребенок был в тяжелых судорогах от высокой температуры. Первое, что надо в таком случае делать, — снижать температуру. Я провел необходимые процедуры. Но что удивительно: незадолго до моего прихода, когда мама уже поняла, что не знает, как тут быть, она бросилась к иконам, встала на колени и начала молиться. Бывают в жизни такие случаи, когда человек не знает, как ему поступить. А ситуация настолько экстремальная, что поступок нужен во что бы то ни стало. И молитва — тоже поступок. Видно, Господь и привел меня в критический момент.
Православные люди хорошо знают, что руководитель нашей жизни — Господь. А люди плотские уповают только на “скорую помощь”, шприц, таблетки. Особенно важно это понять, если болен ребенок. Вообще можно сказать так: вся деятельность врача, а вместе с ним и родителей, которые лечат ребенка, должна быть направлена как бы сверху вниз: духовное, душевное и телесное. Поэтому начало любого лечения — молитва»
Мой первый педиатр (звали ее Света) всегда молилась за своих маленьких пациентов. Прошло много времени, сменилось много врачей, мы переболели, кажется, всеми детскими болезнями, но первое, что приходит на ум, когда заболевает ребенок, — слова молитвы, которым научила меня тогда Светлана.

Константин Мохов, врач-невропатолог, сотрудник педиатрического медико-социального экспертного бюро (филиал №59)«Я считаю, что сейчас нет кризиса педиатрии. По крайней мере, в Москве. В основу работы врача сегодня ставится профессионализм. Да, все ушли в коммерцию. Да, хорошие специалисты уходят от зарплаты 3000 рублей. Но педиатрия всегда была малооплачиваемой. А учить приходилось больше: и про детские и про взрослые болезни. К тому же, существует такая странная вещь: когда больной вылечился, он бежит благодарить доктора. А за ребенка так благодарить не будут. Не знаю, с чем это связано, но я наблюдаю это вот уже 20 лет. И выходит так, что в диагностических клиниках и в больницах остаются энтузиасты, настоящие профессионалы. Либо те, кто совсем ничего не хочет. Но таких видно сразу. А хороший врач, в моем понимании, — это тот, кто переживает за пациента. Сажает его себе на шею (образно выражаясь) и везет к полному исцелению».

Пять добродетелей Айболита
Сейчас я так к этому привыкла, что заказать сорокоуст, окропить больного святой водой и причастить ребенка святых Христовых Тайн кажется само собой разумеющимся.
Вывод о том, что православные специалисты, как правило, более внимательны, вдумчивы и чутки, я сделала давно. То, что все доктора наших детей были православными, — случайность. Выбирала их я не по вероисповеданию, а только по профессиональным качествам. Но что я могу поделать, если неправославный доктор прописывает моему ребенку лечение уринотерапией, чтобы восполнить в организме нехватку каких-то минералов?
Прибегая к услугам детских врачей довольно часто, я для себя даже вывела пять качеств идеального Айболита. Он должен быть чистым и теплым, любить детей, не вымогать у родителей деньги, интересоваться вашим ребенком как личностью, а не только как интересным «случаем». И обязательно, обязательно он должен быть спокоен сам и способен успокоить других.
Мне самой часто не хватало смирения терпеть участковых врачей. Наш участковый врач не ходила домой, она была пожилой женщиной. Вместо нее приезжала неотложка. Врачи, естественно, каждый раз были разные, и говорили они совершенно противоположные вещи.
Районные врачи вообще не интересовались нашим здоровьем, но очень много говорили о том, что мы не делаем прививок. Накопилось слишком много претензий и обид. Многие в больничных очередях осуждают врачей.
Анна, молодая мама: «Врачам постоянно некогда. В коридорах огромные очереди. Прием длится чуть ли не полчаса, пять минут осмотра, а потом молчаливое и сосредоточенное писание чего-то таинственного. И ведь почерк-то у них неразборчивый, сама потом нипочем не прочтешь! И без разницы — платный это доктор или участковый врач. Одни и те же дежурят и там и там. Если есть настоящий педиатр, с даром от Бога, к нему, наверное, очередь большая. А от наших участковых нужна только справка. Я это очень четко поняла, когда Сашеньке лимфоузлы прогрели в поликлинике и сказали: “А теперь у вас, наверное, рак крови будет”. С тех пор больше всего на свете я боюсь детских врачей».
Ирина, мама двоих детей: «Сейчас мы довольны педиатром. Она всегда очень осторожно подходит к таблеткам. Следит за новинками, но непроверенных препаратов не выписывает. Если врач прописывает антибиотики каждый месяц, то это вредительство, я считаю. Мой прежний врач меня же спрашивал: “Что вам выписать?” До сих пор вздрагиваю. И теперь с опаской смотрю на докторов. Сверяюсь с медицинскими справочниками по всем выписанным лекарствам. Конечно, в критических ситуациях рекомендациям врача нужно следовать неукоснительно. Когда у Коли был отит, все, что врач прописал — уколы, таблетки, — я немедленно купила в ближайшей аптеке. В таких ситуациях нет времени сомневаться и перепроверять. А вообще, врачей всегда подозреваю в неграмотности».
Моя подруга Надя как-то не пустила врача в дом, потому что он не переобулся. Я так не могу. Спросила, что делать, у докторов. Лена сказала: «Прежде всего, детский врач должен быть чистым и теплым. Недопустимо подбегать к ребенку с холода и сразу начинать осмотр. Больной человек всегда беззащитен, а больной ребенок беззащитен вдвойне. Хороший врач должен это понимать».
Константин считает, что «немножко психологом должен быть не только врач, но и родители. Врач — это очень трудная профессия, а врач участковый — часто и неблагодарная. Огромные территории, горы бумаг, которые необходимо правильно заполнить, простая человеческая усталость. Если врач не вымыл руки, положите на видном месте полотенце. Скорее всего, он спросит, где у вас ванная комната. Человеческое отношение очень многое меняет в общении людей. Про обувь, например, нам в институте говорили, что доктор находится в привилегированном положении и обувь снимать не должен. Я на такой случай всегда ношу с собой бахилы. Но если у вашего доктора их нет, а вы не можете протереть за ним “следы”, предложите врачу надеть на туфли обыкновенные целлофановые пакеты. Уверен, он отнесется к этому с пониманием».
Лиза, мама двоих детей: «Я не осуждаю участковых врачей, на которых ложится огромная нагрузка (наш врач, например, вынужден принимать одновременно по два-три пациента). И не жду от них лечения. Обращаюсь к ним только за необходимыми справками и в кризисных ситуациях, когда, например, надо послушать ребенку легкие, если какая-то непонятная сыпь и т.д. То, что врачи приезжают на дом, вообще большая роскошь (в Германии, например, как я слышала, всегда надо самим ехать в больницу, в каком бы состоянии ни был ребенок). Советская медицинская система, которая до сих пор еще худо-бедно функционирует, по-моему, перестраховочная, не учитывающая индивидуальность человека, суровая по отношению к ребенку и родителю. Но эта система дает человеку опору и возможность всегда прибегнуть к врачу, все-таки получившему высшее образование (московская ситуация), а это уже очень много».
С участковых врачей на самом деле спрос не велик. Сейчас у меня всегда под рукой телефон доктора, которому я могу позвонить в трудной ситуации, когда ребенок сильно болеет или диагноз непонятен. Проблема в том, что такого врача очень сложно отыскать.
Своих врачей я находила через друзей и знакомых. Но даже если врача рекомендовал добрый знакомый, это еще не значит, что он поможет твоему ребенку. Родители в своем выборе часто руководствуются самыми неожиданными представлениями. Одни ищут доктора, в чем-то похожего на себя. Константин однажды подсчитал, что семьи его пациентов очень похожи по социальному статусу и профессии: все среднего достатка, все связаны с архитектурой. Другим важен опыт врача, есть ли у него «наработки» — возможность порекомендовать лабораторию или доктора узкой специализации. Но я твердо могу сказать, что рецептов по выбору врачей не бывает. Кроме известного, вполне научного, но такого опасного метода проб и ошибок. Поиск врача может опираться только на собственный опыт. На вашу ответственную оценку того, сможет ли именно этот доктор помочь вашему ребенку.

Валентина ГЛУШКОВА



Константин Князев, врач-реабилитолог (физиотерапевт):«Я отвечаю за ребенка. И вопрос доверия родителей ко мне жизненно важен. У врача, как сказал Гиппократ: «Сначала слово, потом трава, потом нож». Вот СЛОВА у нас не имеют. Психотерапевтическое образование помогает мне разговаривать с людьми, успокаивать их. В спокойном состоянии человеку легче принять правильное решение».

Комментарий
Анна ЯКУШЕНКОВА, заведующая детским ЛОР-отделением Центральной клинической больницы Медицинского центра Управления делами Президента РФ, кандидат медицинских наук, член Европейского общества ринологов

Вопрос о детских докторах большой и очень сложный. Тут невозможно ограничиться парой слов. Медицинское обязательное страхование практически изжило себя. Состояние его плачевно. Во многом это связано с самыми простыми вещами, такими как крайне скудное финансирование. Очень сложно найти хорошего доктора. В последнее время говорят о том, что нужно сократить педиатров, ввести семейных докторов. Я считаю, что этого не стоит делать. Мы не должны забывать, что педиатрия — это то, чем наша страна может по праву гордиться. Российские врачи уже в далеких 30-х годах XIX века были обеспокоены высоким уровнем детской смертности и отсутствием условий для лечения детей. Результатом стало открытие нескольких детских больниц, начало изучения детских болезней как отдельного предмета на медицинском факультете Московского университета и подготовка первых педиатров. И то, что мы не вымираем, что у нас нет высокой детской смертности, как, допустим, в Африке, — это огромная заслуга наших педиатров.

Проблемы современной педиатрии очевидны не только для матерей, но и для самих врачей. Сейчас готовится реформа здравоохранения, которая предполагает упразднение института педиатрии и переход к «семейному доктору». Будет ли она эффективнее? Отвечает директор Свято-Димитриевского училища сестер милосердия, врач-педиатр Светлана Витальевна АРЗАМАСЦЕВА:
Сегодня первичная помощь детскому населению находится в плачевном состоянии: не хватает врачей-педиатров, медицинских сестер, уходят из поликлиник врачи-специалисты. Профилактическая работа, которая должна быть основополагающей в педиатрии, практически сведена к нулю. Падает рождаемость, из года в год ухудшается здоровье детей. Сама система здравоохранения загоняется в жесткие рамки, становится компьютеризированной. Нам уже присылают тесты для проверки знаний учащихся. И во многих медицинских учреждениях живой диалог заменен нажатием нужной кнопки на компьютере. То же и во врачебной практике. Представьте, пришел человек с воспалением легких. По европейской системе есть возможность только провести анализы, непосредственно касающиеся заболевания. В данном случае — рентген. Иначе и быть не может в системе страхования. Но ведь нужно еще проверить, нет ли у ребенка авитаминоза. Нужно узнать, как работает сердце. А этой заинтересованности у нас уже нет. Сейчас работать детским врачом никто не хочет из-за того, что оплата стала неадекватной, а ответственность и нагрузки огромные. Хороший детский врач — человек творческий и бескорыстный.
В этой сложной ситуации наши организаторы здравоохранения пытаются внедрить западную систему медицинской помощи населению, предлагая передать функции участкового педиатра семейному врачу. Жаль, что отечественная школа педиатрии, опыт которой взят за основу многими странами мира, такими, как Англия, в своей стране вдруг стала непопулярной. Именно она, мне кажется смогла бы воспитать добрых, грамотных и бескорыстных докторов. А насколько с этим справится реформа здравоохранения, покажет время.

Cокращенная журнальная версия статьи размещена на сайте «Нескучного сада»



Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?