Чем моложе донор, тем лучше

Кто может быть донором костного мозга? Почему мужчины – лучшие доноры? Отвечает зав. отделением трансплантации костного мозга ГНЦ, член экспертного совета «Фонда борьбы с лейкемией» Лариса Кузьмина

570

Лучшие доноры – родные братья и сестры

– Наиболее вероятные доноры для пациента с онкогематологическим заболеванием, нуждающегося в пересадке костного мозга, – его родные братья и сестры. В случае их согласия (согласия их родителей, если это еще дети), мы типируем их (проверяем на совпадение по антигенам HLA). Если антигены HLA потенциального донора и больного совпадают, мы начинаем как можно скорее готовить родственника к трансплантации. Если брат или сестра в качестве донора не подходят – ищем неродственного донора. Им может стать любой здоровый человек от 18 и желательно до 40 лет, который подойдет по антигенам HLA.

Конечно, чем моложе донор, тем лучше. Однако если мы находим донора в России, пусть ему и 45 или даже 50 лет, мы предпочитаем использовать его. Просто потому, что для наших пациентов это дешевле. Стоимость поиска донора и заготовки стволовых клеток (входящих в состав костного мозга) в Европейских странах составляет не менее 15 тысяч евро. Самому взрослому донору, у которого мы заготавливали трансплантат для родной сестры в нашей клинике, было 68 лет. И все прошло успешно. А одному из самых пожилых наших пациентов сейчас 74 года, мы провели трансплантацию 10 лет назад, и сегодня он продолжает активно работать.

Ну и, конечно, мужчины – лучшие доноры, чем женщины. Все дело в том, что из-за беременностей и родов у женщин могут выработаться антитела к различным антигенам, а это в некоторых случаях может повлечь отторжение трансплантата, т.е. новый костный мозг может не прижиться.

 

Фенотип и генотип не одно и то же

Бывает, что очень похожие братья и сестры оказываются несовместимыми. У нас есть пациент с русской фамилией и русским фенотипом, а его потенциальные доноры – только в Китае. Генотип – удивительная вещь. Кому-то очень сложно подобрать доноров. К примеру, пациентам из Грузии или Армении очень непросто найти неродственных доноров в мировом регистре.

А бывают и очень распространенные генотипы. Максимальное количество потенциальных доноров, которое мы находили в мировом регистре для одной из наших пациенток, составило 12 000 человек. У некоторых пациентов даже в российских регистрах мы обнаруживаем по 8-10 потенциальных доноров.

 

Полезно для здоровья

В Гематологическом научном центре мы стараемся госпитализировать доноров еще до забора костного мозга, и после забора также рекомендуем недельное пребывание в нашем стационаре, что позволяет минимизировать всевозможные риски.

У нас бывают донорами даже дети – восьми – двенадцати лет и старше. Например, в случае, когда болен старший ребенок, и речь идет о родственной трансплантации: тогда с согласия родителей проводится заготовка стволовых клеток у другого ребенка.
За все время моей работы никто из наших доноров не пострадал. Конечно, после процедуры забора костного мозга у доноров бывает небольшая анемия, но мы назначаем препараты железа и решаем эти вопросы. Более того, в некотором роде эта процедура даже полезна – особенно для взрослых доноров-мужчин. Все дело в том, что донорство крови сопровождается небольшой потерей эритроцитов, а это является профилактикой инфарктов и инсультов. Если послевоенное поколение страдало от анемии (просто ели мало мяса), то сейчас мы все очень хорошо питаемся, и есть обратная проблема – избыток гемоглобина.

 

Обычно родные не отказываются

Бывает, конечно, что мы типируем братьев и сестер, они подходят друг другу, но в итоге человек отказывается быть донором. Но это редкие ситуации. Как правило, семья пытается спасти своего близкого. У нас даже был такой трогательный случай, когда за своей 60-летней бабушкой ухаживал 14 летний внук. Как раз были летние каникулы, и он почти месяц провел рядом с бабушкой, помогал ей, поддерживал ее.

Обычно пациенты-женщины более мотивированы. Но есть и мужчины, которые отчаянно борются за жизнь, все анализируют, читают в интернете про диагноз, вносят свои предложения. Если же человек сдается – ему практически невозможно помочь. В этой борьбе можно победить только вместе. В одиночку никак.

Пройти типирование в Москве можно:

в донорском отделении Гематологического научного центра.

Адрес: метро Динамо, Новый Зыковский проезд, д. 4А, 8-ой этаж клинического корпуса. Контактный телефон +7 (916) 148-71-31

В Санкт-Петербурге – в Институте детской гематологии и трансплантологии им. Р.М. Горбачевой при СПГМУ им. акад. И.П. Павлова. Адрес: ул. Рентгена 12. Тел. для справок 8-911-279-00-55.
О донорстве костного мозга читайте:

Пересадка и трансплантация костного мозга: вопросы и ответы

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться