Тезис о том, что потомки «наследуют» грех Адама, представляется современному человеку несправедливым. «Почему я должен отвечать за чью-то вину?»

Бенджамин Уэст, «Изгнание Адама и Евы из Рая» (1791). Изображение с сайта fineartamerica.com

Рассуждают иерей Михаил Владимиров, настоятель Храма Святой Живоначальной Троицы в г. Франклин (штат Нью-Йорк, США) и протоиерей Алексей Емельянов, заведующий кафедрой Библеистики ПСТГУ (Москва).

«Адам согрешил, а я здесь при чем?»

«При чем здесь я? — возмущается современный человек. — Адам согрешил, но я-то не грешил! Почему я должен нести ответственность за то, чего не делал? Отвечать за чью-то вину? Какое это ко мне  имеет отношение?»

О. Михаил: Объяснение, что такое Адамов грех, проще всего начать с разговора о сельском хозяйстве. Человечество веками культивиривало дикие растения, пригодные в пищу, делая их плодороднее. Но в последнее время ученые пришли к выводу, что гораздо эффективнее, да и быстрее просто генномодифицировать их. Иными словами, с помощью генной инженерии вносить непоправимые изменения в генетический код растений, например кукурузы, которые, с точки зрения ученых, улучшат ее урожайность.

Но по сравнению с исходной кукурузой генно-модифицированная кукуруза является поврежденной, вне зависимости от того, потеряла она или приобрела не свойственные ей качества. Такое растение будет передавать эти генетические изменения всем последующим поколениям. Например, генетически измененная сегодня кукуруза сохранит эти изменения и через сотни лет.

Приблизительно такие же необратимые изменения произошли с человеком во время грехопадения. Изначально созданная Богом человеческая природа приобрела не свойственные ей особенности, которые каждый из нас унаследовал и сегодня. Другими словами, во время грехопадения неповрежденный человек превратился в поврежденно-модифицированного человека, который приобрел следующие три свойства:

  • страстность – с одной стороны, склонность и подчиненность греховным желаниям, таким как блуд, зависть, воровство, ненависть, гордость и т.д., с другой стороны, эмоциональные страдания от них.
  • Тленность – подтверженность человека страданиям от естества: голод, холод, жара, усталость, болезни и т.д.
  • Смертность – ограниченность жизни во времени.

Неестественность этих качеств для человеческой природы подтверждается желанием их преодолеть, желанием, которое существовало у людей во все времена и во всех народах. Человек всегда хотел избавиться от страданий, болезней и обрести бессмертие. При этом каждый из нас ощущает в себе эти повреждения, пытается преодолеть их и по опыту знает  тщетность этих усилий.

Возвращаясь к аналогии с генно-модифицированными растениями: ученые, занимающиеся сегодня генной инженерией, прекрасно понимают, что модифицированное растение само никогда не сможет вернуться в свое первоначальное состояние. Точно так же, как и нет 100%-ной уверенности, что ученым удастся обратить эти изменения вспять через сотню лет. Поэтому с развитием генной инженерии появилась необходимость создания банка неизмененных семян всех сельскохозяйственных культур. Такой банк семян создан и находится в шахтах о. Шпицберген.

История человечества подтверждает, что человек не в состоянии сам преодолеть полученные греховные изменения. Но не было сотворено другого, «запасного» человека, из которого, как из непорочного зерна из хранилища на Шпицбергене мог бы быть воссоздан безгрешный человек. Поэтому божественным актом восстановления человеческой природы в ее естестве, без искажений, полученных в грехопадении Адама стало Боговоплощение.

Христос соединил в себе две природы, человеческую и божественную, восстанавливая искаженную человеческую природу до ее первозданного совершенства. По Воскресении ни смерть, ни тление, ни страсть не присущи человеческой природе, воссозданной во Христе.

Любой человек может получить зачаток неповрежденности в таинстве Крещения и далее развить его в себе или погубить.

Не жестоко, а адекватно

Протоиерей Алексей Емельянов. Фото с сайта pstgu.ru

— Первый человек был неопытен, он оступился. Если Бог так любит свое создание – почему же он так жестко и так надолго его наказал? Ну, согрешил Адам. Сегодня бы сказали, что он просто проявил инициативу взросления! Как ребенок — растет и — пальцы в розетку. Ну не усвоил он еще, что такое хорошо, что такое плохо. Возрастная психология, неопытность. Блудный сын чего только не наделал, а отец его встретил с радостью, пир устроил, а с Адамом в Раю обошлись так жестоко…» 

Протоиерей Алексей Емельянов:

— Почему мы вообще говорим о том, что произошло с Адамом и Евой, именно как о грехе — то есть о некоем ошибочном выборе, сделанном с сознанием того, что происходит? Потому что изначально понятия добра и зла, жизни и смерти были им доступны, таинственным образом возвещены. Адам – не младенец, не ведавший, что творил, а тот, кто дал все имена Божиему творению, таинственным (для нас) образом проникая во все сущее, постигая существо этого творения и умея это обозначить. И, нарушая заповедь, в определенном смысле он знал, что делал – иначе бы не была так велика его ответственность.

Суть греха Адама и Евы в том, что человек сознательно выбрал жизнь без Бога, уже зная Бога, зная, как велик и благ Бог.

Но Адам понадеялся на свои силы (которые дал ему Бог), и захотел встать на место Бога, самому стать Богом. И разве такой выбор человек не продолжает делать сегодня, пусть и неосознанно?

Но понятия греха прародителей Адама и Евы и первородного греха не идентичны.

Грех прародителей описан в первой книге Библии – Бытие. Но и это «событие» настолько многосмысловое, что даже христианских вариантов интерпретаций не один и не два. Не говоря уже о попытке увидеть в этом просто архетипический миф.

Понятие «первородного греха» развивает апостол Павел в послании к Римлянам (5:12). Он говорит, что как одним человеком грех вошел в мир, так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем первом, одном человеке (Адаме) все согрешили. Это место имеет и другое прочтение в переводе с греческого языка. Не «потому что в нем  все согрешили»,  но «потому что все согрешили».

Если принимать первый вариант прочтения (именно этот перевод  используется  у нас на божественной Литургии при чтении славянского текста Апостола), то, очевидно, что акцент сделан на вменении греха Адама всем последующим поколениям, некую «зараженность» человека грехом. Грех, совершенный Адамом, сказывается на всех его потомках и обуславливает их падшую и смертную природу.

Если же читать слова ап. Павла про Адама, «потому что все согрешили», то речь должна идти об ответственности каждого человека за свой личный грех, а не за преступление Адама.  Начиная с прародителя, грехи людей есть причина их смерти.  Адам является прототипом всех будущих грешников, повторяющих грех Адама и несущих за это ответственность.

И в жизни все это подтверждается. Я служу в детской больнице и вижу, что половина детей там лежит из-за непослушания родителям.

Вплоть до совершенно катастрофических явлений, радикальным образом сказывающихся на всей дальнейшей жизни. Например, мама говорила ребенку не ездить на футбольный матч: «фанаты», драки, неуправляемая толпа. Он поехал, упал под электричку, и ему отрезало обе руки. С этим мальчиком мы потом общались в больнице. Понятно, что руки не вернешь, придется жить без рук. Это некая необратимость. Поэтому святые говорят, что если мы не слушаем чью-то благую волю, идем вопреки ей, то нужно обвинять себя, а не «прародительский грех».

Почему же грехопадение Адама распространяется на весь человеческий род? Формального ответа у апостола Павла нет. А у блаженного Августина Иппонийского, например, есть такая мысль:

нет ничего известней учения о первородном грехе, но в то же время, нет ничего таинственнее и недоступнее этого учения для человеческого понимания.

Свободен на одну треть

Рене Магритт, «Сын человеческий» (1964), фрагмент. Изображение с сайта wikipedia.org

В истории христианства  были попытки отказаться от мысли о том, что грех Адама повредил кому-то, кроме него. Например, оппонент блаженного Августина Пелагий как раз считал, что грех Адама повредил только самому Адаму, но не всему человеческому роду. А новорожденные дети находятся в таком же состоянии, в каком был Адам до грехопадения.

По мнению Пелагия, если признать первородный грех в человеке, это отнимает у него свободу воли на борьбу с грехом, создает предопределенность, заведомо повергает в депрессию. Поэтому Пелагий учил, что каждый свободен, и, как Адам, рождается в состоянии такого свободного выбора. Нет никакой «поврежденности человеческой природы», и ничто не мешает человеку свободно избирать или не избирать добро.

И все же то, что человек имеет этот заразительный уровень греховности своего бытия, начиная еще с бессознательного, неподсудного возраста, более очевидно.  Вслед за ап. Павлом (Рим 7: 14 — 25) мы осознаем, что часто мы делаем то, чего не желаем, или же, напротив, желаем того, что сделать бессильны. А следовательно воля и поступки не связаны в нас напрямую – мы грешим вопреки своей воле. Да, многое зависит от условий, в которых растет человек. Но и у самых хороших родителей бывает беда с детьми, до них невозможно  достучаться, и они живут совершенно вразлад с той линией, которая в семье закладывалась с их младенчества. Это  картина трагической  раздвоенности человечества.

По всей видимости, своеобразная двусмысленность Павловых слов о первородном грехе, заведомо допускающая просто на грамматическом уровне двоякое  понимание, промыслительна и неслучайна.

Это свидетельствует  о том, что, с одной стороны, человеческая природа несомненно повреждена. В век генетики просто по аналогии должно быть понятно, что человеческий состав (тело и душа) мог промутировать, и начать нести в себе, передавая потомству, искаженный «генофонд».

С другой стороны, каждый человек, подобно Адаму, сам отвечает за свои действия. Так здоровый  и раненный солдат на позициях отвечают за свои действия перед совестью и ратным долгом. И как первый, так и второй могут себя повести по-разному. Истекающий кровью воин способен совершить подвиг, а невредимый – бежать с поля битвы. Так и мы изувечены от начала нашей «невидимой брани» со грехом, а отвечать придется как боеспособным.

От греха человека освобождает благодать, сила Божия. В замысле Божием, каждый человек «предопределен» к тому, чтобы ее принять. И все же последний шаг в этом выборе — за человеком. Святитель Григорий Богослов предложил почти математическую формулу спасения: спасение наше зависит как от нас, так и от Бога. Но ведь Бог и человек – так неравны. И святитель Григорий Богослов добавляет, что для преуспевания человека во спасении нужны две доли от великого Бога: первая – есть первый импульс (привлекающая благодать), и последняя  − суд и милосердие Божии. А в середине  − сам человек, текущий на поприще, и условно его доля во спасительном делании − одна треть, но эта треть остается за ним.

Первородный грех – «блуд Евы со змием»?

Иерей Михаил Владимиров

— Есть версия, что первородный грех — это блуд Адама с Евой или Евы со змием… Может быть, так «народное богословие» искажает аллегорическое понимание блуда души, оказавшейся неверной Богу?

О. Михаил: Говорить о том, что суть первородного греха заключается в блуде Адама с Евой, довольно странно. Во-первых, между мужем и женой, в благословленном Господом браке блуда быть не может. Во-вторых, при создании человека Господь говорит Адаму и Еве, что они должны наполнить землю своими потомками. В-третьих, после изгнания из рая, когда произошла первая близость Адама и Евы, о которой в библейском повествовании говорится: «Адам познал Еву, жену свою», и Ева родила первенца, она говорит: «Приобрела я человека от Господа». Рождение ребенка воспринимается Евой как дар от Господа и Божие благословение.

Что же касается предположения, что Ева согрешила со змием, то на самом деле это весьма старая ересь.

На протяжении всей истории человечества особое внимание людей было приковано к катастрофе, произошедшей в Эдемском саду. Но не только человеческое внимание было приковано к этому, но и внимание змея/сатаны. Змей хочет приписать себе еще большие успехи по уничтожению человека.

Я думаю, что именно из его ядовитого шепота рождается теория первородного греха как совокупления змея с Евой с последующим рождением от этого Каина.

Обычно подобные измышления строятся путем компиляции вырванных из контекста строк Ветхого Завета. Один из примеров такой компиляции можно найти у американского проповедника Уильяма Бренхама. Он, исследуя текст Библии, приходит к выводу о том, что имела место быть «гетеропатернальная суперфекундация» —  редкое появление близнецов от двух разных отцов. Имеется в виду, что Каин и Авель были близнецами, Каин был зачат от змея, а Авель от Адама. Змею безусловно хотелось бы, чтобы значительная часть человечества была его детьми или хотя бы считала себя его детьми.

Каждый из нас прекрасно знает, что ребенок похож на своих родителей не только, когда повзрослеет, но уже с первых дней своей жизни. Невозможно предположить, что взрослый полузверь, каким должен был быть Каин, если бы он был зачат от змея, не отличался бы внешне от своего брата Авеля. Точно так же невозможно представить себе, что если бы такое отличие было, то библейский текст об этом бы умолчал.

Мы с уверенностью можем сказать, что Каин ничем особенным не отличался не только от Авеля, но и от всех будущих потомков Адама и Евы. После убийства Авеля Каин изгоняется Богом, и чтобы все его отличали, Господь делает Каину специальное знамение (Быт. 4:15), чтобы если кто встретился с ним, не убил бы его. Если бы он был полузверем, то его внешность сама указывала бы всем людям на то, кто он есть, и в подобном знамении не было бы необходимости.

Можно привести и еще одно подтверждение тому, что библейский текст ясно указывает на то, что Каин не может быть сыном змея. Родив Каина, Ева говорит: «Приобрела я человека от Господа» (Быт. 4:1). Само имя Каин происходит от слова «киньян» на иврите – «приобретение». И если сделать дословный перевод с иврита всей фразы Евы, то звучать она будет: «Приобрела я человека при помощи Бога». Таким образом, Приобретенный приобретен при помощи Бога – вот что значат имя первенца и фраза, произнесенная Евой. Трудно представить, что это может относиться к змею.

А были ли вообще Адам и Ева — прародителями?

Лукас Кранах Старший, «Адам и Ева» (1526), фрагмент. Изображение с сайта simstat.com

— Существует много теорий  о происхождении человека, в том числе и та, что все люди произошли не от одной пары, а от нескольких. Эту точку зрения разделяют и многие богословы. Но как же тогда быть с первородным грехом?

О. Михаил: Я думаю, что ключевым словом в вашем вопросе является «теория». Ведь теория – это не что иное, как систематизация знаний, имеющихся на сегодняшний день. Теория не есть истина, это всего лишь предположение, которое завтра может измениться с получением новых научных знаний.

Когда у ученых появляется новая теория, то она обсуждается, оспаривается, проверяется.

Но когда она доходит до широкой публики, то обычно опускается слово «теория», и она уже воспринимается как истина, как например, произошло с теорией эволюции.

Что касается теории о происхождении людей не от одной пары, то у меня, как у священника, нет никаких тому подтверждений. Практическое знание свидетельствует о том, что всем без исключения людям присущи качества, полученные Адамом и Евой во время грехопадения (страстность, смертность, тленность). Не побоюсь повториться, но эти качества наследуются всем человечеством — как аборигенами Австралии и индейцами Майя, так и европейцами и всеми другими народами.

Я бы даже сказал, что эти три качества человеческой природы, приобретенные в грехопадении, а также желание их преодолеть, роднят все народы, как ни что иное. Поэтому теория происхождения от разных пар хоть и есть, но подтверждения ей я не вижу.