Сегодня, 24 марта преподаватель сестринского дела Свято-Димитриевского училища сестер милосердия Елена Васильевна Крылова заняла в конкурсе «Лучший преподаватель 2009 года среди преподавателей медицинских училищ г. Москвы» 1 место в номинации преподаватель-исследователь. Жюри и коллегам Елена Васильевна рассказала о своем музее. Поздравляем Елену Васильевну и предлагаем читателям сайта Милосердие.ру совершить виртуальную экскурсию по музею

Сегодня, 24 марта преподаватель сестринского дела Свято-Димитриевского училища сестер милосердия Елена Васильевна Крылова заняла в конкурсе «Лучший преподаватель 2009 года среди преподавателей медицинских училищ г. Москвы» 1 место в номинации преподаватель-исследователь, разделив его с преподавателем педиатрии колледжа №1 Инной Викторовной Тарасовой. В этой номинации было больше всего участников. Жюри и коллегам Елена Васильевна рассказала о своем музее. Поздравляем Елену Васильевну и предлагаем читателям сайта Милосердие.ру совершить виртуальную экскурсию по музею.

У Свято-Димитриевского училища сестер милосердия не такая уж и большая история, оно действует с 1990-го года. Но есть свой музей, рассказывающий об истории сестер милосердия в России от основания первой, Крестовоздвиженской общины (1854 г.) до сегодняшнего дня. Находится он в одной из учебных аудиторий.



«Cмысл существования музея — показать, что сестры милосердия — это не просто идеальный, героический образ, но это реальные люди со своими судьбами, — поясняет создательница и хранительница музея, преподаватель основ сестринского дела в Свято-Димитриевском училище сестер милосердия Елена Крылова. — Глядя на собранные в музее вещи, понимаешь, что у сестер милосердия (кроме того, что какое-то время они были полностью отданы больным) был такой же быт, как и у нас: они стирали белье, готовили еду (во время военных действий их снабжали, но иногда приходилось покупать и делать что-то самим). По экспозиции видно, что служение сестер милосердия – это не отрыв от жизни, это сама жизнь». Основные даты, названия событий и документов все и так должны знать из школьных учебников, более глубокие знания можно при желании почерпнуть из специальной литературы. А вот почувствовать жизнь, «историю повседневности», проще, видя реальные вещи, а не глядя в книгу. Поэтому в витринах много простых, бытовых вещей и вещиц.

Посуда

книги

Жестебанка чай

Чем хата богата, тем и рада
«Поскольку во всех войнах сестрами милосердия были представительницы высшего сословия и интеллигенции — дворянки, графини, баронессы (исключение – Дарья Севастопольская в Крымской войне) – настроение музея создают предметы городского быта, — комментирует Елена Васильевна следующую витрину. — Для дворянского и мещанского быта характерна стеклянная и металлическая посуда. Она здесь и представлена. Крестьяне пользовались глиняной и деревянной. Вот деревянное блюдо с вырезкой на нем: «Чем хата богата, тем и рада» и почерневшая от времени (110 лет) деревянная пасечница.

3 копейки
Не могли городские жительницы России XIX века обойтись без денег. Поэтому в музее представлены деньги XIX — начала XX века: копейки времен Крымской войны (1856 год), 25 рублей с портретом Александра III, серебряный рубль с портретом Николая II, бумажные рубли 1909, 1912 года, американский доллар времен Первой мировой войны. Раненые солдаты под расписку отдавали свои карманные деньги сестрам милосердия. Если солдат погибал, сестра отсылалась деньги его родным».

формы Крестовоздвиженской и Никольской общин сестер милосердия
Формы Крестовоздвиженской и Никольской общин сестер милосердия

Наглядно представить себе историю сестер милосердия в России помогают формы различных общин, собранные в музее. Их восстановили по фотографиям и другим источникам и сшили студентки Свято-Димитриевского училища сестер милосердия, готовясь к конференции «Сестры милосердия. Страницы истории», проходившей в 2005 году. Все формы состоят из одних и тех же элементов: платье, фартук, накидка, нарукавная повязка, но у каждой общины они чем-то отличаются. Разница в цвете платья (синее, коричневое, серое), в форме накидки… Елена Васильевна Крылова уточняет: «Здесь мы видим парадную форму, белые фартуки. Глядя на эту красивую форму, возникает идеализированный образ сестры милосердия. Но я специально разместила форму так, чтобы немного были видны нижние юбки. Торжественно сияли белизной сестры только на параде, а когда они работали с больными, раненными солдатами, принесенными только что с передовой, фартуки и халаты становились серыми от крови, грязи, гноя… В таких полевых условиях невозможно держать все в идеальной чистоте. Например, сестры из Свято-Троицкой общины (по воспоминаниям Юлии Петровны Вревской) жили в одной деревне, а лазарет находился в другой – и они каждый день месили грязь (была осень) по 5 километров».




Формы общин представлены в музее в хронологическом порядке их участия в войнах: Крестовоздвиженская, Никольская, «Утоли моя печали», Александровская, община имени Кауфмана, Елизаветинская, Свято-Троицкая, Свято-Георгиевская. Рядом с некоторыми формами лежат нарукавные повязки с красным крестом. Это означает, что эти общины входили в Российское Общество Красного Креста (РОКК), которое появилось в 1864 году. К этому времени уже появились основные общины сестер милосердия и многие из них вошли в РОКК, их приоритетом была медицинская помощь во время военных действий, подготовка кадров. Часть общин остались церковными. Они занимались благотворительностью, ухаживали за больными, помогали сиротам, больше уделяли внимания духовной жизни.

«История организованного движения сестер милосердия начинается с Крымской войны (1853-1856 г.), — рассказывает Елена Васильевна, когда мы подходим к первой витрине с формами. — Первая официальная община сестер милосердия была организована Великой Княгиней Еленой Павловной. Община получила название Крестовоздвиженской потому, что ее сестер посвящали в сестры милосердия на следующий день после праздника Крестовоздвижения. И храм при общине тоже был Крестовоздвиженский. Первая партия из 28 сестер отправились из Санкт-Петербурга на Крымскую войну в Севастополь под руководством знаменитого хирурга Н.И. Пирогова. Всего в этой войне участвовало 120 сестер милосердия.

В Крымской войне женщины участвовали впервые. Пирогов разделил их на сестер-аптекарш, сестер, которые ухаживали за больными, и сестер, помогающих в операционной. Так каждый занимался своим делом, все делалось профессионально, без суматохи».



Над витринами висят портреты сестер милосердия: Е.М. Бакуниной, Е.П. Карцевой, Е.А. Хитрово, В.И. Щедриной, Н.В. Грабаричи, Е.Я. Зубикиревой, баронессы де Толь, Ю.П. Вревской, Н.Б. Шаховской, преподобномученицы Великой Княгини Елизаветы Федоровны. Первые семь — члены первой общины сестер милосердия, участницы Крымской войны. У всех медали: Георгиевские, Андреевские… Вревская – участница русско-турецкой войны, Шаховская – трудилась в московской общине «Утоли моя печали»

«Е.П. Карцева прошла 2 войны. Свое служение сестры милосердия она начала еще в Крымскую войну, была простой сестрой милосердия в Крестовоздвиженской общин. Во время Русско-Турецкой войны (1877-1878 гг.) возглавляла Георгиевскую общину, сестры которой по ее просьбы были допущены на передовые перевязочные пункты. Во время Крымской войны ей было 31 год, а в Турецкую войну ей было 56 лет. Сестры Георгиевской общины вместе с русскими войсками перешли через Дунай, пересекли Балканы, преодолели Шипкинский перевал. Их труд требовал больших сил, выносливости, терпения, любви. И я думаю, сестрам милосердия, которые не просто оказывали медицинскую помощь, но и пытались в своем служении воплотить идеал христианской любви к ближнему, надеялись во всех своих трудах на помощь Божию, – было легче, у них не было «профессионального выгорание», — подчеркивает Елена Васильевна, — Карцева тому яркий пример».

О каждой из сестер милосердия можно рассказывать долго и много. Например, в Одессе возглавляла общину сестер милосердия Елена Хитрово. Потом она перешла в Крестовоздвиженскю общину и стала ее второй начальницей. Умерла от тифа, выполняя свой сестринский долг. После нее Крестовоздвиженскую общину возглавила Е.М. Бакунина. Среди сестер Свято-Троицкой общины трудилась баронесса Юлия Петровна Вревская. Вдохновившись ее героической судьбой, И.С. Тургенев посвятил ей стихотворение в прозе . Наталья Борисовна Шаховская была ученицей доктора Гааза, возглавляла московскую общину «Утоли моя печали». 1 ГКБ связана с общиной сестер милосердия «Утоли моя печали», так как долгое время старшей сестрой Первой Градской больницы им. Н.И. Пирогова была Анастасия Петровна Зворыкина, сестра из этой общины. Еще одна сестра, окончившая курсы медицинских сестер при общине «Утоли моя печали» А.В. Тихомирова с 1914 года долгие годы работала в разных отделениях Первой Градской.

ГригороваЕлена Васильевна продолжает рассказывать об экспозиции музея: «Большую часть экспозиции составляют вещи Екатерины Семеновны Григоровой и ее тети Александры Сергеевны Крашенинниковой. Екатерина Сергеевна – дочь врача, который работал в больнице для чернорабочих, написал несколько брошюр для широкого круга читателей, занимался профилактикой профессиональных заболеваний. Именно с семейного архива Григоровых и Крашенинниковых год назад и начался музей. Эти вещи мне передала Ольга Тимофеевна Гусева, за которой я ухаживала».

Екатерина Семеновна Григорова была фельдшерицей в клинике Московского Университета. В музее есть ее характеристика: «Предъявитель сего Григорова проработала в госпитальной терапевтической клинике Московского университета в качестве фельдшерицы, заведующей клинической аптекой в течение 8 с лишним лет. В бытность мою директором означенной клиники, в последствии профессор Варшавского университете Богданов, знакомя меня с клиническим персоналом, аттестовал Григорову как аккуратную, внимательную и добросовестную работницу. За все время последующей службы я сам на деле убедился в справедливости подобной оценки Григоровой, так как за все это время мне ни разу не пришлось сделать ей ни одного замечания по поводу какой-либо профессиональной оплошности или невнимательности. Несмотря на то, что с началом Русско-германской войны число больных в клинике благодаря приему в нее больных и раненных воинов выросло по максимуму, а штат клиник по этому случаю не только не был увеличен, а даже постепенно сокращался, благодаря мобилизации высшего и среднего медицинского персонала, помимо всего этого Григоровой как фельдшерице приходилось сплошь и рядом работать в аптеке после бессонной ночи, проведенной около больных клиники. Несмотря на это аптечная работа проводилась в клинике с обычной аккуратностью».

перо В музее немало личных вещей Григровой: молитвослов, учебная псалтирь, медицинский халат, посуда, ящичек с надписью: «Е.С.Григоровой», в нем она хранила шило, грибок для штопки, наперсток, булавку, гребешок и другие вещи первой необходимости, альбом с фотографиями. Есть ценные вещи: гребень с перламутровой отделкой, амур из слоновой кости, кружево, фарфоровый кофейник (очень легкий), тарелки фирмы «Villeroy&Bosh», Кузнецовский фарфор.


Из вещей Александры Сергеевны Крашенинниковой интересна паспортная книжка. «Владелец книжки: Александра Сергеевна Крашенинникова, дочь дворянина. Возраст: 16 лет. Вероисповедание: православное. Адрес. Стоит ли или состояла в браке? Девица».

В следующей витрине представлено все, что касается царской семьи. Здесь есть копия духовного завещания Ея Императорского Высочества Великой Княгини Елизаветы Федоровны. Ее икона и ею любимые иконы: Серафима Саровского и образ Божией Матери Утоли моя печали.



«Очень ценны для нас, — рассказывает хранительница музея, — являются 2 тома книги «Его Императорское Величество Государь Император Николай Александрович в действующей армии». Книги описывают, где был Император в каждый день в Первую Мировую войну, с фотографиями. Их настоятелю храма святого царевича Димитрия, духовнику училища протоиерею Аркадию Шатову подарил потомок Владимира Михайловича Безобразова, который упоминается в этих книгах. Один из томов раскрыт на такой странице: «Государь император останавливался у каждой койки, удостаивая милостивой беседы всех раненных. Государыня Императрица Александра Федоровна, обходя раненных, всем собственноручно одевала на шею образки. Особенно подобной беседы удостаивал Государь Император раненных офицеров».



И, наконец, сугубо медицинская страничка. Аптечные склянки, на одной из них латинская вязь. Часть склянок нам передали, а часть нашли около корпуса №16 ГКБ, там, где до революции была аптека. Вот упаковка ваты 1939 года (нераспакованная, привезли в качестве гуманитарной помощи в конце XX века). Книга, принадлежавшая Е.С. Григоровой «Вегетарианская кухня. Наставление к приготовлению более 800 блюд, хлебов и напитков для безубойного питания»

Для того, чтобы движение сестер милосердия поддерживалось материально, община св.мч. Евгении просила известных художников (И.Е. Репина, А.Н. Бенуа, Маковского К.Е., И.Я. Билибина), чтобы они рисовали, и община издавала открытки (открытые письма) с их рисунками. И доход, который они получали (открытки раскупались очень хорошо), направляли на дела милосердия. Открытки выпускал и Комитет попечения раненных.

Фотографии в «Альбоме деятельности Московского городского управления про оказанию помощи больным и раненным воинам, их семьям, 1914-15 г.» свидетельствуют о том, что почти все большие московские здания были приспособлены для лазаретов.



И последняя витрина современность. «Это очень важная витрина, — комментирует Елена Васильевна. — Она показывает, что, несмотря на годы безверия, гонений на веру Православную, движение сестер милосердия не осталось страницей истории XIX — начала XX века. Медсестер, которые отважно помогали раненным солдатам в Великую Отечественную войну, тоже можно назвать продолжательницами дела сестер милосердия. Поэтому халат младшей медицинской сестры времен войны и косыночка занимают в этой витрине свое законное место.

В витрине, рассказывающей о современном служении сестер милосердия в основном фотографии. В центре небольшая фотография, на которой изображен прот. Александр Киселев вместе с сестрами общины «Милосердный самарянин», которую он в 1945 году организовал в Германии. Его сестры ходили в форме, похожей на нашу. И когда он в конце своей жизни вернулся в Россию, за ним ухаживали сестры нашей патронажной службы. Смотря на них, он ликовал: то дело, которое он начал с эмигрантками на есть и на Родине. То над чем он трудился там, есть и здесь, возрождается дело милосердия. В 1990 году служение сестер милосердия было возрождено. Сестры милосердия, например, учатся в нашем училище и потом идут работать в больницы».


Подготовила Ирина РЕДЬКО
Фото: Андрея РАДКЕВИЧА