Сегодня мы расскажем вам о неожиданном медицинском бонусе билингвизма. Таких результатов в борьбе с болезнью Альцгеймера не удавалось достичь никакими другими средствами

Что обнаружили канадские ученые

Одно из первых масштабных исследований в этой области провела психолог Эллен Байлисток из Университета Торонто, опубликовав результаты в 2010 году в журнале Neurology. Вместе с коллегами она протестировала более 400 пациентов с болезнью Альцгеймера. Половина из них была билингвами, а половина говорила только на одном языке.

В то время как все пациенты в группе находились примерно на одинаковом уровне развития когнитивной дисфункции, ученые обнаружили, что первые симптомы расстройства у билингвов проявились в среднем на 4-5 лет позже, чем у тех, кто не владел вторым языком. Это означает, что знание второго языка каким-то образом влияло на мозг, помогая ему справляться с теми разрушениями, к которым приводит заболевание.

Более того, компьютерная томография мозга пациентов продемонстрировала, что часто билингвы при более сильном поражении мозга функционируют на одном уровне с монолингвами, чей мозг болезнь захватила в меньшей степени.

Байлисток и ее коллеги считают, что причина такой отсрочки в когнитивной деградации у билингвов коренится в том, что на протяжении жизни они более напряженно используют нейронную сеть, которая называется системой исполнительного контроля. Эта система включает часть предлобной коры и других отделов мозга и является основой комплексного мышления.

Билингвы постоянно обращаются к ней, чтобы предотвратить смешение двух языков друг с другом. Их мозг должен постоянно сортировать множество языковых вариантов, переключаться между лексическими и грамматическими единицами двух языков, обеспечивая гладкое течение речи.

Заметим, что канадское исследование имело дело с естественными билингвами – то есть с теми, кто с рождения находился в двуязычной среде и освоил оба языка в раннем детстве. Сохранятся ли преимущества у тех, чей билингвизм обусловлен более поздним обучением? Стоит ли ради тренировки мозга браться за иностранный язык в зрелом возрасте?

Об этом чуть позже, а пока посмотрим еще на одну работу ученых.

Индийское исследование

Индия – благодатное место для проведения исследований по билингвизму. Здесь с детства люди говорят на хинди и английском, а многие еще и на местных языках и диалектах.

В ноябре 2013 года в журнале Neurology было опубликовано исследование ученых из Хидербадского института медицины, во многом воспроизводящее результаты работы канадских психологов.

В исследовании приняли участие 648 пожилых людей (средний возраст – 66 лет), страдающих от деменции нескольких видов. На двух или более языках говорил 391 участник, остальные были монолингвы.

Ученые обнаружили, что монолингвы продемонстрировали первые симптомы деменции в среднем в возрасте 61 года, билингвы – в 65,5 лет. Для болезни Альцгеймера отсрочка составляла чуть более 3 лет, около 6 – для височно-лобной деменции, 3,7 лет – для васкулярной деменции.

Удивительно, что те пациенты, которые говорили на двух (или более) языках, не умея при этом читать и писать, продемонстрировали сдвиг в наступлении деменции на 6 лет по сравнению с монолингвами! Это доказывает, что образование как таковое не является ключевым фактором, тормозящим дегенерацию мозга. Не оказали влияния и другие факторы: пол, профессия, проживание в сельской или городской местностях.

Но и это еще не все!

Шведское исследование

Интереснейший эксперимент провели исследователи в Шведской академии военных переводчиков. Кадеты прошли 13-месячный интенсивный курс изучения языка (русского, арабского, испанского и других), причем занятия велись целый день с небольшим перерывом в воскресенья, без полных выходных и праздников. В результате к концу курса студенты знали новый язык практически на уровне носителей.

Магнитно-резонансную томографию мозга участники эксперимента проходили перед началом курса и после овладения новым языком. Кроме того, в эксперименте принимала участие группа гражданских студентов, которые также проходили интенсивный курс обучения, но изучали не язык, а другие предметы.

При сравнении томографических снимков оказалось, что определенные области мозга кадетов претерпели изменения в процессе языкового курса, но подобных изменений не было обнаружено у гражданских студентов несмотря на интенсив.

Интересно, что те кадеты, которым язык давался легко, продемонстрировали больший рост гиппокампа, а те, кому приходилось больше трудиться, показали большее увеличение средней лобной извилины, области мозга, отвечающей за моторные навыки.

Результаты приводят к важному выводу: изучение языка благоприятным образом влияет на мозг в любом возрасте. Не обязательно быть естественным билингвом, достаточно хорошо изучить язык, будучи уже взрослым, чтобы дать своему мозгу фору на случай дегенеративного заболевания.

К счастью, дегенеративные заболевания мозга – удел не каждого из нас, а вот возрастное ослабление памяти и когнитивных функций происходит практически со всеми. И здесь изучение языка – причем, в любом возрасте – лучший рецепт поддержания формы, наряду со здоровым образом жизни.

Вот прекрасный пример. Британка Мэри Хобсон из любви к русской классической литературе почти в 60 лет начала изучать русский язык, а освоив его, перевела на английский всего А.С.Пушкина. Сейчас ей за 90, она находится в прекрасной физической форме, умна, красива и социально активна.

Конечно, перевести на родной язык иностранного классика – задача, посильная не каждому и в молодости, а уж тем более в возрасте за 60. Но изучение нового языка доступно каждому. Это занятие не только откроет вам новый мир, но и поможет сберечь старый.

Источники:

Relationship between bilingualism and Alzheimer’s

Learning a Second Language Protects Against Alzheimer’s

Speaking a second language delays dementias, even in the illiterate, study finds

Learning another language ‘could protect against dementia’