Самый титулованный российский шахматист Анатолий Карпов проводит партии офлайн и онлайн-игры для заключенных и объясняет, почему в шахматы полезно играть в тюрьмах

Спортивные шахматы сейчас на подъеме — после противостояния Сергея Корякина и Магнуса Карлсена  в борьбе за титул чемпиона мира их снова обсуждают, о них пишут и снимают сюжеты для ТВ.

Впрочем, насовсем шахматы в России никуда и не уходили — в них играли и продолжают играть в самых неожиданных местах — например, в тюрьмах и колониях, причем не как-нибудь, а под руководством самого титулованного российского и советского шахматиста Анатолия Карпова.

Шахматы – это не только игра для умных, но и социализация

— В интервью Владимиру Познеру, отвечая на вопрос о том, что бы вы сказали Богу при встрече, вы предложили такую фразу: «Я просто служил людям». То есть не шахматы, не победы и титулы, а служение людям — главное в вашей жизни?

— Для меня это по-прежнему актуальная формулировка, и тогда я был искренен. Да, не отрицаю, что добился чего-то сам, но эти победы теперь помогают мне помочь другим.

— Ваша деятельность в тюрьмах — часть помощи другим? Для чего вам это?

— Там тоже люди. И есть шанс вернуть их к нормальной жизни. Шахматы — это такая ниточка в наш мир, то, что может помочь. То, что я могу им дать.

Когда в 1999 году я стал членом Попечительского совета при Федеральной системе исполнения наказаний, мы сделали специальную социальную программу. Одна из ее целей: не просто поддержать заключенных, но сократить число повторных попаданий в тюрьму тех, кто уже раз отсидел.

Когда мы только начинали, даже тогдашний министр юстиции Юрий Чайка был настроен скептически. Какие еще в тюрьме «шахматные турниры»!

Но уже через несколько месяцев после старта программы он выпустил постановление, где обязал всех руководителей мест заключения поддерживать и самостоятельно организовывать такие мероприятия.

— Не поняла, как связана древняя интеллектуальная игра с уменьшением числа рецидивистов в российских тюрьмах?

— Шахматы в тюрьме — это не только игра, занятие на время заключения. Хотя здесь важна и игра сама по себе, потому что шахматы дисциплинируют и ум, и чувства, учат выдержке: умению обращаться с эмоциями, умению думать, а потом действовать, умению рассчитывать свои действия,  программировать, приучают к вариативности вместо упертости и много чего еще.

В начале славных дел: никаких компьютеров, из электроники только радиоприёмник. Фото с сайта chesswood.ru

Но шахматы – это еще и социализация: вышел человек из тюрьмы, помыкался, жена с ним развелась, работы не нашел, друзей нормальных не нашел, закрутился и опять попал в тюрьму. А тут шахматный клуб – и он готов помочь такому человеку. На счастье, у нас шахматные организации очень сильные во многих регионах, и сеть очень разветвленная.

Человек, оказавшись на свободе, если не может найти место работы, всегда может прийти в шахматный клуб, найти там временную работу, — а это уже немало!

Партия оф и онлайн

— Ваши соперники благодарят вас за такой уникальный шанс? Все-таки с чемпионом мира играют!

— Конечно! Вот не так давно я начал давать сеансы по интернету. Это, кстати, тоже было своего рода откровением, потому что раньше ради таких матчей приходилось порой конвоировать людей из одного места заключения в другое. А тут никуда ехать не надо, кроме того, можно еще и на личные темы пообщаться.

Был один человек, он сидел в Нижнем Тагиле, по сети мы играли с ним трижды в течение трех лет. И вот мы играем третий сеанс, а он говорит:

«Анатолий Евгеньевич, я так рад, что мне довелось с вами сыграть. Но больше такого шанса у меня не будет, я скоро выхожу на свободу».

Он даже с сожалением это говорил…

Особенности шахматистов высокого класса

— Мозг шахматиста похож на компьютер? На сколько шагов вперед надо просчитывать партию?

— Класс шахматиста оценивается не глубиной просчета вариантов, а грамотной оценкой ситуации. Невозможно все до конца просчитать. Один шахматист останавливается после четвертого-пятого хода, кто-то считает и дальше.

Но в целом правильная оценка ситуации — это главное достоинство шахматиста высокого класса.

В жизни шахматист тоже использует свои способности и его главное преимущество — умение собрать и обработать информацию, одновременно прогнозируя, что может случиться.

— Все это очень рационально. А импульсивные поступки вам свойственны?

— Импульсивные поступки в шахматах не очень приветствуются, потому что человек, зараженный импульсивным настроением, чаще совершает ошибки, нежели человек, трезво контролирующий ситуацию.

И в жизни это правило справедливо. Импульсивность не ведет к глубине и точности. Может быть, она и убыстряет процесс, но нет никаких гарантий, что он пойдет в правильном направлении.

Анатолий Карпов и испанский художник Сальвадор Дали (Нью-Йорк, 1979 год). Фото с сайта chesswood.ru

Другое дело – интуиция. Без нее в шахматах никуда, особенно в цейтноте, когда времени на раздумья нет. Меня интуиция не раз выручала.

— Как вы сами поняли, что у вас шахматный талант?

— Поначалу я особенно не понимал — просто играл в свое удовольствие. А все окружающие говорили: да, талант.

В мое время была очень правильно организована среда для обучения шахматами. Была продуманная и отстроенная система, дававшая шанс молодым продвинуться. Тренеры могли выловить ребят на раннем этапе, а потом передавали в более опытные руки. Сейчас мы систему потеряли – из-за чего и массовость шахмат ушла.

Во времена, когда я учился играть, колоссальное внимание уделялось не только тренировкам, но и истории шахмат. Игрались и разбирались все значимые партии, даже те, которые проходили в XIX веке, например. Был, скажем, такой гениальный тактик, американский шахматист Пол Чальз Морфи. Я учился на его примере. Сейчас, к сожалению, к истории шахмат относятся иначе, и себя обделяют. Потому что если хочешь стать настоящим шахматистом и добиться успеха, надо пройти все этапы развития игры.

Меня крестили тайно

— Поговорим про милосердие? Как вы думаете, что такое — доброе дело?

— Когда ты делаешь доброе дело, ты сам становишься лучше. Неважно, благодарят тебя или нет. Ты чувствуешь, что в конечном итоге сделал что-то доброе себе.

— У вас есть свой антидот медным трубам, славе, восхвалению?

— Я всегда был в делах, и это меня спасло. Потому что если человек начинает думать о своем величии и славе, то он быстро уходит в другой мир, который имеет мало общего с реальностью. А я всегда был чем-то занят здесь, в этом мире. Ну, стал чемпионом мира в очередной раз — хорошо! Надо делать все для того, чтобы еще раз стать чемпионом мира.

— Шахматы – для умников – всегда так говорят. Разве это не создает почву для избранности, отделенности себя от «среднячков»?

— К сожалению, глупые люди встречаются на любом уровне, среди самых «умных», так уж по теории вероятности получается.

Матч на звание Чемпиона мира по шахматам 1985 года: Гарри Каспаров — Анатолий Карпов. Фото с сайта kasparov.com

И для меня важно не показать человеку неумному, что он не умен — это делу никак не поможет, а его унизит.

Просто общаясь с таким человеком, стараюсь помнить, что его восприятие, отношение, участие будут на соответствующем уровне, и не ожидать от него большего.

— Многие умные мужчины говорят, что верить в Бога им мешает разум. Вам мешал?

— Нет. Я человек верующий, православный. Меня крестили в 1953 году, незадолго до смерти Сталина. Это было тогда не очень популярно, но я очень болел, и доктор сказал родителям, маме — отец был членом партии и, конечно, этого бы не одобрил, — что сын может умереть и надо бы покрестить. Мама посоветовалась с бабушками, те подтвердили, что это будет грех большой, если ребенок умрет некрещеным. Так меня и покрестили тайно. Церковь эту потом снесли, но мне известно место — на берегу реки Каменки в Златоусте, на моей родине.

Любопытно, что став в 1982 году президентом Фонда мира, я принимал участие в программе по восстановлению церквей — тогда храмы постепенно стали возвращать верующим. Известно, что советское государство обязывало Русскую православную церковь жертвовать в Фонд мира то, что она сама получала от прихожан. Мы сделали очень многое в этом направлении, и круг вот так своеобразно замкнулся, то есть Фонд фактически вернул средства, некогда полученные от Церкви.

Зачем шахматы женщине

— Вы, скажем так, программируете шахматное возрождение?

— Думаю, что той золотой эпохи шахматной не вернуть, хотя ясно, что изменения сейчас происходят, и это изменения к лучшему. Скажем, программу шахматного факультатива в школе поддерживал, министр образования Филиппов. Ну а матч Карякина с Карлсеном тоже дал свой импульс.

— Девочек вы тоже советуете учить шахматам?

— А что же, им умственное развитие не нужно? Шахматы, как я уже говорил, дают основы стратегии, плана. Все это необходимо для изучения других предметов — просто в шахматах это наиболее сконцентрировано, чем, например, в математике. Ведь в шахматах как — если у тебя нет плана, то ты партию проиграешь. Учиться планировать – искусство!

— Ваши дети — ни сын, ни дочь — не играют в шахматы. Это огорчает?

— Нет, для меня главное, чтобы они занимались любимым делом и проявили себя в этом. Не важно, что это за сфера. Я считаю, что обществу нужно стремиться к тому, чтобы каждый ребенок — а я уверен, что каждый ребенок в чем-то талантлив – мог раскрыть свои способности. Чем больше людей будут заниматься любимым делом, тем более успешным станет общество.

Анатолий Карпов — советский и российский шахматист, двенадцатый чемпион мира по шахматам, обладатель множества титулов и наград, среди которых девять шахматных «Оскаров». Дважды женат, двое детей — сын Анатолий, дочь Софья. В настоящее время — депутат Государственной думы от партии «Единая Россия». Возглавлял советский Фонд мира, ведет активную общественную деятельность. Автор почти ста книг по теории игры в шахматы, общественной работе и алгоритмам принятия решений. Собирает марки, обладает одной из самых ценных в России коллекций.

Фото предоставлено пресс-службой Анатолия Карпова