Работа бэби-боксов по-прежнему обсуждается, сторонники так и не договорились с противниками, а тем временем детей уже начали в них оставлять

Работа бэби-боксов по-прежнему обсуждается, сторонники так и не договорились с противниками, а тем временем детей уже начали в них оставлять

бэби-бокс

С виду это помещение похоже на круглосуточный банкомат. Два метра пространства, прочная дверь. При выходе дверь автоматически блокируется. Пронзительный сигнал моментально поступает на пульт дежурного медперсонала. Это означает, что в бокс положили ребенка.

Именно так и произошло в конце ноября 2011 года в Сочинском перинатальном центре. Новорожденная, подброшенная около полуночи в первый в России бэби-бокс, была завернута лишь в тонкое одеяло. Девочка, весом 3500 граммов и ростом 54 сантиметра абсолютно здорова. Несколько недель спустя младенца передадут в дом малютки.

Первые в России беби-боксы были установлены в пяти городах Краснодарского края осенью 2011. Столько же времени функционирует бэби-бокс, расположенный в Перми. За долгие годы работы в сфере ЖКХ Президент Пермского благотворительного фонда «Колыбель надежды» Елена Юрьевна узнала много ужасающих фактов, о которых, по ее мнению, никто не догадывается на уровне местного самоуправления. Количество трупов новорожденных, найденных в мусорных баках, заставило Елену направить все свои усилия на открытие в Перми бэби-бокса, куда можно отдать ребенка анонимно, не утруждая себя даже подачей заявления об отказе. Не обошлось без трудностей, мнения «за» и «против» перевешивали друг друга то в одну, то в другую сторону. Прохождение согласований документации, поиск благотворителей, закупка и установка оборудования заняли не меньше года. Когда до открытия оставались считанные месяцы, в августе в мусорном контейнере напротив дома Елены вновь был найден умерший младенец.

«Самый главный результат работы бэби-боксов — это когда они пусты, — считает Елена Котова, — беби-бокс – это запасной выход, он всегда должен быть, и, возможно, в какой-то момент он спасет жизнь. В нашем бэби-боксе развешены номера телефонов как православных священников и представителей разных конфессий, так и психологической, экстренной круглосуточной помощи, даже лично мой телефон указан. Прежде всего, мы ориентируем женщину на то, чтобы она отказалась от шага, делающего ее ребенка сиротой. Мы делаем все для того, чтобы женщина поняла, что в этом мире она не одна. То, что ей сейчас может казаться очень страшным, некоторое время спустя будет выглядеть иначе. Но если никто не помог, и она не справилась с ситуацией – в этом случае она может пойти в бэби- бокс. Потому что из него она может, при желании, вернуть себе ребенка путем ДНК идентификации, а из мусорного ящика она его себе не вернет».

Рассуждая о причинах, побудивших женщин к такому шагу, Елена Котова отметила, что на самом деле никто не знает, какие у каждой конкретной женщины были обстоятельства, заставившие ее прийти в бэби-бокс или, хуже того, убить ребенка или оставить умирать его на свалке мусора. «Конечно это грех, и ей с ним жить, но это грех и всех нас, нашего современного общества. Такие случаи ведь происходят ни где-то на другой планете, а в нашей жизни. Причем, раньше, в пресловутые советские времена, таких случаев вообще не было, а сейчас их далеко не единицы. Может быть, мы стали более холодными и равнодушными?»

Сама идея бэби-боксов далеко не ноу-хау в России. Многие монастыри, а также зажиточные семьи принимали младенцев, подброшенных им под двери, еще в дореволюционные времена. И все-таки ребенок бэби-бокса – это ребенок, которому была спасена жизнь, или тот, кто слишком легко стал сиротой? Сделала ли бы действительно такой шаг женщина, которой вовремя помогли?

«Критиковать, конечно, все умеем, мы этому очень хорошо научились. А как помочь? – продолжает рассуждать Елена Котова. — Хочу отметить одну важную вещь: у пьяниц дети – это источник дохода, они никогда не будут их убивать и не принесут младенцев в бэби-боксы. Как правило, приносят женщины, у которых уже есть дети, а когда рождается еще один, они понимают, что их не прокормят, вот что страшно. Чаще всего, такая женщина боится, что все останутся в нищете, а, следовательно, у нее отнимут и других детей. Из-за социальных условий, из-за незащищенности, женщины идут на ужасные, за гранью понимания шаги. Давайте рассмотрим все как есть. Допустим, пришла женщина на позднем сроке с мотивацией к аборту в больницу. Там ей сказали, что срок большой. И все. Про нее все забыли. Почему ни у кого не срабатывает мысль о том, что эта женщина продолжает где-то быть? У многодетных мам детей забирают из-за бедности, и вдруг она рожает еще одного. Что ей делать? Прощаться со всеми детьми? А убила бы она этого ребенка, если бы знала, что его можно анонимно отдать в бэби-бокс? Органы опеки задают таким женщинам один вопрос: “Зачем рожала, если прокормить не можешь?”. И забирают всю гвардию».

Объясняя суть и значение работы бэби-боксов, Елена Котова подчеркивает, что бэби-бокс не решает задачу под лозунгом: «Давайте забирать детей». «Это самый отвратительный призыв, который на сегодняшний день фигурирует. Бэби-бокс говорит о том, что у женщины есть выход. А когда начинается осуждение женщин, которые отказываются от своих детей, это загоняет людей в угол. Осуждать можно бесконечно, но лучше предложить конкретную помощь, если оставить ребенка не получилось».

В качестве положительного опыта Елена Котова привела работу бэби-боксов в Латвии, они функционируют там с 2009 года. За три года существования латвийские бэби-боксы приняли 12 новорожденных, одна мама вернулась и забрала своего ребенка назад. В большинстве своем, это были ухоженные здоровые младенцы. Латвийские представители утверждают, что бэби-бокс – это сознательный шаг. Большинство женщин несколько раз заранее приходят и изучают бэби-бокс, и, все тщательно обдумав, приносят в него ребенка. Но еще большее количество женщин, не попадающих под цифры точной статистики, в конце концов, передумывают и не отдают ребенка.

«Для меня самая лучшая статистика – это пустые бэби-боксы и пустые мусорные баки, — говорит Елена, — если бы мы открылись на несколько месяцев раньше, ребенок, который был найден на помойке в августе, был бы жив. Я плакала. А представители администрации говорят о том, что у нас ничего подобного нет. То есть они даже не знают об этих вещах. Согласна с тем, что бэби-бокс – это не полное решение социальных проблем, а всего лишь один из инструментов. Не стоит питать иллюзии по поводу того, что одной таблеткой можно вылечить все болезни».

Как читает Елена, бэби-бокс заставляет поднимать на поверхность проблему убийства младенцев. «Раньше говорили так: это немногочисленная проблема, сколько там трупов? Единицы! Ну и ладно, статистику эти цифры не портят. А сейчас, посредством бэби-боксов, может быть, мы обратим внимание на такие случаи? Защитим женщину, поможем ей. Конечно, женщины бывают разные, их поступки иногда совершенно невозможно понять. Но ведь ребенок не виноват в том, что он зачат в чреве этой матери? А сознательные люди должны протянуть руку помощи и пусть этот ребенок просто живет. Матери, которые кладут детей в подъездах, в магазинах – они их там оставляют для того, чтобы сохранить им жизнь. Но при этом попадают под риск уголовной ответственности. Для этой категории женщин, конечно, лучше положить ребенка в бэби-бокс».

Елена Котова рассказала, что для установки беби-бокса не нужно специфического оборудования. Необходима всего лишь безопасная дверь с автоматической блокировкой. Через 15 секунд после того, как ребенка положили, поступает сигнал на пульт медсестры. Сама стоимость бэби-бокса ориентировочно составляет 6 тысяч евро. Но сейчас можно производить бэби-боксы в России, чтобы удешевить процесс. Место для установки бэби-бокса должно быть не публичное, и в то же время удобное для того, чтобы медперсоналу можно было быстро сориентироваться. И, конечно же, бэби-бокс должен примыкать к перинатальным центрам, роддомам, где круглосуточно находятся неонатологи, способные оказать необходимую помощь младенцу.

Президент благотворительного фонда рассказала и о том, как проводится информирование населения о бэби-боксах. «Мы информируем людей всеми доступными нам способами, но не только исключительно о боксах. Сообщаем о том, что если мама оказалась в тяжелой ситуации, то она может обратиться по телефонам тех организаций, где ей обязательно помогут. И уже в самом конце дается информация о бэби-боксе, как о варианте крайней необходимости. Мы так и пишем: “Если перед тобой выбор: убивать или нет – лучше оставь ребенка в бэби-боксе”. Но все-таки основная мысль сводится к тому, что ребенку лучше всего быть с мамой».

Где можно получить информацию? «Где угодно, — отвечает Елена Котова, — в большинстве случаев об этом можно прочитать на обратной стороне квитанций по оплате ЖКХ, также задействуем все доступные инфоресурсы: подключаем СМИ, распространяем листовки, флаеры, информация поступает и через социальные службы».

Президент благотворительного фонда «Колыбель надежды» уверена, что бэби-боксы не приведут к увеличения случаев отказа от ребенка. «Они приведут к уменьшению детских смертей. Бэби-бокс – это не позор города, это альтернатива смерти».

За 2011 год в Пермском крае были найдены 7 трупов младенцев. За месяц существования бэби-бокса – ни одного.

Руководитель Московского благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям» Елена Альшанская скептически относится к практике внедрения бэби-боксов. «Да, я знаю про девочку, которую подбросили в Сочинский бэби-бокс, но хотелось бы задать один вопрос: “А знает ли кто-нибудь, что с ее мамой?”. Почему она это сделала? Может быть, этой маме можно было помочь? Мы так радуемся нахождению здорового младенца, которого можно усыновить, что забыли про то, что случилась огромная трагедия. Мама и ребенок были разлучены по неизвестным причинам. Не всегда эта мысль в нашей стране понимается объективно. Очень часто это происходит по причинам от мамы не зависящим, потому что она попала в какую-то очень тяжелую ситуацию, с которой не смогла справиться одна. А так как способов выхода из ситуации женщина не нашла, она вынуждена сохранить жизнь своему ребенку, подбросив в бэби-бокс. Никто не знает, что это за мама, никто не знает ее реальную ситуацию. Люди, пишущие о том, как замечательно, что она его не убила, с одной стороны, имеют какое-то рациональное зерно, но с другой стороны, те мамы, которые готовы своего ребенка бросить в снег и совершенно не думать о сохранении его жизни, никогда, не приложат лишних усилий для того, чтобы этого ребенка донести до бэби-бокса. Основная группа мам, им пользующихся – это женщины, которые волнуются о здоровье своего ребенка, но просто по каким-то причинам понимают, что лично они не могут обеспечить ему достойного ухода. Это женщины, нуждающиеся в помощи, но от них отвернулись. У нас, к сожалению, слишком большой процент женщин, любящих своих детей, но не имеющих возможности их вырастить, и поэтому они решаются на отчаянный шаг. Мамы кладут здоровых чудесных детей в боксы, деятельность которых, считаю, нужно приостановить.

В роддоме, когда мама официально отказывается от ребенка, ей дают время на обдумывание. В практике же бэби-боксов практически нет шансов на возврат ребенка, за исключением идентификации по анализу ДНК. Но если есть средства на такую дорогостоящую процедуру, если есть столько лишних денег, не легче ли обеспечить психологами роддома, обеспечить центры временного проживания для мамы с детьми? Наслышана о том, что в бэби-боксах развешена информация о том, куда женщина может обратиться в своем отчаянии, но она в таком состоянии мало что читает. Кроме этого, между данными объявлениями и реальной работой с живым человеком лежит целая пропасть. Это такая веселая забава. Да, это интересно, но никакого особого смысла в бэби-боксах не вижу. Думаю, что лучше на месте бэби-боксов установить центры временного проживания и действенной помощи. Бэби-бокс — это милая дополнительная рюшечка профилактики. Например, мамы, которым лень написать отказ, понесут ребенка в бокс. Да, им, несомненно, будет легче и комфортней. Считаю, что бэби-бокс будет существовать как нормальная система, если все остальные элементы защиты необеспеченных матерей будут функционировать. А пока – слишком много ошибок, слишком много опасности».

Руководитель православного медико-просветительского центра «Жизнь», председатель Общероссийской общественной организации «За жизнь и защиту семейных ценностей» протоиерей Максим Обухов приветствует практику бэби-боксов: «Многие критики этой идеи почему-то предполагают, что бэби-боксы мало дают результатов, детей очень мало поступает, а, следовательно, они не нужны. Но представьте себе, одного ребенка спасли, а вся страна об этом говорит. Изначально эта идея была задумана как профилактика инфантицида. Таких случаев в нашей стране несколько сотен в год. То есть почти каждый день или через день в России происходит случай убийства ребенка матерью, часто по причине послеродового психоза. У одинокой матери, которой просто некуда бежать, не выдерживает психика, она на какое-то время становится неадекватной. Но материнский инстинкт у женщины довольно-таки сильный, и обычно матери убивать собственных детей не хотят. Бэби-бокс дает им возможность сохранить жизнь ребенка. Почему нет? Если два-три-пять таких детей на всю страну спасется – это уже будет иметь огромное моральное значение. Провоцировать сиротство бэби-боксы не будут никоим образом. Если количество детей в бэби-боксах увеличится, то только за счет уменьшения инфантицида. Есть два варианта: либо инфантицид, либо оставление ребенка в бэби-боксе. Хотелось бы пожелать, чтобы практика бэби-боксов была неким стандартом, чтобы в каждом крупном городе хотя бы при одной клинике был бэби-бокс. В христианском обществе всегда были места, куда можно было принести ребенка, это было традиционно. Все доводы против, которые мне приходилось слышать, о том, что якобы в этом случае никто не думает о маме – сплошная риторика. Нужно понять, что инфантицид – это случай исключительный. Экстремальный случай. Случай катастрофы. У женщины может быть какой угодно побудительный мотив, но она так решила. Задача узкая: предотвратить инфантицид. Этих детей будут единицы. Расходы – минимальные. Спасенные жизни – бесценны».

Елена ВЕРБЕНИНА