Бабушка вернулась с улицы через 14 лет

За каждой цифрой программы «Возвращение» стоят реальные истории людей, которые смогли преодолеть себя и обстоятельства, примириться с близкими, вернуться к нормальной жизни. История Татьяны Степановны доказывает: вернуться никогда не поздно

Ежемесячно сотрудники службы помощи бездомным, которая действует в православной службе помощи «Милосердие», находят место проживания для более 100 человек: кому-то помогают вернуться к семье, которую пришлось покинуть в поисках заработка; кому-то соцработники помогают помириться с родными, для кого-то находится место в приюте или реабилитационном центре. Все это удается сделать на те средства, которые поступают по новой программе «Возвращение».

Татьяна Степановна спасалась от холода этой зимой в Пункте помощи бездомным, который работает во дворе Синодального отдела по благотворительности. В первый раз ее привезли сами сотрудники службы «Милосердие»: пожилая женщина подпирала стену подземного перехода у метро «Выхино», периодически постанывая от боли в ноге. Сама она не так уж рвалась покинуть это место, но поняв, что ночь предстоит морозная, согласилась поехать. «Мне ничего не надо, я ни в чем не нуждаюсь. Только переночую – все», — как заведенная повторяла она, будто опасаясь, что кто-то будет ругать за причиненные ею неудобства. После ночи часто оставалась на дневную смену – днем оставляли инвалидов. Куда ей, разменявшей седьмой десяток с больной ногой в мороз? Не просилась, но если предлагали, молча оставалась. Когда подошла очередь беседы с социальным работником службы, Татьяна Степановна в двух словах рассказала, что давно живет на улице, пенсии не получает, поскольку нет документов.

«Женщина не пьющая, сохранная и насколько возможно – ухоженная. Нужно было досконально разобраться, что с ней произошло?» — рассказывает соцработник службы помощи бездомным Константин Курский. «Томская Татьяна Степановна. 1949 г.р. Детей – нет. Родственников – нет. Место рождения – г. Зверино, Ростовская область», — написала женщина в анкете.

Единственной зацепкой из этой скудной информации было название города, где когда-то жила Татьяна Степановна. Позвонив в местное отделение полиции города, указанного в анкете, после долгих переговоров с полицейскими упросили «пробить» женщину по местной базе без вести пропавших. Неожиданно выяснилось, что Татьяна Степановна числится в розыске с начала 2000-х. А подала в розыск… ее родная дочь. Вскоре нашлись и контакты дочери. Хотели, было, обрадовать Татьяну Степановну, а та, узнав, что дочь ее искала, стала ворчать: «Нет у меня никакой дочери, нет, слышите? Ошибка это. Я же сказала, детей нет».

Позвонили по указанному телефону. У Надежды, дочери Татьяны Степановны, узнавшей о том, что мать нашлась, радости в голосе не ощущалось. «Мы уже перестрадали, «отплакали», зачем сейчас это все», — Надежда была скорее в шоке и удивлении. «Не надо, пусть не приезжает, пусть как-нибудь там устраивается», — добавила она.

Постепенно выяснилось, что в молодости Татьяна Степановна отдала свою дочку в 4-летнем возрасте в детский дом. Не до детей было, хотелось заработать денег, встать на ноги. Ездила по бесконечным командировкам, «шабашкам», вахтам, была даже на севере, на Камчатке, все искала заработки. Труда не боялась, зарабатывала неплохо, но деньги быстро «спускались», за дочкой она так и не вернулась. Надя же все мечтала о том, что при выходе из детского дома отыщет свою маму. «Я буду любить ее любой, лишь бы жива была», — говорила себе. В 18 лет Надя получила заброшенную квартиру по месту рождения, в том же городке Зверино, кое-как сделала ее жилой, устроилась на работу, заочно поступила в институт, а потом — нашла маму. Это было нетрудно, городок небольшой, а Татьяна Степановна как раз вернулась из очередной командировки. Надя позвала Татьяну Степановну жить к себе, вышла замуж, родила дочку, была рада, что у нее большая семья, ведь еще и ее бабушка есть, мама Татьяны Степановны. А позже начались бесконечные ссоры на ровном месте, да еще и повторяющиеся кражи денег. Татьяна Степановна то и дело тянула из кошелька у дочери деньги. Когда однажды Надя не досчиталась довольно крупной суммы, вспыхнула серьезная ссора, после которой Татьяна Степановна уехала в Москву.

14 лет Татьяна Степановна провела в Москве, как сказала – на заработках. Жила на вокзалах, в подъездах. Возраст был «не рабочий», какие уж тут заработки, нечем было платить за жилье, да и жить толком не на что. Надежда несколько лет думала только о том, чтобы мама нашлась, и она все ей простит. Когда никаких шансов найти мать не осталось, пришлось смириться. А позже, когда боль улеглась, пришло трезвое, не ослепленное любовью понимание ситуации и даже злость: «Да зачем она мне нужна, только страдания приносила. Вот и хорошо, что ее нет, и не нужна она мне».

Постепенно жизнь наладилась, сейчас Надежда руководит центром развития детского творчества, все ее мысли – о 50-ти детях, за которых она отвечает. На момент звонка социального работника службы помощи бездомным Надя составляла списки детей, с которыми поедет в летний лагерь. «Какая мама? Мне с детьми ехать на днях, я не хочу о ней слышать!». «Согласен, ваша мама человек не из легких, но ей действительно некуда идти», — сказал соцработник Константин, добавив, что настаивать ни на чем не будет, и она может спокойно все обдумать.

«Все, что сказала мне по телефону в первый раз Надежда, – это ее шоковая реакция. Человек действительно долго мучился в поисках, а когда наконец-то все отстрадал, вдруг в ее устоявшуюся жизнь врываются такие обстоятельства», — делится Константин. В течение недели Надя все чаще стала звонить Константину: «А как она себя чувствует? А она сильно постарела? Что с ее ногой?». И наконец: «Я жду ее, я ее очень жду!». «А как же поездка в лагерь, Надя?». «Приму маму и поеду».

«Ждут вас, Татьяна Степановна, дочка, внучка и даже ваша мама еще жива, хоть и совсем старенькая. Только не говорите мне о том, что дочери у вас нет», — в палатке за Синодальным отделом ближе к ночи беседовали соцработник с подопечной, обжигаясь горячим чаем из пластмассовых стаканов. «Не может такого быть. Не может она простить. Нельзя такое прощать», — плакала в кулаки Татьяна Степановна.

Зима давно позади. 30-го мая Татьяну Степановну посадили в поезд на Ростов. Через неделю, за сроком давности, Татьяну Степановну должны были автоматически выписать из квартиры, так как все сроки поисков прошли. Сейчас Татьяне Степановне оформляют пенсию, а недавно ее дочка прислала нам фотографии их встречи.

Мы благодарим всех, кто уже помогает программе «Возвращение». Своим участием и неравнодушием вы помогаете не просто покупать для людей билеты — многим из них вы помогаете вернуться в жизнь!

«Возвращение» является программой Православной службы помощи «Милосердие». Сделать пожертвование на программу вы можете на странице программы.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.