Публикация про попрошаек в метро вызвала большой интерес у наших читателей и споры о том, стоит ли подавать милостыню всем нищим на улице. Сегодня мы публикуем еще три истории на эту тему

Публикация про попрошаек в метро вызвала большой интерес у наших читателей и споры о том, стоит ли подавать милостыню всем нищим на улице. Сегодня мы публикуем еще три истории на эту тему.

Публикация про попрошаек в метро вызвала большой интерес у наших читателей. На тему нищих в Москве и того, и стоит ли им всегда подавать милостыню, высказался руководитель службы «Автобус Милосердие» диакон Олег Вышинский.

Сегодня мы публикуем еще три истории на эту тему.

Вот что написала нам в Фейсбуке читательница нашего сайта Екатерина:

«Я недавно встретила в подземном переходе мужчину. Он держал на руках спящего мальчика, за его ногами пряталась маленькая девочка. Мужчина просил милостыню. Я, начитавшись разных статей, не стала давать ему деньги и хотела подойти к милиционеру. Но меня мучило сомнение: а что, если это его дети, и их сейчас заберут в детский дом, где они будут плакать и проситься домой?

Я вышла на улицу, купила пирожки, вернулась и отдала их ребенку. Снова ушла. Снова вернулась. И увидела, как малыши едят пирожки. Дочка дает папе, но он отказывается и просит ее кушать саму. Я тогда снова подошла к ним. Мы познакомились.

Оказалось, что они семьей приехали в Москву на заработки. Но отец семейства повредил руку на стройке и не может работать. Они собирают деньги на билеты домой. Я еще раз встретилась с ними и передала им вещи от своих детей и подружек. А через две недели мне позвонил Нур (так зовут мужчину), снова благодарил меня и радостно сказал, что у них все хорошо. Он и уже купили билеты и завтра уезжают домой, а их бабушка просит меня с детьми приезжать к ним в гости, и уже даже собрала нам мешок персиков».

А вот о каком случае из собственной практики рассказал нам Федор А., доброволец «Автобуса Милосердие»

«Однажды по пути к храму, где хранятся мощи Матроны Московской у метро Таганская, я увидел мужчину лет 50-ти, который просил милостыню. От обычных нищих он отличался тем, что был более или менее чисто одет – в синие джинсы и серую куртку. В руках у него была картонная вывеска, на которой было написано “Помогите уехать домой”. Я решил подойти к нему и предложить помощь, чтобы наша группа помощи бездомным отправила его бесплатно домой. Во время разговора мужчина очень странно на меня смотрел и говорил, что было бы лучше, чтобы ему просто дали денег. Я cтал объяснять, что у нас такая специфика работы – мы не даем на руки деньги. Он же продолжал настаивать, что лучше бы деньгами. Дескать, деньги у него на билет уже почти все собраны, и осталось дособрать совсем небольшую сумму.

Тогда я дал ему нашу брошюру “Справочник бездомного” и подчеркнул в ней контакты Романа Скоросова, соцработника нашего Автобуса, посоветовав ему поехать к Роману. На всякий случай я оставил ему и свой телефон. Мужчина же по-прежнему смотрел на меня недоверчиво, и по его взгляду читалось, что он мне совсем не верит, что вот так, бесплатно его могут отправить домой.

Но позже я узнал, что он действительно обратился к Роману, что ему действительно надо было ехать туда, куда он говорил, и что наши ребята купили ему билет, после чего он и уехал в свой город.

Вообще таких случаев у меня было несколько. Этот просто запомнился мне большим скепсисом со стороны этого человека по отношению к тому, что я говорил. У меня тоже был скепсис. Я думал, что вряд ли он дойдет до Романа, и что книжка “Справочник бездомного” потеряна. Что зря я согнал этого человека с его “рабочего места”. Однако все кончилось совсем иначе, и выяснилось, что скепсис был напрасным – как у него, так и у меня».

А это – отрывок из книги Сергея Довлатова «Марш одиноких»

«К нищим я всегда относился с почтением. Или, как минимум, с любопытством. Еще бы, ведь это люди совершенно не такие, как мы. Они игнорируют всяческие приличия. Ходят в рубище. Не служат. На общественное мнение — плюют.

Раньше я не всегда подавал им милостыню. Иной раз быстро проходил мимо. Одно дело – старый человек, инвалид. Однако чаще попадаются здоровые, нахальные и без малейших следов увечья. Говорят, они тайно строят дачи. И вообще неплохо зарабатывают своим ремеслом.

Раньше я не всегда им подавал. А теперь подаю. Всем без исключения.

На меня очень сильно подействовал рассказ Тараса Шевченко, записанный в его дневнике. Рассказ такой:
«Шел я в декабре по набережной. Навстречу босяк. Дай, говорит, алтын. Я поленился расстегивать свитку. Бог, отвечаю, подаст. Иду дальше, слышу – плеск воды. Возвращаюсь бегом. Оказывается, нищий мой в проруби утопился. Люди собрались, пристава зовут… С того дня, – заканчивает Шевченко, – я всегда подаю любому нищему. А вдруг, думаю, он решил измерить на мне предел человеческой жестокости…»

Я не случайно вспомнил эту историю. Сегодня иду по Манхэттену. Навстречу оборванец. На плечах женская кофта. На голове — абажур. Подходит и говорит:
– Дай мне квотер!

Не то чтобы он потребовал квотер. Хотя и не скажу, что попросил. Он сдержанно предложил мне дать ему квотер.

Я дал. Я дал, но морально осудил этого человека. После чего хотел было идти своей дорогой.

Но тут произошло чудо. Босяк отбежал в сторону. Он стал как будто выше ростом. Затем вдруг изобразил мою походку. Надо сказать – очень похоже и талантливо. В общем, он честно заработал свой квотер…

Значит, он был артистом. И я решил не осуждать его. У меня своя дорога, у него – своя.

И я в хорошем настроении пошел своей дорогой… А он – своей…»

Также на тему:
Попрошайки в Москве: кто они, и что с ними делать?

Просящие милостыню: живая икона или правонарушители?