Без славы и наград: в прокат выходит фильм «Излечить страх»

30 апреля в широкий прокат выходит фильм «Излечить страх» (авторское название – «Лука») – опыт художественного жизнеописания архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого)

30 апреля в широкий прокат выходит фильм «Излечить страх» (авторское название – «Лука») – опыт художественного жизнеописания архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого).

Кадр из фильма

Этот фильм в точности таков, каким представляешь его себе еще до просмотра, – и это-то, пожалуй, самое печальное. Печально, что при словах «православное кино» сразу воображаешь кич с белыми голубями и золотыми иконостасами – и не обманываешься в ожиданиях. Печально, что современный российский кинематограф больше всего боится подлинной сложности, проблематизации, движения вглубь и раз за разом разбавляет трагедию до олеографии. Печально, наконец, что создатели выдают за полнометражный фильм набор раскрашенных иллюстраций, и сами явно не ощущают подмены.

Киноязыка здесь нет вовсе, а когда его пытаются «изобразить», получается только хуже. Достаточно посмотреть эпизод, рассказывающий о смерти жены Войно-Ясенецкого: на экране возникает огромная снежная пустыня, по которой вслед за Анной Васильевной бежит пытающийся ее догнать муж.

Вместо сюжета – сплошные штампы. Чего стоит одна рамочная конструкция с симферопольским иподиаконом-стукачом, который по заданию местных гэбэшников должен отравить архиепископа, но, выслушав историю его жизни, раскаивается и успевает в последний момент опрокинуть стакан с ядом. Или другой эпизод: в 1919-м хирурга собираются расстрелять, но его спасает – разумеется, опять в последний момент – случайно встретившийся бывший пациент, ныне влиятельный большевик. На финальных титрах звучит песня «украинского Баскова» Юрия Лукьяненко-Годо «Жить и верить», послушав которую, можно понять о фильме абсолютно все: «Жить / И смерти вопреки / Мечту свою нести / Сквозь годы, расстоянья… / Жить / Без славы и наград / И, не страшась преград, / Найти свою дорогу к свету…».

Впрочем, говорить о «Луке» как о произведении искусства невозможно, да, пожалуй, и нечестно. Нынешний фильм, по сути, лишь утрамбованная в 110 минут промоверсия будущего сериала, к съемкам которого создатели намереваются приступить в ближайшее время. Процесс утрамбовки, судя по всему, дался съемочной группе нелегко: сюжетные линии обрываются, не влезшие в ленту фрагменты биографии архиепископа Луки заменяются титрами и закадровым текстом.

Необходимость вместить долгую и чрезвычайно насыщенную событиями жизнь в менее чем двухчасовую картину то и дело оборачивается разнообразными ляпами и конфузами. Сумасшедший ташкентский профессор-физиолог Михайловский поначалу занимает столько экранного времени, что кажется вторым главным героем, но вдруг бесповоротно исчезает из фильма, оставляя зрителя в полном недоумении. Невнятной скороговоркой даются отношения Войно-Ясенецкого с детьми и их судьба. Три «дела» епископа Луки объединены в одно – прием сам по себе вполне допустимый, но в итоге приводящий к исторической фальши: Владыку отправляют в ссылку, верующие ложатся на рельсы перед увозящим его поездом, машинист посылает чекиста, требующего, чтобы состав немедленно тронулся, – эпизод, действительно случившийся в 1923 году, но абсолютно непредставимый в 1940-м, куда он оказался отнесен по воле режиссера.

На самом деле откровенная иллюстративность фильма, слабость композиции, скомканность сюжета, чрезмерный нажим, иногда натуральная безграмотность (трудно представить выпускника классической гимназии и университета Святого Владимира, изучавшего древние языки, использующим словосочетание «единая панацея») — все это полбеды.

Актёр Виталий Безруков в роли Святителя Луки Фото с сайта luka-film.com

Настоящая беда начинается, когда создатели картины пытаются ввести в нее «креатив и драматайзинг». Вот лишь один контрапункт, призванный добавить «драматизма» и «мистики». Эпизод первый: хирург Войно-Ясенецкий встречает в Ташкенте своего соученика, бывшего студента-медика, ставшего священником. Эпизод второй: в разгар гонений на Церковь тот сбривает бороду и бежит, не здороваясь с окликающим его коллегой. Эпизод третий: Войно-Ясенецкий, теперь уже епископ Лука, неожиданно узнает расстригу в… следователе, ведущем его дело, и получает от него в челюсть. Эпизод четвертый: следователь-священник умирает во время допроса, и Святитель успевает принять некое подобие его предсмертной исповеди. Сюжет совершенно невыносимый, с какой точки зрения – хоть исторической, хоть художественной – ни посмотри. Не случайно сценарист пожелал остаться неизвестным – в титрах его фамилия отсутствует, а продюсер фильма в ответ на прямой вопрос начинает краснеть и произносить загадочные фразы о коллективном творчестве.

Впрочем, как в старом анекдоте, есть и «хорошая новость». «Лука» – фильм без «тенденции». Здесь нет хорошего Сталина, освобождающего хирурга-епископа из ссылки и награждающего его премией своего имени, нет аллюзий на «крымский вопрос» и прочие злободневности. Это в меру честная иллюстрация, сглаживающая острые углы, но лишенная какого бы то ни было актуального идеологического подтекста. За это создателям фильма можно сказать «спасибо».

Режиссер-постановщик: Александр Пархоменко
В ролях: Виталий Безруков, Андрей Саминин, Екатерина Гусева, Александр Яцко, Алексей Шевченков, Владимир Гостюхин и др.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться