Благотворительная столовая: от Рождества до Рождества

Для вас главы из книги прот. Сергия Щукина «Против течения» о деятельности Российского христианского студенческого союза в 1920-е годы в СССР

Публикуем главы из книги прот. Сергия Щукина «Против течения» о деятельности Российского христианского студенческого союза в 1920-е годы в СССР, его отделения в Ростове-на-Дону. Впоследствии эта организация стала одной из основ для появления эмигрантского Русского студенческого христианского движения. Во время рождественских каникул 1922 года началась новая – благотворительная — деятельность Ростовского отделения кружка, была организована детская столовая для голодающих.

Устройство детской столовой

После летнего перерыва 1921 года работа кружка продолжалась, тем более, что появились хорошие вести: из других кружков сообщали, что им удалось зарегистрировать свои уставы в местных исполкомах. Получив из Самары копию такого зарегистрированного устава, кружок составил подобный документ и был беспрепятственно зарегистрирован. Хотя это обстоятельство в условиях советского государства не давало полной гарантии существования кружка, тем не менее он теперь являлся не частной, но признанной местною властью организацией1.

Пополнился кружок и новыми членами — в городе появились два представителя других кружков. Студентка из Москвы и студент из Киева, которые вступили в кружок. К тому же летом Геннадий2 во время служебной поездки в Москву был извещён о том, что осенью для помощи в работе со студентками к ним приедет член московского кружка Евгения Ивановна С., окончившая университет. Она действительно приехала и провела всю зиму, помогая Геннадию.

С осени в его квартире возобновились доклады. Работали три группы для чтения и разбора евангельских текстов: одна, основная, состояла из прежних членов; две другие были созданы для но¬вичков — мужская и более многочисленная, женская. Большим неудобством являлась теснота на воскресных докладах, которые многим приходилось слушать стоя.
Во время рождественских каникул Геннадий устроил новогодний вечер. На него были приглашены только самые активные из членов кружка. Неожиданно пришёл отец Алексей, и его появление послужило началом для нового вида деятельности кружка.

Как известно, в 1921 году в Поволжье был сильный неурожай. Крестьяне, у которых были изъяты всякие «излишки» хлеба, целыми семьями покидали свои деревни и направлялись на юг, стараясь избежать голодной смерти. Но на юге они не находили ни хлеба, ни работы. Местное население само сидело на голодном пайке, а государственная помощь отсутствовала. И отец Алексей поделился своими впечатлениями о положении на городском железнодорожном вокзале, где крестьяне, а особенно их дети, буквально умирали от голода. Отец Алексей закончил свою речь советом что-то предпринять для помощи голодающим.

Слова его произвели сильное впечатление на присутствующих. Тут же было решено создать особую комиссию из трех членов, которая должна была выяснить, что предпринимается официальными органами и какую помощь может оказать им молодежь. Комиссия скоро установила, что, хотя в городе и создан комитет «Помгол», но фактически он никакой работы не ведет, так как не имеет ни денег, ни продовольствия. На вопрос — могут ли студенты сами начать помощь голодающим, в комитете ответили, что они, конечно, ничего не будут иметь против этого…

После этого был разработан план организации детской столовой. Но так как устройство ее на территории железнодорожного узла встретило препятствия, «Помгол» посоветовал открыть ее в городе, в чем даже взялся оказать некоторую помощь. Кружок согласился, и тогда через Жилищный отдел для столовой было предоставлено пустующее помещение магазина в центре города. Средства на столовую было решено получать путем тарелочных сборов в церкви, на что было получено разрешение местного архиерея. Вначале «Помгол» пытался присвоить будущей столовой свое имя; но потом, ввиду церковного происхождения собранных средств, согласился, что сборы будут более успешными, если столовая будет носить имя «Христианского кружка».

Наиболее сложным делом оказалась организация тарелочных сборов в десяти городских храмах. Предполагалось, что сами настоятели будут призывать прихожан к пожертвованиям, а члены приходских советов проводить такие сборы. Но несмотря на разрешение правящего архиерея, батюшки уклонились от прямых призывов, а старосты заявили, что заниматься сборами не будут — пусть это делают сами члены кружка… Архиепископ Арсений отнесся к начинанию кружка весьма сочувственно, так как через отца Алексея и других священни¬ков знал о его деятельности. Но настаивать на том, чтобы священники самостоятельно организовывали сборы, не мог.

Тогда Геннадий снова посетил архиепископа и, ссылаясь на свое звание «благовестиика» и грамоту Патриарха3, попросил благословения на выступления в храмах. Архиепископ знал, что Геннадий лично известен Святейшему, и благословил его на такие выступления, уведомив об этом настоятелей. Они были этому даже рады, поскольку это освобождало их от проповеди. Настоятели просили Геннадия выступать после запричастного стиха с целой проповедью, после которой члены кружка собирали пожертвования.

Таким образом, кружку пришлось прикрепить к каждому из городских храмов по два члена для тарелочного сбора в воскресенье на ранней и поздней литургии. Поэтому и Геннадий вынужден был выступать с проповедью дважды: на ранней обедне где-нибудь на окраине города, а на поздней — в центре, т.е. на более посещаемых службах. Так он обходил все приходы города в течение месяца. Сборщики, обычно студентки, считали пожертвования с одним из членов приходского совета и в тот же день сдавали деньги казначею столовой, который вел строгий счет денежному приходу и расходу.

Через месяц столовая была открыта, но кормила всего тридцать детей, так как все продукты надо было покупать по базарным ценам. Каждый день члены кружка дежурили в столовой: один с шести утра до приготовления «обеда», другой — с часу дня для раздачи пищи. Обед был очень скромный: тарелка постного супа с ломтиком хлеба и порция пшенной каши с маслом. Но ради этого дети приходили издалека, часто брали порции для брата или сестры. Запись в столовую производилась по рекомендации приходов или членов кружка, но всякий раз после специального обследования их семейного положения. Главным образом, это были дети вдов, в возрасте до десяти лет. И на широкой витрине столовой висела большая вывеска: «Бесплатная детская столовая Христианского студенческого кружка».

Члены кружка и другая молодежь горячо взялись за работу в столовой. Даже когда наступило лето и многие студенты разъехались, оставшиеся дежурили чаще, и столовая не закрывалась. Сборы по церквам проводились регулярно. По самым скромным подсчетам, в сборах, покупке продуктов и в обслуживании столовой принимали участие около сорока членов кружка и его посетителей.

Расширение работы кружка

Организация столовой благоприятно сказалась на всей работе кружка. Она сплотила членов, дала внутреннее удовлетворение молодым людям, всегда ищущим практического приложения своих сил. Сам собой разрешился и вопрос о помещении для докладов. Они были перенесены в зал столовой, где могло поместиться до ста человек. Это вызвало рост числа слушателей, среди которых появились люди всех возрастов.

Тем временем несколько улучшились и общие условия жизни. Наступил так называемый НЭП4, разрешавший экономическую самодеятельность населения. На базарах появились продукты, в городах открылись частные магазины, мастерские и небольшие предприятия. У людей появились деньги, сборы в церквах повысились. Детям в столовой добавили по чашке молока.

Но были и признаки того, что власть начеку. На собраниях в столовой всегда присутствовал представитель ГПУ. Он приходил в полной форме, иногда с какими-то штатскими, вел себя очень развязно: громко разговаривал, во время бесед пытался задавать неуместные вопросы. Однажды к Геннадию подошел Матач — человек, тщательно посещавший собрания кружка, и предложил хороший способ заработать деньги для столовой. Его хороший знакомый, коммерсант, собирался ехать на Кавказ с товаром. Если кружок даст ему сто рублей, через три недели он вернет двести. Геннадий понял, что предложение это связано с какими-то спекуляциями и очень опасно. Он отказался, ссылаясь на то, что свободных денег у кружка нет — все уходит на содержание столовой. Позже стало известно, что Матач был агентом и предложение делал по поручению ГПУ.

Тем не менее, работа столовой вскоре расширилась. С конца 1922 года она получала поддержку от АРА — Американской организации помощи голодающим в Советской России5. Кружку были отпущены продукты еще на 30 детей — мука, рис, сахар и жиры. Число детей было доведено до шестидесяти, и пища стала более разнообразной. В день Рождества Христова для детей была устроена елка. Хор кружка пропел несколько рождественских песнопений, а дети декламировали стихи и водили хороводы. В заключение им выдали по чашке настоящего какао со сгущенным молоком, специально полученных от АРА.

Хор, который выступал на детской елке, был организован исключительно из членов кружка. Нашелся среди них регент, который собрал человек пятнадцать любителей и разучил с ними духовные и народные песни. Каждое воскресенье перед докладом в столовой хор исполнял одно-два песнопения, что очень понравилось слушателям. Ободренный успехом, хор даже устроил небольшой духовный концерт, заменивший очередной воскресный доклад.

1. Так как описываемый факт регистрации религиозного студенческого кружка может показаться неправдоподобным, следует его пояснить. В первые годы советской власти еще допускалась некоторая «демократия» и общественная самодеятельность. Антирелигиозная работа была преимущественно направлена против Православной Церкви, а более мелкие религиозные объединения ещё допускались. Возможно даже, что через такие «легальные» организации власть стремилась выявить наиболее активные элементы общества. Во всяком случае, многие религиозные люди уже и тогда понимали, что все эти «легализации» имеют временный характер. (прим. авт.) Назад

2. Под именем Геннадия Ч. в книги выведен автор. (прим. – Милосердие.Ру) Назад

3. Среди действий Патриарха Тихона по укреплению деятельности братств было учреждение так называемых «благовестников». Он посвящал некоторых молодых членов братств во чтецов, которые должны были помогать священникам – они имели право надевать стихарь, проводить духовные беседы для взрослых или детей и даже проповедовать с амвона. (прим. – Милосердие.Ру) Назад

4. НЭП – Новая экономическая политика – была введена в 1922, заменив «продразверстку» в деревне натуральным налогом. Теперь избытки продовольствия крестьяне могли продавать на базарах. В городе были разрешены кооперативные артели, мастерски и прочие частные предприятия. НЭП продложился до 1930 года, т.е. до начала коллективизации крестьян. (прим. авт.) Назад

5.АРА — American Relief Administration, была организована в Соединенных Штатах в 1921 году под руководством Гувера. Это была благотворительная организация, снабжавшая дешевыми продуктовыми посылками население Советского Союза. Посылки оплачивались родственниками или осуществлялись за счет добровольных пожертвований, собранных в США. (прим. Авт.) Назад
/a

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.