В России появилась целая культура подмены институтов государственной системы альтернативными. Государству от этого проще: НКО выполняют за него его работу. Это — опасная тенденция

На днях я прочитал статью одной юной девушки, где та призывает для преодоления государственных трудностей создавать альтернативные детские сады, школы и т.д. Еще неплохо, видимо, подумать об альтернативных детских домах и тюрьмах — там тоже проблем выше крыши. То есть, девушка призывает создавать то, что будет существовать параллельно пусть худой, но организованной системе.

Это сегодня распространенная тенденция: создать нечто отдельное, чтобы «так просто» решить проблему тех же социальных групп. Довольно опасная тенденция, так как приводит к девальвации ценностей гражданского общества – производить изменения внутри государства, за счет влияния и сотрудничества. Да, это довольно сложный труд, он не так заметен как строительство еще одного, пусть даже благополучного, но гетто. Никто не гарантирует, что эти услуги будут существовать долго, альтернативные организации не вписываются в законодательство, нормы и стандарты качества жизни.

В России даже появилась целая культура подмены функционала государственной системы, увлеченность НКО, проектами и программами, якобы замещающими недостающее в государстве. От этого государству только лучше, и проще, так как НКО выполняют за него его работу, не давая при этом обратной связи. Отчего бы, создав проект, не показать официальным структурам его эффективность, предложить и внедрить? Но нет, благотворительные фонды уже спешат к новой «вкусной» задумке — чтобы похлопали по плечу коллеги по цеху. А государство так и не узнает, что есть иные алгоритмы и технологии в работе с социальными группами.

Общественные институты заигрываются в спасителей, не желая стать трансляторами проблем в госсистеме. Видимо, опять же еще и потому, что зависят от того же государства, щедро кормящего общественный сектор грантами. Тем самым подмывая главное, что должен делать общественный сектор: влиять на власть всеми возможными путями. Но даруемые государством ресурсы не позволяют многим НКО понять, что имей они другую степень влияния, создавать нечто альтернативное и временное не надо было бы.

Между тем, методов и способов изменить социальную (и не только) реальность множество. К примеру, более активная работа НКО и фондов со СМИ, взаимовключенность в процессы обсуждение норм и стандартов, законодательных актов, создание переговорных площадок, где было бы можно не только говорить о трудностях, но и предлагать новые технологии работы. Общественные организации могут создавать методические пособия лучших практик, которые были бы предложены для внедрения в работу тех институтов, которые не срабатывают или отстают.

Важно продвигать свежее законодательство на уровне проблем социальных систем и групп, искать новые юридические нормы, меняющие их жизнь в лучшую сторону. Тут необходимо активнее использовать добровольческие силы для проведения независимых масштабных срезовых и средовых исследований, дающих реальную картину жизни той или иной социальной группы. Они же могут отслеживать неудовлетворительную работу служб и государственных учреждений — для быстрой реакции на те или иные недочеты. Естественно, должны найтись и люди, за которыми могут пойти те, кто хочет менять страну — не проектами, а собственным сознанием. Люди, имеющие представление о проблеме и способах ее решения, люди с высокой гражданской активностью. Люди открытые, светлые, лишенные корысти, верящие в то, что делают. Они есть среди нас, как есть и альтернатива нашему будущему. Надо только не молчать и самим стать иными, изменить свое отношение к происходящему вокруг.