Мария Славянская, административный директор благотворительного фонда «АдВита»: «Ликовать рано, так как пока нет никакого документа, подтверждающего, что 31 больницу сохранят»

Однако эти две тысячи можно было бы смело превратить 10 000, 20 000, если бы не информация с пометкой «молния» утром, прямо накануне митинга: «31 больницу не тронут, решение принято!»

Через все городские средства массовой информации до горожан информация дошла моментально. Многие из тех, кто собирался прийти на пикет, не пришел, решив, что дело сделано. Но некоторые наиболее активные граждане после сенсационной информации на всякий случай звонили своим знакомым, кто, так или иначе имеет отношение к той самой 31 больнице с вопросом: «Пикета уже не будет? Вас можно поздравить!»

Однако в ответ слышали: «Пикет будет, надо обязательно приходить. Не бросайте нас сейчас одних, еще ничего не отстояли».

И тех, кто не бросил, оказалось 2000 человек. В Санкт-Петербурге, на Марсовом поле собрались люди самых разных возрастов, политических убеждений, социального статуса, вероисповеданий, интересов. Рядом плечом к плечу стояли и представители Церкви, и представители политических партий, и общественные деятели, артисты, байкеры, журналисты, студенты, школьники, врачи, учителя.

Здесь ощущалось по истине народное единство. Может это и есть та самая национальная идея, которую мы так давно искали? «Все равны и не может быть никого, кто ровнее и привилегированней, особенно детей».

На пикете были организованы стихийные выступления активистов, правда, их речей почти не было слышно, поскольку мероприятие было согласовано с городскими властями как пикет, а на пикете запрещены громкоговорители. Однако контекст всех выступлений был понятен и без слов: Не дадим расформировать. Не должны страдать дети.

Профсоюзный активист Иван Овсянников, назвал героическим и достойным примера поведение врачей ГКБ №31, которые не побоялись увольнений и запугиваний, а продолжали отстаивать учреждение. Он сказал, что это доказательство силы гражданской позиции и призвал государственные учреждения активней создавать на своих площадках профсоюзы и отстаивать свои права так же, как это сделали врачи больницы.

Маргарита Борисовна Белогурова, заведующая отделением детской онкогематологии ГКБ № 31 рассказала корреспонденту «Милосердия» почему она пришла на пикет:

«Пока мы не получим официальной бумаги о том, что 31 больницу не будут расформировывать, будем бороться. Проблема в том, что сегодня принимаются управленческие решения без участия профессионалов. Принятые решения озвучиваются нам только через прессу, нас даже не уведомляют о решениях. Но вот сегодня поднялся весь народ в защиту больницы и это прецедент!».

На вопрос корреспондента «Милосердия» о том, не боится ли она репрессий в свой адрес и увольнения с должности заведующего отделением клиники, Маргарите Борисовна заявила: « Нет, я не боюсь, ведь за мной дети!»

Также заведующая отделением детской онкологии ГКБ №31 считает, что если городские власти все же решат построить еще одну онкобольницу с дополнительным современным оборудованием, это замечательно, но только не за счет закрытия действующей больницы.

К пикету на Марсовом поле присоединилась большая группа родителей детей, которые проходили лечение в 31 больнице и других онкоцентрах Петербурга и всей страны.

Один из родителей сообщил корреспонденту «Милосердия», почему же так опасно расформировывать ГКБ №31: «В Петербурге сегодня есть несколько медицинских учреждений лечащих онкологические заболевания, но все они имеют свой профиль. Детская городская больница №1 специализируется только на лечении лейкоза, а 31 больница лечит все виды рака. Кроме того, больница проводит уникальные исследования крови и именно туда возили и продолжают возить анализы детей на исследования со всех городских больниц. Также в больнице сохраняется уникальная преемственность, поскольку лечат там не только детей, но и взрослых после 18 лет, а значит, болеющий ребенок остается под наблюдением врачей, став совершеннолетним».

На пикете присутствовали представители байкерского сообщества, регулярно сдающие донорскую кровь для онкологических больниц Петербурга. Роман Юрин, организатор движения «Мотодоноры- детям» на вопрос, почему он пришел сегодня на акцию протеста, ответил кратко: «То, что они хотят сделать, хамство, вот потому и пришел».

Мария Славянская, административный директор благотворительного фонда «АдВита» (фонд помогает детям и взрослым с онкологическми заболеваниями) также не чувствует полной победы: «Ликовать рано, так как пока нет никакого документа, подтверждающего, что 31 больницу сохранят. Однако мы все знаем, что есть другой документ-решение межведомственной комиссии о расформировании больницы. Вот этот документ существует. А слова, это только слова. Нам рано радоваться. Пока не будет издан официальный документ о сохранении больницы, лично я буду продолжать ходить на ежедневные одиночные пикеты».

А между тем, 3 февраля в 14.00 на Марсовом поле запланирован очередной митинг в защиту 31 больницы, сколько петербуржцев придет туда, покажет время. Возможно, к этой дате наконец-то будет опубликован документ, так называемая «охранная грамота» 31 больницы?!

Но вчера, 23 января, несмотря на мороз и холодный ветер, люди не спешили расходиться. Многие стояли рядом с вечным огнем на Марсовом поле и замерзающими чернилами старательно вырисовывали свои подписи под петицией в защиту 31 больницы.

Но стоит ли ликовать, если даже 31 больнице выдадут охранную грамоту?

Ведь намерение открыть специальную больницу для судей Арбитражного и Верховного судов не пресечено. А что это значит? А то, что остается гадать, какое из медицинских учреждений на очереди под расформирование. И там тоже пострадают больные люди.

По-прежнему остается открытым вопрос, почему же судьи должны лечиться в специализированных особых условиях, а не наравне с народом? Почему они не могут платить за комфортное медицинское обслуживание в частных клиниках, как и все мы?

А судьи кто?