Акварели лета

С утра пораньше сыновья строят шалаши на конце участка. У них там лагерь – все огорожено высоким плетнем, несколько шалашей по периметру и обложенное кирпичами кострище в центре. Строя эти шалаши, они пилили и рубили, забивали гвозди и стругали. Где еще они смогли бы получить столь важные мужские навыки?

– Привет! Куда собираетесь летом?
– Да особенно никуда. На даче будем сидеть.
– А-а-а. Бедные…

Примерно так реагируют на сообщение, что лето мы проведем в Подмосковье, некоторые знакомые – искренне жалеют: «Не увидите моря, не прожаритесь на солнце до цвета «умбра жженая»…»

Рис. О.Зайцевой

Ультрамарин

Для меня вопрос о полезности этих выездов в дикую жару открыт. Апрель-май-начало июня в Крыму, октябрь в Турции – вот то, что действительно привлекает. Отсутствие отдыхающих, пустынные набережные, музеи и дворцы, комфортная для прогулок температура воздуха, изумрудная зелень.

Помню удивительную поездку в Севастополь в начале апреля 2007 года. В Москве уже много дней висела изморось. На дворе была Светлая Седмица, у наших школьников – каникулы, муж взял на работе отпуск, мы сели в машину и поехали в Крым.

Фото Ирины Редько. Весна. Апрель в Папоротке
Весна. Апрель

Фото Ирины Редько. Дети бегут к пруду

Сквозь пыльные стекла картинки менялись как в калейдоскопе – снизу жижа, сверху снег, вокруг грязное месиво, но через несколько часов, где-то под утро, появились необычные яркие цвета, какие-то сплошные розовые разводы. Небо менялось от серого к лазурно-синему. Ближе к Белгороду бурая земля покрылась зеленой травой, желтыми цветами. За Харьковом цвели вишни и черешни. Мелькали деревеньки, где мазанки были почти скрыты кремовой пеной яблонь. В Джанкое мимо нас пронеслось Азовское море. Густо-лиловое. Пронзительная бирюза – это уже Черное. Запах сырости и плесени сменился благоуханием тепла. Повсюду свечки тюльпанов и хрупкие нарциссы. Мы почти у цели. Тускло-красные склоны гор – это въезд в Севастополь. Мы стягиваем с себя свитера несмотря на то, что жары нет. Но на юге надо быть раздетым. Останавливаемся у пиццерии. Садимся, конечно, на открытой террасе, заказываем пиццу, «Египетский» салат – местное фирменное блюдо, горячий шоколад. В ящиках растут фиолетовые и белые фиалки, красные бегонии, розовые петуньи. На соседний столик присаживается важная чайка и брезгливо поводит головой. Мимо идут люди. Они не спешат и не ругаются. На девушках платья. Мы провели там дня четыре, это было незабываемо. Но вернемся к летнему дню.

Фото Ирины Редько. Нарциссы

Травянисто-изумрудная

– Чем вы занимаетесь на даче? – спрашивает меня подруга.
А я, честно говоря, не понимаю, как ответить на этот вопрос. Приезжая иногда по делам в Москву, я действительно не знаю, чем занять четырех детей. Но на даче – совсем другое дело.

У старших детей – своя компания. У нас по соседству живет большая дружная семья – там пять мальчиков и одна девочка. Поэтому любые спортивные мероприятия – будь то футбол, игра в вышибалы, полоса препятствий или волейбол – всегда находят нужное число почитателей.

Однако друзья друзьями, а у детей есть и своя жизнь. С утра пораньше сыновья строят шалаши на конце участка. У них там лагерь – все огорожено высоким плетнем (издалека это выглядит как загон для коз), несколько шалашей по периметру и обложенное кирпичами кострище в центре. Вокруг растут гигантские изумрудно-серые лопухи, под которыми, как под зонтиками можно прятаться от дождя. Желто-зеленая крапива и репей с сиреневыми колючками вымахали в человеческий рост – враги не смогут подойти незаметно. На подготовку этого поселения ушел примерно месяц. Строя эти шалаши, они пилили и рубили, забивали гвозди и стругали. Где еще они смогли бы получить столь важные мужские навыки?

Золотистая

Одного из сыновей не включили в игру, он обиделся, залез на верхушку яблони и следит за остальными. Глядя на эти старые, корявые яблони, на одной из которых сидит мальчишка в комариных укусах с ободранными коленками, я вспоминаю свое детство. Собственной дачи не было, жили в съемных избушках, без удобств, таская из колодца воду, но яблони были такие же. В мае они цвели, наполняя все вокруг пьянящим ароматом. Потом появлялись плоды – мелкие и жесткие. Несмотря на родительские увещевания, мы рвали их и пробовали на вкус. Надкусишь такое и рот полон кислого, вяжущего. Выкинешь это несъедобное яблочко, а через полчаса рука сама тянется сорвать еще одно. К Преображению они созревали, становились прозрачно-желтыми и мы с полным правом грызли их теперь с утра до вечера. Яблочным духом пропитано было все вокруг – мамы пекли бесконечные шарлотки с корицей, варили повидло. Во дворах бабульки раскладывали на больших подносах дольки яблок, чтобы высушить их на зиму. В этих морщинистых, подсушенных уже кусочках хранилось лето – золотистое, душистое, кисло-сладкое.

Фото Ирины Редько. На даче

Ярко-голубая

Раннее утро миновало. Постепенно небо из светло-розового стало ярко-голубым. Общими усилиями комнаты приведены в порядок. Помощь по дому в нашей семье распределена – старший ребенок моет посуду после завтрака и подметает, второй занимается тарелками и чашками после обеда и ежедневно вывозит на велосипеде мусор на помойку, третий убирает со стола после полдника и поддерживает порядок на пороге. Они все вместе собирают ягоды, пропалывают небольшую грядку с зеленью. У одного ребенка есть своя собственная клумба. Ему нравится ухаживать за растениями. Но это уже не обязанность, а хобби.

После завтрака мы занимаемся. У нас в поселке очень распространено репетиторство. На большой доске объявлений около магазина висят бумажки: «Английский язык для детей и взрослых», «Логопед», «Подготовка к школе» и т.д. Из года в год летом мы рисуем. Неподалеку есть школа керамики. Туда можно ходить на отдельные занятия. При наличии автомобиля можно ездить в соседний городок в конную школу, там же есть большой бассейн и футбольное поле. В нынешнем году возникла необходимость позаниматься математикой. Через соседей нашли замечательную учительницу в Сергиевом-Посаде. Летом все это более или менее доступно для нас не только потому, что есть свободное время, но и из-за цен: любые занятия дешевле, чем в Москве, в 2-3 раза. Во дворе у крыльца стоит большой овальный стол, на нем разложены учебники по алгебре, листы для акварели, англо-русский и русско-французский словари… Светит солнце, поют птички, скачут белки, дети, да и я украдкой, тоскливо посматривают на часы, но стрелки как будто замерли.

Итак, несмотря на лазурное небо, белые облака и перелетающих с цветка на цветок лимонниц, первая половина летнего дня проходит в делах и заботах. Наступает время обеда. Младшая 2-летняя Маша «помогает» мне готовить еду. У нее есть деревянные овощи, которые состоят из кусочков, соединенных между собой липучками, дощечка и деревянный ножик. Она встает рядом со мной и режет свой салат.

Землянично-розовая

После тихого часа начинаются активные игры, походы на реку и в лес за грибами, поездки на велосипедах. Мы любим прогулки к фермеру-пасечнику, у которого живут козы и лошади, кошки, собаки, кролики. Около домика дяди Володи большой заросший пруд. Тут живет старая выдра. Тихо сидим на берегу и ждем, когда она покажется. Над водой летают стрекозы, на нас садятся бабочки. Закрываешь глаза, слышишь жужжанье пчел и стрекотанье кузнечиков. Пахнет сеном и липой.


Мое самое первое детское воспоминание также относится к летним дням на даче в Подмосковье. Мне 2 года. Я живу с бабушкой в старом деревянном доме с кружевными наличниками. Жарко. Мы медленно идем с ней на лесную полянку. Бабушка прихрамывает. Дует ветерок, качаются белые высокие березы. Прогалина вся усыпана спелой земляникой. Мы рвем не сами ягодки, а стебельки. Получается букетик с ароматными красными и розовыми бусинками. После сна, на полдник, я ем эти ягоды, а бабушка тихим, стареньким голосом читает мне стихи Яна Сатуновского, Елены Благининой, Валентина Берестова.

Темно-зеленая

Все наше семейство любит небольшие путешествия на машине по окрестностям. Интересного очень-очень много. Троице-Сергиева Лавра, Радонеж и Хотьковский монастырь, где покоятся мощи святых Кирилла и Марии – родителей преп. Сергия Радонежского. Гремячий Ключ – единственный природный водопад в Подмосковье – также связан с именем этого святого.

Абрамцево, где у писателя Аксакова, создателя сказки «Аленький цветочек», жил Николай Васильевич Гоголь. Слева от старинной усадьбы большое поле. По преданию это знаменитый Бежин луг Тургенева. За полем темный лес, где бьют ключи и тихие серые ручьи впадают в таинственные озера. Около одной из таких лесных заводей сидит грустная Аленушка. У Саввы Мамонтова, последнего владельца усадьбы, гостили художники Репин, братья Васнецовы, Поленов, Врубель, актеры и певцы – Шаляпин, Станиславский, Ермолова. Метрах в ста от чугунной изгороди растет огромный темно-зеленый дуб. Ему столько лет, что он видел всех этих людей.

Пестрая

Если проехать по Ярославскому шоссе за Сергиев-Посад в сторону Переславля-Залесского, в одной из деревень слева прямо на шоссе расположена страусиная ферма. Около гигантских птиц на настоящем птичьем дворе толпятся дети. Здесь же загоны с необычными курами, красавцами-петухами, утками и гусями. Конечно, есть и индюк, что «родился со шпорами на ногах и потому воображал себя императором. Надуваясь, словно корабль, на всех парусах, он налетает на других птиц…» После посещения страусиной фермы вам не придется больше на пальцах объяснять ребенку смысл заглавия сказки Андерсена «Гадкий утенок».

 Фото Егора Отрощенко


Поездки в такие города, как Переславль, Кашин, Калязин, Углич, Дмитров, занимают целый день. И посещение каждого из этих городов дает немало детям: жизнь святой Анны Кашинской и экскурс в историю Руси, находившейся под властью монголо-татар, Плещеево озеро и эпоха Петра Первого, белоснежная колокольня, как символ трагической истории Калязина в годы советской власти, музей паровозов и музей утюгов в Переславле. О достопримечательностях этих городов можно говорить долго, каждое из перечисленных мест достойно отдельной статьи.

Фото Ирины Редько. Лилии

Оранжевая

Вечереет. Едем через поля. Буквально из-под колес плавно вылетает сова. Мы дома. Дети выпили чай со смородиной, съели шарлотку с ягодами и спят. Я занимаюсь вареньем. В одной кастрюльке варится абрикосовое, в другой – вишневое. Пенки снимаю в фарфоровое блюдечко – они постепенно проникают друг в друга: вишнево-красное в золотисто-рыжее, солнечно-желтое в розово-винное. Медленно лизнешь деревянную ложку – уловить, где кончается вишня и начинается абрикос, невозможно. Перебираешь в памяти сегодняшние события. День удался: повезло с погодой, не было дождя. Но, с другой стороны, дождь на даче тоже не беда. Есть огромное количество настольных игр. Впрочем, об этом мы может быть поговорим в другой раз.

Анастасия ОТРОЩЕНКО

Об авторе:
А.ОтрощенкоАнастасия Отрощенко – многодетная мама,
учитель русского языка и литературы в Димитриевской школе.
Работала редактором программы на радиостанции «Радонеж», редактором рубрики ряда современных журналов различной тематики, литературным редактором в издательстве.
Читать предыдущий выпуск колонки Анастасии Отрощенко

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться