Коллекция «Дорогие мои старики» создавалась не для того, чтобы отжать слезу. Но с людьми вдруг случилось что-то доброе

Сначала я сшила семью Колхозника

Первой куклой Ирины Верхградской из Новосибирска была Людка, которую сшила для Иры мама.

Времена были советские 50-е, покупать игрушки еще считалось «баловством».

И когда позже у Иры появилась магазинная красавица, Людка оставалась любимицей и каждую ночь засыпала рядом с хозяйкой.

Но однажды с Людкой все же пришлось расстаться — Иру по скорой увезли в больницу, Людку туда не пустили. Тогда в утешение старшая сестра сшила для младшей крошечную куклу с приданым. Сегодня Ирина не помнит имени тряпочной малышки, зато помнит, что та на долгое время стала для нее центром всех игр.

— Я, как заведенная, шила кукле одежду, одеяла, подушки, а потом вдруг — попросила у сестры сшить кукле маму, папу, бабушку, и подружек. Но вскоре сестра сказала: давай сама. И я стала учиться. Когда я нашила кукле большую семью, перешла к другим персонажам. Я уже была подростком, в куклы не играла, но шить многочисленных человечков мне очень нравилось.

Сшила семью Колхозника, связала для них полосатые половики и дорожки (попутно освоила смежные техники), а старший брат сделал для них кровать из проволоки. На кровати в кукольном доме лежала куча подушек и лоскутное одеяло, — все из разноцветных кусочков не больше 1.5 см, — я тогда так намучилась с этой мелочевкой, что до сих пор не могу ее повторить. Мои подружки уже бегали на танцы, а я сидела дома и шила, шила.

Ирина Верхградская

После школы Ирина не рискнула пойти учиться в вуз на художественное отделение. Говорит — страшилась больших размеров, хорошо рисовала только миниатюры.

Да и никто не поддержал желание стать художницей, — родным это показалось «непрактичным». Ирина пошла работать с книгами, книги – предмет знакомый, Ира выросла в библиотеке, где работала мама. Начала с низов: ученица в книжном магазине – товаровед — заведующая магазином. Вышла замуж, родились дети.

И вот однажды мама принесла Ирине книгу редкого издания — «История костюма». И все: Ира вернулась в кукольный мир.

Деды Морозы, пираты, и, конечно, Принцесса

Сын и дочь родились перед перестройкой. Как вспоминает Ирина, полки в «Детском мире» тогда были заставлены железными грузовиками, лопатками, резиновыми мячами, игрушечной посудой.

Ирине захотелось удивить детей, и она в ночь перед Новым годом сшила им двух одинаковых Дедов Морозов и двух Снегурочек, а потом еще двух клоунов и двух пиратов.

«Дети играли ими круглыми сутками. Постепенно появлялись новые персонажи: милиционер, водитель, доктор Айболит, мама с малышом, индианка в красивом сари (по телевизору тогда шла «Гита и Зита»), а потом дочка попросила сделать ей Принцессу, ведь пиратам надо было кого-то похищать».

Принцесса в кружевах и положила начало большой кукольной коллекции. Интернета и книг по созданию кукол еще не было, Ира сама искала, подбирала, находила технику кукольного дела.

Так возник ее новый мир, а в нем — герои детских книг, детская историческая мода, национальные костюмы разных стран. Случайно родилось очень точное его название – «Маленький мир».

Однажды, когда Ирина выступала с куклами в школах, одна девочка прямо во время выступления вытянула палец в сторону куклы и воскликнула: «Она на меня смотрит!»

«Продайте!» — «Не продам!»

Куклы Ирина делает из пластика и искусственного шелка. Это ювелирная работа, размер кукол – 14-16 см, а их детей и того меньше – 4 см.

Одну куклу Ирина может делать до месяца – нужно разрисовать лица, вылепить морщинки, одеть, обуть. Одежду и обувь для кукол Ирина шьет из подручных материалов, лоскутков.

Когда в середине 90-х у Ирины начались выставки, а магазины тканей стояли пустые, люди сами передавали Ирине пакеты: «Звонят из музея: «Вам принесли из ателье пакет с обрезками».

— Я все бросала и бежала. Эти кусочки были для меня лучшим подарком. Сейчас все можно купить, но если что-то сейчас приносят, я возьму, конечно».

Коллекционеры — посетители выставок неоднократно обращаются к Ирине с просьбой: «Продайте!». А она не продает, и копии тоже делает редко. «Мне трех жизней не хватит, чтобы все заказы выполнить. Но я хочу, чтобы все мои куклы были в одном месте, чтобы люди на выставках их видели».

На все выставки Верхградская возит куклы сама (обычно выставляется от 200 до 300 кукол), сама и расставляет. А еще, понимая, что в Новосибирск смогут приехать не все желающие, Ирина выкладывает свои работы в соцсетях.

Попасть в нерв

Тема стариков у Ирины появилась случайно.

Лет 10-12 назад она сделала фигурку бабушки, сидящей на скамейке, – вроде как на солнышко вышла греться. Бабушка под солнцем в соцсетях вызвала взрыв, — с обратной связью.

Одна поклонница писала: «Я смотрела на эту фигурку весь вечер. Легла спать, но не могла заснуть, снова включила компьютер и стала смотреть на эту бабушку».

Так стали появляться «Дорогие мои старики». Самой Верхградской на тот момент было 50 с небольшим. Герои в коллекцию приходят по-разному:

«Бывает, в автобусе еду, вижу людей на остановке, кто-то из них цепляет взгляд. Так получился почти дословный портрет бравого пенсионера, на морозе в расстегнутой куртке. Иногда я героев придумываю, например, разговор бабушки с внучкой. Почему-то представила одинокую бабушку, у которой единственная радость в жизни – смотреть на своих внуков, на фотографиях».

Кукольный дом. Герои Ирины Верхрадской не одни лишь старики, но и дети, подростки, собаки, домашние животные

А однажды родилась и исполнилась невеста у кровати бабушки. Ирина просто представила: у внучки свадьба, а бабушка уже не может на ней побывать, из-за слабости. Поэтому внучка в свадебном платье приезжает к бабушке.

Сами собой возникли и Дома престарелых, ведь там, где старость, и покинутость, и сердечная боль. Иногда образы героев приходят из воспоминаний — жизнь за плечами большая, многое придумать. «Когда я леплю стариков, думаю о маме, она у меня дожила до 90 лет».

В коллекции кукол-старичков для Ирина заключена мысль, которую она поняла с годами, а теперь транслирует: «Молодости очень много надо, чтобы быть счастливым. Запросы большие, стремления дерзкие. А в старости, мне кажется, человек ощущает себя счастливым от простых вещей. Хорошая погода, любимый сериал – замечательно. А если кто-то позвонил или в гости пришел – вообще счастье.

В каждом возрасте свои удовольствия, и в старости они тоже есть. Для меня это возраст принятия, спокойствия какого-то. Не нужно никуда бежать, что-то доказывать».

Раз тапочки стоят – не фатально все

Тапочки стоят

Под фотографиями в соцсетях молодые часто пишут Ирине: «Ой, как страшно, как тяжело, не хочу стареть». А есть и другие реакции: «Я теперь не боюсь стареть, у вас старики такие милые, такие спокойные».

Да, беспомощность и одиночество – спутники старости. Но ведь не только. Один мужчина поделился: «Утром я поссорился с отцом, посмотрел на фотографии ваших кукол, поеду мириться».

А в самой вроде бы безнадежной жанровой сценке, — с лежачими стариками, Ирина всегда подставляет им тапочки под кровать:

— И мне легче. Ведь кто-нибудь же догадается, что — раз тапочки стоят, значит, не фатально все. Человек полежит, отдохнет и будут жить дальше.

Фото: vk.com