Человек, приезжая в наш детский дом, боится увидеть этих детей, думает, что он будет испытывать какое-то смущение, скорбь, боль. А на самом деле он приезжает, и оказывается обласканным этими детьми, покрыт вниманием и заботой этих детей. Мой телефон 8.926.381-38-20. И, пожалуйста, будьте готовы к тому, что на ваш телефонный звонок могут ответить воспитанники нашего детского дома, которые периодически исполняют обязанности секретаря батюшки

Публикуем расшифровку передачи из цикла «Спешите делать добро», прошедшей в эфире радио «Радонеж» 23 ноября прошлого года. В студии иером.Мелитон (Присада), настоятель домового храма прп.Сергия Радонежского в Сергиево-Посадском интернате для слепо-глухо-немых и главный редактор журнала «Нескучный сад» и сайта Милосердие.ру Юлия Данилова. Ведет передачу председатель Комиссии по церковной социальной деятельности протоиерей Аркадий Шатов.

Сергиево-Посадский детский дом, в котором живут слепые дети, образован в 1962 году. Сейчас там живет 220 человек. Некоторые совсем слепые, есть дети, которые плохо видят, есть слепо-глухие. В 1994 году сюда, в этот детский дом, стали приходить семинаристы, а в 2001 году там открылся храм преподобного Сергия Радонежского. Настоятелем был назначен отец Мелитон.

Протоиерей Аркадий ШАТОВ: — Тема сегодняшней передачи «Люди, которые не могут видеть как мы и слышать наши передачи». Мы с отцом Мелитоном поговорим о том, как живется таким детям, как он им помогает, и как помогают насельники Троице-Сергиевой Лавры и те добровольцы, которые там к ним присоединились.

Слепота и святость
Среди святых тоже были люди, лишенные зрения или слуха. В Москве есть мощи блаженной Матроны Московской. Блаженная Матрона была не просто слепая, у нее совсем не было глаз: глазные впадины закрывались плотно сомкнутыми веками. Но у нее вместо обычного зрения, было, конечно, зрение духовное. Когда она была маленькой, ее часто дразнили дети и издевались над ней. Девочки стегали крапивой, зная, что она не увидит, кто именно ее обижает. Сажали ее в яму, с любопытством наблюдая, как она на ощупь выбирается оттуда и брела домой. Но впоследствии многие ее очень полюбили. И многие приходили к ней за советом, за утешением. И она сама, будучи «инвалидом по зрению», как бы мы с вами сказали бы, оказалась опорой для очень многих людей. Известен также такой святой Стефан, которого так и прозвали – Слепой. В юности он был ослеплен султаном Мураном Вторым. И в середине 15 века начал править Сербией, но вскоре был вынужден бежать в Албанию. Умер он слепой и несчастный, но в совершенной преданности Богу. И Бог прославил его вечной радостью, сохранив его мощи нетленными благоуханными и чудотворными. Еще у нас есть такой замечательный учитель Церкви Дидим, о котором рассказывается следующее. Этот богослов был слеп и был величайшим ученым своего времени. Более 50 лет заведовал знаменитым Александрийским Огласительным Училищем. По знанию грамматики, риторики, диалектики, географии и астрономии, знаниям Священного Писания и богословию он был чудом своего времени. И вот когда в Александрию, где жил Дидим, прибыл отшельник святой Антоний, то Дидим посетил великого подвижника, и Антоний удивлялся его уму и знаниям. И спросил его, скорбит ли он о том, что он слеп. И Дидим сознался, что слепота для него – тяжелое испытание. Антоний на это ответил ему: «Скорбишь о потере дара, которым обладают мухи и муравьи. И не радуешься обладанию такими познаниями, которых удостаивались только святые и апостолы». Старец Никодим Святогорец так говорит о людях, которые родились с какими-то ущербными интеллектом или у которых есть телесные недуги. Он говорит: «Блаженны родившиеся калеками или ставшие такими от неосторожности, если при этом они не ропщут и славословят Бога. У них будет самое лучшее место в раю вместе с исповедниками и мучениками, которые отдали ради любви Христовой свои руки и ноги. А теперь с благоговением лобызают руки и ноги Христу». Конечно, наверное, блаженны и те, которые родились или стали слепыми и глухими, видя небесные красоты, и, наверное, они их будут видеть лучше нас. И услышат те песнопения райские, которые для нас, наверное, будут слышны не в такой степени. Но это я уж, простите, добавляю что-то. А вот что говорит еще блаженный Таисий: «Блаженны родившиеся безобразными, пренебреженные здесь на земле, потому что они заслуживают самое красивое место рая, если славословят Бога и не ропщут. Блаженны и трижды блаженны сироты, лишившиеся великой родительской любви, потому что еще в этой жизни сподобились иметь отцом Бога. Родительская любовь, которой они лишились, находится в Божьем банке, постоянно увеличиваясь».

Как объяснить Бога «через руку»
Юлия ДАНИЛОВА
: — Батюшка, расскажите, пожалуйста, когда Вы впервые пришли в этот детский дом, какое было ваше впечатление? Какими вы увидели детей?

Иеромонах МЕЛИТОН (Присада) : — Там встречаются дети и слепые, и слабовидящие. Глухие и слабослышащие. Дети с сохранным интеллектом и дети с поврежденным интеллектом.
Я по-специальности детский психолог и дефектолог. Я отработал около трех лет по специальности. Поэтому работа с такими детьми мне была знакома еще до поступления в семинарию. Будучи абитуриентом в семинарии в 1999 году, узнал о том, что существует такой уникальный детский дом. Я попросил свозить меня туда с одним из студентов семинарии. И я себя там почувствовал, как рыба в воде.

Юлия ДАНИЛОВА: — А вы к тому времени уже умели говорить на языке жестов?

Иеромонах МЕЛИТОН (Присада) : — Нет. Специализация сурдопедагогики я особо не касался, не вникал. Когда еще был на курсах повышения квалификации в Минске, где читали нам курсы лекций, я почему-то решил, что никогда меня-то это не коснется. И когда я приехал поступать в семинарию, и узнал о том, что есть такой детский дом, вспомнил эти все слова, которые я сам говорил себе в сердце своем. И столкнулся с таким промыслом Божьим на себе. Чтобы мы никогда не зарекались о том, где мы будем. Когда я побывал там, я первый раз испытал чувство благодарности Богу за то, что умею говорить, могу говорить, слышать и видеть. То, что я испытывал за время обучения в вузе, работая в школе, непохоже было на это состояние благодарности или осознания того, что мы имеем возможность слышать, видеть этот мир. А вот приехав поступать в семинарию и именно побывав в этом детском доме, я это испытал.

Протоиерей Аркадий ШАТОВ: — Некоторые говорят, что слепые люди и глухие, которые лишены вот этих органов восприятия, они видят и слышат в каком-то смысле даже больше, чем мы. Видят и слышат какой-то другой мир. К другому миру они больше приобщены, им легче в этот мир войти. Правда это или нет? Трудно ли этим людям жить среди тех, кто видит и слышит? Насколько им тяжело с нами общаться? Я хотел бы, чтобы наши радиослушатели подумали, сказали, ответили на этот вопрос. И хотел Вас тоже об этом спросить.

Иеромонах МЕЛИТОН (Присада) : — Наверное, нам, скорее, тяжело среди них. Для детей, для которых мир никогда не звучал, он и воспринимается нормальным. Некоторые дети, когда видят ребенка с каким-то другим дефектом, ущербным в чем-то другом, они его называют больным, но себя больным они не воспринимают.

Юлия ДАНИЛОВА: — А там у вас в детском доме дети все вместе? И те, кто слышит, и те, кто не слышит?

Иеромонах МЕЛИТОН (Присада) : — Есть подразделение по нарушениям зрения детей. И детей глухих.

Юлия ДАНИЛОВА: — А друг с другом они общаются?

Иеромонах МЕЛИТОН (Присада) : — Дети с сохранным интеллектом все находятся в одном детском доме, но классы, в которых они обучаются, естественно, разные. Педагоги тоже подразделяются по степени нарушения.

Протоиерей Аркадий ШАТОВ: — А живут они в спальнях по возрасту или тоже по своим каким-то дефектам?

Иеромонах МЕЛИТОН (Присада) : — Есть и возрастное деление, и разделение по, так скажем, интеллекту.

Протоиерей Аркадий ШАТОВ: — Но есть такие спальни, где живет ребенок незрячий и ребенок неслышащий вместе? Или нет?

Иеромонах МЕЛИТОН (Присада) : — Есть.

Юлия ДАНИЛОВА: — И они могут общаться друг с другом и как-то вот там?

Иеромонах МЕЛИТОН (Присада) : — Глухонемые дети знают язык жестов и дактильный язык. Они могут передавать какую-то информацию и детям, которые не видят. Просто из руки в руку.

Протоиерей Аркадий ШАТОВ: — Они могут как-то помогать друг другу восполнять свои недостатки?


Иеромонах МЕЛИТОН (Присада) : — У нас в Богослужении участвуют дети и слепые, и глухонемые, и глухонемой пономарь ведет слепого пономаря, который ему подсказывает, что где надо сделать. То есть они вместе составляют одного целостного человека.

Протоиерей Аркадий ШАТОВ: — То есть такой детский дом является для них в общем-то благом? Потому что детские дома, где находятся дети-инвалиды, производят такое грустное впечатление. Хотелось бы, чтобы эти дети жили в семьях.

Иеромонах МЕЛИТОН (Присада) : — Дети у нас учатся заботиться друг о друге. Потому что естественно, каждому слепому нужен какой-то поводырь, человек, который будет его глазами. Для глухонемого должен быть какой-то человек, который бы ему через руку не озвучивал, а просто передавал смысл того, что происходит.

Юлия ДАНИЛОВА: — А что значит через руку?


Иеромонах МЕЛИТОН (Присада) : — Этот язык называется дактильная азбука, когда положения пальцев на руке означают разные буквы. Один человек, держа другого за руку, передает ему все, что происходит вокруг него. То есть практически глазами являются руки. И вот таким образом глухонемой передает все, что он видит. А слепой другому уже рассказывает о том, что сказал ему глухонемой. Вслух. Вот таким образом получается эта цепочка.

Протоиерей Аркадий ШАТОВ: — Ну, научиться можно, наверное. Но все-таки на этом языке нельзя передать какие-то сложные понятия. Вот как этим детям передать понятие «Бог» например?

Иеромонах МЕЛИТОН (Присада) : — Бога они воспринимают как Творца. Это то, как мы рассказываем вслух. Другому ребенку, который никогда не слышал, мы можем только передать это опять-таки через руку. Что есть Тот, Который сотворил землю. Тот, Кто любит нас. И в бОльшей степени восприятие детьми Творца, восприятие Христа как нашего Спасителя, ощущается через общение со священником. Есть Тот, Который тебя любит, Тот, Кому ты нужен. И есть Бог, который любит всех. И вот такими простыми словами и говоришь ребенку.
Это также, как и первоклассник, который приходит в школу. И ему учитель говорит, что дважды два – это четыре. И ребенок воспринимает это как аксиому. Не теорема, не гипотеза. Это для него не требует никаких подтверждений.

Протоиерей Аркадий ШАТОВ: — То есть они больше доверяют, чем те люди, которые видят и слышат?

Иеромонах МЕЛИТОН (Присада) : — Да. Понятие присутствия Бога в жизни приходит через слышание или через присутствие того человека, который сам верит в Бога, сам воспринимает Бога как живую Личность. И когда вот этот слепой или глухой человек общается с верующим человеком, ему передается этот опыт веры. Или руками, или через слух, или через зрение. Как это происходит? Это таинственно. Вот может ребенок, один раз услышавший, что Бог есть, потом другим говорит, что Бог есть. И говорит это так убедительно, что и у других никаких сомнений не возникает.

Протоиерей Аркадий ШАТОВ: — Ну у них же тоже есть какой-то свой опыт общения с Богом? Они им делятся?

Иеромонах МЕЛИТОН (Присада) : — Опыт общения с Богом у них воспринимается именно как ощущение радости. Если я радуюсь, то почему? Потому что Бог есть. Если я унываю или грущу, или о чем-то скорблю, значит, что-то отдаляет меня от Бога. Вот мы с ними говорим, что нас отдаляет от Бога. Наши плохие дела, слова, поступки. Это называется одним словом – грех. Потому что грех – это стена между мной и между Богом. Поэтому ощущение присутствия Бога в жизни – это ощущение радости в жизни этими детьми.

Протоиерей Аркадий ШАТОВ: — А вы – единственный священник, который с ними беседует на эту тему?

Иеромонах МЕЛИТОН (Присада)
: — Исповедую я их один. Но в данное время у нас детей в детском доме насчитывается от 200 до 230 человек, еще около 50 человек стоит на очереди, сотрудников более 300 человек в этом детском доме. Получается 500-600 человек. Это целый огромный приход. И причастников у нас на каждой службе от пятидесяти до шестидесяти человек. Из них почти все 50 могут полноценно исповедоваться, или вслух или через руку дактильной азбукой. Те дети, которые могут адекватно осознавать смысл богослужения, смысл и понятие слов грех, добро. И вот с этими детьми у нас происходит адекватное общение во время богослужений. И тогда я приглашаю помогающего священника. Он совершает всенощные бдения. Во время которого я их исповедую. Всенощные бдения у нас с пяти часов до семи. То есть в семь часов мы детей должны отправить на ужин.

Протоиерей Аркадий ШАТОВ: — Не по чину получается.

Иеромонах МЕЛИТОН (Присада) : — Просто мы не вычитываем акафисты и канон совершаем на четыре.

Юлия ДАНИЛОВА: — А вот если дети не слышат во время службы, им кто-то может через руку что-то объяснить? Или они просто ждут, чтобы исповедоваться?

Иеромонах МЕЛИТОН (Присада) : — У нас есть штат помощников – сурдопереводчиков, которые живой тактильной речью передают смысл службы. У нас уже полный комплект, если так можно назвать, помощников, которые переводят для слепых дактильной азбукой. Для глухонемых – жестовой речью.

Юлия ДАНИЛОВА: — А поют у вас там тоже дети или какой-то хор к вам приходит?

Иеромонах МЕЛИТОН (Присада) : — Поет хор обычных певчих. Но он разбавлен нашими детьми. Слышащими. У нас дети также читают часы, читают шестопсалмие, поют на клиросе, подпевают священнику. Есть у нас даже один такой Ростик, мальчик, которому девять лет, он до такой степени помнит все последование богослужения, что если где-то какая-то заминка или пауза, он опережает или возглас священника или пение хора. То есть дословно знает всю службу наизусть. Как уставщик выступает.


Протоиерей Аркадий ШАТОВ: — Сколько у вас помощников, кто вам помогает? Вот певчие все время одни и те же приходят?

Иеромонах МЕЛИТОН (Присада) : — Четверо певчих. Староста храма. Есть дьякон, иеродьякон Феофилат. Он насельник Троице-Сергиевой Лавры. Староста храма – монахиня Вероника, выпускница иконописной школы. Она и как уставщица, и как помощница во всех вопросах, касающихся богослужения и Храма. Есть также старший пономарь. Это выпускник семинарии, который как раз и познакомил меня с этим детским домом еще в 1999 году. Есть педагоги. Организатор, которая помогает проводить всю работу с детьми и со взрослыми воскресной школы в этом детском доме. Есть сурдопереводчик – студент Московской Духовной Академии, Евгений Морозов, который как раз занимается переводом богослужений с помощью жестов. Большинство из них – выпускники регентской школы, выпускницы, певчие. Или же это выпускники иконописной школы. Или просто те ребята, которые, закончив какие-то светские вузы, узнали про этот детский дом, вдохновились этой идеей, приехали и остались.

Протоиерей Аркадий ШАТОВ: — Они живут там или приезжают из Москвы?

Иеромонах МЕЛИТОН (Присада) : — Нет, они живут в Сергиевом Посаде.

Протоиерей Аркадий ШАТОВ: — А из Москвы никто не приезжает?

Иеромонах МЕЛИТОН (Присада) : — Те, кто приезжали, в итоге остались жить в Сергиевом Посаде. Вот у нас есть фото-видео операторы, как сейчас называется, системный администратор, который следит за всей фото-видео хроникой, который создает фильмы, Алексей Рогозин. Он был житель Москвы, а стал жителем Сергиевого Посада.

Протоиерей Аркадий ШАТОВ: — А вам нужны еще добровольцы или нет?

Иеромонах МЕЛИТОН (Присада) : — Я думаю, что работы хватит на всех.

Протоиерей Аркадий ШАТОВ: — А если наши радиослушатели захотят к вам присоединиться, как им это сделать?

Иеромонах МЕЛИТОН (Присада) : — Если это жители Москвы, то сесть на электричку, приехать в город Сергиев Посад. Контактный телефон 8.926.381-38-20.
И, пожалуйста, будьте готовы к тому, что на ваш телефонный звонок могут ответить воспитанники нашего детского дома, которые периодически исполняют обязанности секретаря батюшки, практикуя свою речь, свою культуру общения. И они смогут сказать, где находится батюшка, потому что я могу быть или на службе, или за рулем, или общаться с кем-то.

Пономари и проповедники
Протоиерей Аркадий ШАТОВ:
— У вас в монастыре есть еще какие-то послушания кроме этого детского дома?

Иеромонах МЕЛИТОН (Присада) : — Кроме этого детского дома у меня послушание помощника канониста Троице-Сергиевой Лавры. Комендант семинарии. Поскольку я постриженик при Московской Духовной Академии, мое основное послушание — экономская служба. Поскольку у нас Академия находится на территории Троице-Сергиевой Лавры, хозяйство объединенное. И есть вот такие объекты объединенного духовного окормления, к которым относятся детские дома Сергиево-Посадского района. И одним из самых главных объектов нашего внимания является как раз детский дом для слепоглухих.

Юлия ДАНИЛОВА: — А дети бывают в Лавре?

Иеромонах МЕЛИТОН (Присада) : — Раз в месяц мы стараемся группами привозить детей в Троице-Сергиеву Лавру. И каждое воскресенье у нас совершаются паломнические поездки в какие-либо святые места. Или в Хотьковский женский монастырь, или мы ездим на источники. Вот у нас особенно слепые дети очень любят купаться в источниках. Если многие взрослые с таким страхом и трепетом подходят к купальне, то для слепых детей это является таким восторгом и ощущением бодрости. И вот интересно, что один из слепых наших, которому уже под 50 лет, он интересно дифференцирует воду. Он отличает вкус воды дождевой, родниковой, из крана просто, из колодца. И вот для них запахи, которые они ощущают вне города, приводят их в особое состояние. Хорошее настроение вызывают.

Протоиерей Аркадий ШАТОВ: — У них больше развито обоняние?

Иеромонах МЕЛИТОН (Присада) : — Поэтому мы стараемся этих детей максимально вывозить на природу. Есть еще возле Троице-Сергиевой Лавры известный источник Гремячий, куда мы стараемся или каждые выходные или через выходные возить детей. Рядом есть такая деревня – Малинники, где есть храм со звонницей. И вот мы всех детей учим там колокольному звону. Там также есть источник и большая такая поляна, где можно просто бегать, играть с ними в какие-то игры.

Протоиерей Аркадий ШАТОВ: — А можете вы рассказать о ком-то из ваших подопечных?

Иеромонах МЕЛИТОН (Присада) : — Вот мой любимый пономарь. Восьмилетний мальчик, который был привезен из Якутии. Там оставили его родители. Он попал около трех лет в Сергиево-Посадский детский дом слепоглухих. И по природе своей души, своего ума он является очень любознательным, любопытным, разговорчивым. Таким вот живчиком. И, естественно, когда мы с ним познакомились в храме, то сразу подружились. Я его стал привлекать на пономарскую практику. В храме он выходит со свечой во время богослужения, открывает и закрывает Царские Врата, завесу. Читает молитвы, которые ему даются читать. И с этого года начинается практика произнесения проповедей. Наши дети подготавливают к определенному дню проповедь. И пока священство причащается, они произносят проповедь. И он является одним из проповедников. Самый младший из них — это Владислав Шакин. Он слепой от рождения. Проповедников основных у нас трое. Самому младшему восемь лет. Постарше – 14 и 16.

Протоиерей Аркадий ШАТОВ: — Все же это очень необычно для храма. Незрячие дети обычно не проповедуют. Почему вы им так разрешили, батюшка?

Иеромонах МЕЛИТОН (Присада) : — Ну, по наитию. Слушая какие-то высказывания детей о службе, о встречах с людьми, о том, какой рассказ они прочитали или какое-то житие святого. Как они это осознают. Находишь полезным, чтобы их мнение услышали их же воспитатели. Или их друзья.

Протоиерей Аркадий ШАТОВ: — Так проповеди будут более понятны?

Иеромонах МЕЛИТОН (Присада) : — Да. И вот на день преподобного Сергия Радонежского мы с нашими воспитанниками ездили в другие детские дома, где наши дети рассказывали о житии преподобного Сергия, дарили подарки. И проповедниками являлись наши слепые воспитанники!

Юлия ДАНИЛОВА: — А это детские дома для видящих?

Иеромонах МЕЛИТОН (Присада) : — Да, для обычных зрячих детей-сирот. То есть мы учили детей воспринимать других, слепых, как вполне равных полноценных, способных воспринимать этот мир не менее глубоко и осознанно. Я уже неоднократно слышал, что человек, приезжая в наш детский дом, боялся увидеть этих детей, думал, что он будет испытывать какое-то смущение, скорбь, боль. А на самом деле он приезжает, и оказывается обласканным этими детьми, покрыт вниманием и заботой этих детей.

Юлия ДАНИЛОВА: — А почему так получается?

Иеромонах МЕЛИТОН (Присада) : — Наверное, наименование человека – убогий – говорит само за себя. Его душа, находясь у Бога, наверняка обретает способность передавать вот это присутствие Бога.

Радиослушатель – Здравствуйте. Вот у моего отца есть стихотворение, посвященное как раз слепым. Он его написал через двадцать лет после войны. Оно посвящено ослепшим во время войны.
После войны мир.
Он и она — седые ветераны.
И он, и она – слепые много лет.
На лицах души рубцы да шрамы —
Войны неизгладимый след.
Идут года, у них родилась дочка,
И дочке двадцать лет.
Как будто родилась в сорочке,
Красивая, аж излучает свет.

Юлия ДАНИЛОВА
: — Отец Мелитон сегодня говорил нам о том, как дети участвуют в богослужении. Так вот в 19 веке пятнадцатилетний француз Луи Брайль, ослепший в три года сын сапожника, изобрел систему, по которой читают и поют незрячие. Брайль обнаружил, что достаточно всего шести точек, чтобы закодировать любую букву. Свои первые точки он накалывал иглой на листе бумаги. За основу он взял латинский алфавит. Луи Брайль был талантливым музыкантом – органистом. Чтобы слепому человеку понять, что перед ним, буквы или ноты, над строкой сразу ставился значок. Но вот церковные песнопения печатаются на разных листах. А вот у Вас, батюшка, тоже на Брайле есть какая-то богослужебная литература?

Иеромонах МЕЛИТОН (Присада)
: — Да.

Юлия ДАНИЛОВА: — И какие-то книги о вере? Как все устроено?

Иеромонах МЕЛИТОН (Присада) : — В библиотеке для детей – Библия, Апостол, Евангелие на Брайле, которые нам доставляет библейское общество. Которое богато вот такой литературой для слепых. Мы сейчас даже ожидаем появления двух брайлеровских принтеров, когда уже дети смогут с помощью этих принтеров читать любую литературу.

Протоиерей Аркадий ШАТОВ: — И вроде бы сейчас есть такая программа, которая позволяет слушать прямо с компьютера, да?

Иеромонах МЕЛИТОН (Присада) : — Такого оборудования я не встречал. И также у нас еще интересным является то, что дети теперь имеют возможность общаться со своими небесными покровителями, имена которых носят, через иконы, которые выполнены резьбой.

Радиослушательница – Добрый вечер. Скажите, как эти дети относятся к своим родителям? Помнят ли их? Хотят ли с ними встретиться? Посещают ли их родители? Или у них вообще прерваны все отношения? Спасибо.

Иеромонах МЕЛИТОН (Присада) : — Знаете, из всего количества детей, более двухсот человек, только около 30-40 человек являются полными сиротами. А остальных родители навещают по выходным. Тех детей, чьи родители находятся далеко, навещают по каким-то особым случаям.

Протоиерей Аркадий ШАТОВ: — А домой их отпускают?

Иеромонах МЕЛИТОН (Присада) : — На каникулы могут их забирать. Но есть дети, которые полностью оставлены на попечение директора детского дома и воспитателей. Вот буквально вчера мы праздновали день рождения одного из воспитанников, так папа его приезжал именно для того, чтобы поздравить своего сына из Петербурга. И это вызвано в большей степени тем, что родители не всегда обладают достаточными навыками общения со своими детьми, сложным становится обслуживание ребенка в быту и медикаментозное, сложно обучение. И поэтому они нуждаются в помощи специализированных учреждениях.

Юлия ДАНИЛОВА: — А родителей кто-нибудь учит языку жестов?

Иеромонах МЕЛИТОН (Присада) : — Насколько можно приезжающих родителей обучают.

Протоиерей Аркадий ШАТОВ: — Отец Мелитон, а как складывается судьба этих детей дальше? Они переходят в какой-то другой интернат для взрослых? Вы с ними расстаетесь?

Иеромонах МЕЛИТОН (Присада): — Если есть родители, которых чему-то научили, они могут взять на себя полную ответственность за судьбу ребенка, если они обладают какими-то материальными способностями для этого, они их забирают с собой. Но таких родителей очень мало. Естественно, когда ребенок длительное количество времени и много лет находился на чьем-то попечении, большинство родителей уже не может взять обратно на свои поруки ребенка. Они остаются на пансионе в этом детском учреждении.

Протоиерей Аркадий ШАТОВ: — Вы рассказывали, что есть иконы специальные?


Иеромонах МЕЛИТОН (Присада) : — Мы делаем такую галерею резаных икон (барельефов) также с текстами для слепых на Брайле. Когда каждый ребенок имеет личную икону своего небесного покровителя. Когда он, приходя в Храм, может ее осязать, к ней приложиться и почувствовать именно присутствие святого рядом. Пока у нас сделано семь таких икон. Они находятся в храме. Те, кто хочет, чтобы иконы были у них в комнате, могут брать их с собой. Икона – это невидимое присутствие святого или Спасителя, когда мы находимся перед ней, если это зримый образ, то мы его зрим и осязаем, и воспринимаем. Если ребенок слепой, он его осязает и воспринимает руками.

Протоиерей Аркадий ШАТОВ: — Есть ли проблема переходного возраста в окромляемом детском доме? Если да, то как она решается?

Иеромонах МЕЛИТОН (Присада) : — Они такие же дети, как и все остальные. Все те кризисы возраста присущи и им. Может быть, в большей степени они сглаживаются условиями детского дома. Ведь дети находятся постоянно во внимании воспитателей, сотрудников. Если есть батюшка в этом детском доме, значит, сглаживаются вниманием батюшки. Потому что не в каждой семье ребенок находится под постоянным пристальным вниманием, заботой.

Красота есть доброта
Протоиерей Аркадий ШАТОВ
: — Мне кажется, отец Мелитон, что слепые в какой-то степени лишены того, что у нас есть. Мы должны Бога поблагодарить за то, что видим красоту, творенье Божие, красоту человеческого лица. А с другой стороны, они не видят всего того безобразия, которое есть в жизни. Господь их охраняет как-то вот этим дефектом зрения. Если человек живет в Москве, он не видит всю эту страшную рекламу, у него нет соблазна посмотреть телевизор. Как Вам кажется, они чище нас могут быть?

Иеромонах МЕЛИТОН (Присада) : — Именно так и есть. У нас был недавно разговор с одним из моих воспитанников пономарей восьмилетним Владиславом. Его спросили: «Владик, счастливый ты человек или нет?». Он отвечал: «Да, я счастливый человек». А вот ему: «А почему, ты ведь не видишь этот мир?». Он говорит: «Я счастлив потому, что Господь мне закрыл глаза на то горе, которое окружает людей в этом мире». Вот такие слова произнес слепой восьмилетний мальчик.
Наши дети более тонко воспринимают окружающий мир. Если не через зрение, то через некое внутреннее чутье. Они на самом деле каким-то непонятным образом воспринимают другого человека. Просто его ощупают, понюхают, поговорят с ним. И они уже чувствуют, родная это душа или не очень. И на самом деле эти дети могут являться таким барометром, лакмусовой бумажкой, определять состояние души другого человека. Интересно то, что эти дети, будучи слепыми, видя в первый раз какого-то нового человека, они могут его просто обнять, они обычно осматривают затылок, уши. И потом они могут его или обнять, или как-то прижаться, или отойти на дистанцию. Если это близкая душа, они просто от человека не отстанут. Они будут как липучки рядом с этим человеком. Они будут задавать ему множество разных вопросов. Просто стараться всячески задержать этого человека рядом с собой.

Юлия ДАНИЛОВА: — А у них есть понятие красоты, красивый?

Иеромонах МЕЛИТОН (Присада) : — Ощущение красоты… наверное, для них больше ощущение доброты. Именно доброта воспринимается ими как красота.

Юлия ДАНИЛОВА: — А какое-нибудь творчество доступно там детям? Они могут себя как-то выразить? Вот все дети рисуют или что-то такое мастерят, или что-то еще такое делают.

Иеромонах МЕЛИТОН (Присада) : — Для этих детей из детского дома для слепоглухих, благодаря директору этого детского дома Галине Константиновне, заботливой маме, у которой очень много детей, предоставлены большие возможности реализовать все свои таланты. И для этих детей, наверное, как ни в одном другом детском учреждении, работает множество мастерских. Это изостудия, керамическая мастерская. Сейчас вот, поскольку открылся храм, появилась свечная мастерская, где дети сами делают свечи. Есть множество разных мастерских, где они делают предметы быта. Там более десятка разных мастерских, предназначенных для того, чтобы развивать способности. Чтобы дети были заняты трудотерапией. Еще они задействованы в каких-то творческих программах и проектах. У детей есть фольклорный ансамбль. Сейчас также развивается новое направление работы, благодаря сотрудничеству храмовых работников и детского дома, — обучение игре на музыкальных инструментах слепых детей — на фортепиано, на аккордеоне, на гитаре и на гуслях. Вот такой проект сейчас дает тоже большие возможности слепым детям найти себя.

Юлия ДАНИЛОВА: — Наверное, благодаря их тонкой такой чувствительности к звукам, они могут быть хорошими музыкантами?

Иеромонах МЕЛИТОН (Присада) : — Естественно, что компенсаторные функции при отсутствии зрения обостряются другие способности, и мы стараемся их как-то задействовать.
Я хотел рассказать еще одну нашу историю. Один из наших проповедников, из наших пономарей слепых, который родился видящим, но после аварии с родителями потерял зрение. Он находится в состоянии слепоты более четырех лет. Последний год он попал к нам. Ребенок, который прошел не одну больницу, не один приют, потому что находился в состоянии девиантного поведения, проходил курс лечения в психиатрических больницах. И из Питера он попадает в наш Сергиево-Посадский детский дом. И однажды, после года пребывания в нашем детском доме, приехала навестить его бабушка, выразила требование-просьбу, так скажем, директору детского дома. Потребовала свозить его в клинику Федорова. И вот интересная была беседа между воспитателем (нашей певчей) и этим ребенком по дороге в клинику. Ребенку до такой степени понравилось пребывание в нашем детском доме, атмосфера, что когда его стали обнадеживать: мы тебя свозим в клинику и ты станешь видеть, он ответил: нет, лучше я не буду видеть, а останусь здесь.

Протоиерей Аркадий ШАТОВ: — Какие у Вас цели, и какие задачи первоочередные?

Иеромонах МЕЛИТОН (Присада) : — Задачи, наверное, для священника, который попадает в детское учреждение, в котором находятся дети, которые и так своей душой находятся ближе к Богу, наверное, сделать пространство богообщения не только для детей. И, наверное, в большей степени задача духовного окромления заключается в том, чтобы максимальное количество сотрудников, воспитателей и просто людей могли бы, находясь в этом детском доме, прийти к осознанию того, что слово УБОГИЙ говорит лишь о том, что души находятся у Бога. И через это осознание самим стараться стать ближе к Богу. И в данное время вот в нашем домовом Храме могут поместиться только 20-30 человек, а желающих намного больше.

Протоиерей Аркадий ШАТОВ: — Вы же говорили, что 50, 60, 100?

Иеромонах МЕЛИТОН (Присада) : — В коридоре стоит очередь. Потом они проходят. На самом деле храм, вмещающий 20-30 человек, пропускает через себя более ста человек. И вот эти мечты детей, мечты того священника, который основал этот храм до меня, начинают сейчас осуществляться. И мы строим новый Храм. На 200-300 человек. Это отдельно строящийся Храм в честь явления Божьей Матери Преподобному Сергию. Который, надеюсь, вместит большее количество людей. Которые, находясь в состоянии слепоглухонемоты духовной, в которой большинство людей находится, могли бы открыть очи души, услышать Бога, увидеть Бога в своей жизни.

Слушать аудиозапись передачи

См. также:

Учусь исповедоваться у детей

«Я лучше буду слепым, но останусь здесь»

Жизнь на ощупь