Как хочется иногда заглянуть за грани дозволенного. Обычно человека что-то сдерживает. Но некоторые полагают себя исключительными, считают, что им можно все. Судьба их бывает плачевна

Александр Богданов. Фото 1904 года с сайта snuproject.wordpress.com

Демонический доктор

Александр Александрович Богданов (он же Малиновский, Вернер Рядовой, Максимов, у демонической личности должно быть несколько звучных фамилий) родился в 1873 году в городе Соколка тогдашней Гродненской губернии, в семье народного учителя А.А.Малиновского. Значит, именно Малиновский – настоящая его фамилия.

Сызмальства отличался от сверстников незаурядным умом. Гимназию окончил с золотой медалью, поступил на физико-математический факультет Московского университета, увлекся революционной деятельностью. Был сослан в Тулу, где примкнул к рабочим кружкам.

В 24 года издал (под псевдонимом Богданов) «Краткий курс экономической науки», которую хвалил сам Ленин. Да что там Ленин, книга молодого человека вышла настолько удивительно проста, что сделалась своего рода экономическим ликбезом для всех революционно настроенных граждан. Что-то наподобие нынешней серии «для чайников».

«Экономической науки» было мало. Окончил экстерном медицинский факультет Харьковского университета. В медицине Александр Александрович тоже не ограничился обычным ученическим дипломом. В год окончания университета он написал книгу «Основные элементы исторического взгляда на природу». Уже как философ-естественник, каковым он себя, безусловно, считал.

Конечно, Богданов не собирался становился простым доктором, который облегчает людям их страдания. Хотя подобные попытки были, в том числе с известным философом Бердяевым.

Николай Александрович вспоминал: «Курьезны были мои отношения с А.Богдановым… По первоначальной своей специальности он был психиатр… Я заметил, что он мне систематически задает непонятные вопросы, как я себя чувствую по утрам, каков сон, какова моя реакция на то или иное и тому подобное.

Выяснилось, что склонность к идеализму и метафизике он считает признаком начинающегося психического расстройства, и он хотел определить, как далеко это у меня зашло».

Даже в роли доктора Богданов сильно отличался от своих коллег. Но главным для него, естественно, было не это. Сверхчеловеки способны на большее. Он просто изучал тот мир, в котором собирался сказать свое веское слово. А недюжинные интеллектуальные способности позволяли получить безупречное высшее образование в нескольких сферах.

Друг Луначарский и искусственный человек

Богданов и Ленин играют в шахматы. Горький наблюдает. Капри, вилла Блезус. Апрель 1908 года. Фото с сайта writerpictures.photoshelter.com

Аресты, ссылки и опять аресты. В 1902 году, когда Богданов живет в Вологде и возглавляет тамошний кружок политических ссыльных, в его квартиру селится приятель по предыдущей, калужской ссылке и, конечно, тоже ссыльный Анатолий Луначарский. Анатолий Васильевич моложе всего на два года, однако он безоговорочно становится учеником товарища Богданова, настолько увлекательными вещами занимается тот, настолько умеет увлечь.

Богданов к тому времени всерьез занимался философией, оккультными науками, работами немецкого философа, основоположника антропософии Рудольфа Штейнера.

Больше всего Богданов интересовался кровью человека. По утверждению Штейнера, кровь информативна, вместе с ней от человека к человеку передается опыт, знания, личные качества. Больше того, с помощью крови можно стать бессмертным! И многие уже это поняли, вовсю пользуются. Это вампиры, они пьют кровь своих жертв, присваивают их витальную, то есть, жизненную силу, и не умирают никогда.

Так, во всяком случае, рассказывал Богданов Луначарскому, и в устах серьезного ученого эти сомнительные выводы  выглядели очень убедительно.

Александр Александрович зачитывал коллеге Луначарскому главы из своего романа «Красная звезда», о том, как на Марсе было установлено коммунистическое общество бессмертных, а бессмертие обеспечивалось грамотным переливанием крови от молодых людей – старикам, и наоборот.

Горький оценил этот роман. Сказал: «Вещь умная».

Анатолий Васильевич слушал и млел. Идеи Богданова легли на подготовленную почву. Еще в детстве восторженный Толя дал клятву бессмертия. Но как увязать две несоединимые вещи – марксизм и мистику? С одной стороны, Луначарский материалист, он убежден, что вечной жизни нет. Но с другой стороны, друг Александр так убедителен, так предан этой идее! Чем черт не шутит? А вдруг, правда!

«Красная звезда». Обложка издания 1908 года. Изображение с сайта einaudi.it

Александр Александрович, как, собственно, и должен поступать сверхчеловек, использовал себе во благо все, что встречалось на его пути. В том числе большевистскую партию во главе с Лениным. Ленин, как не трудно догадаться, относился к Богданову более чем скептически. Но тот открыто предлагал свои услуги.

Они выглядели заманчиво, например, привлечь к партии Горького, все того же Луначарского (они к тому времени уже породнились, Анатолий Васильевич женился на богдановской сестре).

Но главное, Богданов обещал полноводные реки финансов, которые через него станут вливаться в бездонный большевистский кошелек.

Долго это, конечно, продолжаться не могло. Слишком уж разными были Богданов и Ленин, слишком уж оба стремились к абсолютной власти. Правда, один через собственное бессмертие, а другой через мировую революцию. Их дороги снова разошлись.

Анатолий Васильевич даже рассорился с Лениным. Владимиру Ильичу было не по душе увлечение своего нового друга оккультизмом. Не удивительно, ведь Луначарский отошел от самой главной догмы марксова учения – атеизма! По сути, Луначарский решил превратить марксизм в религию.

В скором времени Ленин напишет: «Отношения с Луначарским прерваны совсем». И все благодаря Богданову, который кажется ему гораздо привлекательнее Ленина. У Владимира Ильича сплошь заумные выступления и скучные книги, а Богданов к тому времени уже оборудовал лабораторию и начал выводить искусственного человека, «гомункула».

Пока безрезультатно, но границы между жизнью и смертью все больше стирались. Во всяком случае, в воображении Богданова.

Всеобщая теория всего

Дом купца Игумнова на улице Якиманка в Москве, где располагался Институт крови. Фото первой трети 20 века с сайта yakimanka.info

В 1909 году Богданова исключили из Большевистского центра, а затем и из Центрального комитета. Он уезжает на Капри, где вместе с Луначарским, но без согласия Ленина устраивает школу для рабочих-революционеров. В 1913 году Богданов возвращается в Россию, а там и до революции рукой подать.

Луначарский к тому времени опять у Ленина в фаворе. После того, как Анатолий Васильевич назначен наркомом просвещения, Александр Александрович вновь появляется на арене. Он становится активистом Пролеткульта, часто бывает у Луначарского, к нему пристает интригующая кличка «Красный Гамлет». Кличка Богданова вполне устраивает.

А в 1926 году Луначарский, фактически, дарит своему старому другу целый научный институт. Александр Александрович становится первым директором Государственного научного института переливания крови.

Главная цель этой организации прекрасно понятна обоим: в обстановке полнейшей секретности там продолжаются опыты по продлению жизни. Конечно же, официально это было добропорядочное государственное учреждение, но большевистские власти не слишком вникали в суть богдановских разработок.

В то время экспериментировали многие, за всеми разве уследишь? И только Луначарский знал, что его друг Богданов собирается решить проблему вечной жизни.

Одновременно с этим Александр Александрович разрабатывает новую дисциплину – тектологию или всеобщую организационную науку. Сверхчеловек не может не создать свою всеобщую теорию всего.

В рамках той науки он пытался доказать существование некой внематериальной сущности под названием «организованность», которая не является ни энергией, ни веществом, но чем-то третьим. Чем именно – Богданов сам не понимал.

Писал: «Как ни различны элементы вселенной и как ни различны по внешности их комбинации, но можно установить небольшое число методов, по которым эти какие угодно элементы соединяются между собою, как в стихийном процессе природы, так и в человеческой деятельности».

В принципе, рассказать, что это за «организованность» такая, смог бы Богданову любой приходской батюшка. Но, видимо, не довелось пообщаться.

Роковой обмен

А.А.Богданов. Кровообмен.

Все это закончилось плачевно. Богданов решил обменяться кровью с одним юношей, студентом Колдомасовым. Александр Александрович возлагал на тот эксперимент огромные надежды:

«Есть все основания полагать, что молодая кровь, с ее материалами, взятыми из молодых тканей, способна помочь стареющему организму в его борьбе по тем линиям, по которым он уже терпит поражения, т.е., по которым он именно «стареется»».

Студенту же было обещано излечение от туберкулеза.

Экспериментатор даже не догадывался, что у него и у студента разный резус-фактор (резус-фактор был открыт только спустя 12 лет). Смерть его была мучительна.

«Красного Гамлета» не стало в 1928 году. Его тело кремировали, а мозг передали в Институт мозга.

Сохранилась книга стихов Сергея Есенина с дарственной надписью, которая вполне тянет на эпитафию: «А.Богданову. Без любви, но с уважением. С ненавистью, но с восхищением. Без приемлемости индустрии».

Студент чудом выжил, даром, что легкие слабые.

К тому времени расстроилось здоровье и у самого Луначарского. Стенокардия, гипертония, глаукома. Пришлось удалить один глаз, и вместо него вставить стекляшку. Протянул он после друга всего пять лет.

Дерзкие богдановские идеи окончились полнейшим крахом. От всей этой истории остался только институт. Правда, сегодня он носит другое название – Национальный медицинский исследовательский центр гематологии.