«Уроки сделаны. Мать охрипла. Дочь оглохла. Соседи выучили наизусть. Собака пересказала», – вот шутка о домашней педагогике. Но если вы прочтете советы Александра Лобка, ситуация может измениться

Гринюк Иван Александрович (1915, Минская область – 1996, Москва) «Проверка уроков» 1979 (1)

И. А. Гринюк, «Проверка уроков». Изображение с сайта pinterest.com

«Ваш ребенок плохо учится. Вы не занимаетесь с ним дома». Эту удивительную фразу родители могут услышать на каждом родительском собрании.

Государственный стандарт начального образования напоминает семьям, что они участвуют в образовании своих детей. Именно семьям адресованы проверочные тесты и поясняющие значки в учебниках начальной школы. В прошлом году даже было установлено (приказ Минобрнауки РФ от 17 июля 2015 г. № 734»), сколько времени ребенок должен тратить на домашние задания: во втором-третьем классе – по полтора часа, а в четвертом-пятом – по два часа в день.

Нужно ли учить уроки с детьми? Как направить мощную энергию детского воображения в мирное русло, позволяющее быстро и эффективно осваивать предметы школьной программы?

На вопросы отвечает кандидат философских наук, доктор психологических наук Александр Лобок

Не мешайте детям писать шпаргалки

 Родители делятся на две категории: успевающие и неуспевающие. Те, которые успевают уделять время своему ребенку, спрашивают: нужно ли заниматься с ним дома? Нужно ли помогать ему осваивать школьную программу? Есть ли здесь какой-то рецепт?

 – Заниматься с детьми подготовкой уроков по привычным школьным правилам я бы не советовал вообще. Такие занятия вызывают у ребенка разве что стойкое отвращение к школьной программе. Учите вместе с ними стихи, занимайтесь вещами, которые доставляют обоюдное удовольствие. Главный вопрос в том, ловите ли вы кайф от этих занятий. Любой школьный предмет надо попытаться превратить в увлекательную игру. Это и есть самый общий рецепт.

О какой игре можно говорить, когда перед родителями чаще всего ставится другая задача: вызубрить до завтра с ребенком параграф «от и до»?

– Вообще-то это и есть первое испытание нашей педагогической  креативности. Вспомни: когда ты в детстве читала что-нибудь невероятно скучное и отвратительное, что ты делала? Ты начинала фантазировать, уходила в выдуманный мир. Дети придумывают для себя огромное количество игр, превращающих то, что им скучно и неприятно в то, что весело и увлекательно. Именно так поступает любой ребенок, которого наказали, поставив в угол. Он вовсе не чувствует себя наказанным, рассматривая полоски на обоях. Он населяет их персонажами из своих фантазий, в считанные минуты создает целый мир, и – вот уже целые баталии разыгрываются у него перед глазами!

Пусть родители попробуют, читая со своими детьми параграф учебника, одновременно рисовать на полях книги … фантазии, которые рождаются в голове у детей. Пусть ребенок расскажет, что он видит. Или нарисует! Простейшее задание: конкурс фантазий к каждому скучному параграфу. Пусть будет ворох фантазий. Любых! Пометьте скучнейшие страницы искрами фантазии. Разрисуйте воображением любое слово, любое предложение! Тогда родители увидят, как на полях учебника вдруг появятся «якоря» – то, за что при чтении цепляется воображение их ребенка.

Но для «конкурса фантазий» нужно время! А его не хватает даже на то, чтобы выучить урок!

– А «учить» при таких обстоятельствах все равно не получается! Это я сразу говорю! Поэтому нужно поставить перед собой другую задачу: не выучить урок, а сделать содержание учебника интересным для ребенка. Для этого – раскрасить учебник своим воображением. Просто повеселиться! И тогда со временем даже самый неинтересный параграф начнет оживать. А то, что казалось детям бессмысленным, понемногу приобретет для них смысл. Да, речь идет о времени. Сразу это не получится.

Кстати, насчет креативных игр. Преодолевая скуку зубрежки, дети изобрели множество потрясающих вещей. Скажем, что такое шпаргалка? Только не говори мне, что это– способ правильно ответить урок или сдать экзамен.

Сам формат шпаргалки – это, прежде всего, абсолютно детская игра. Надо писать на сложенных в гармошку бумажках бисерным почерком! Надо вместить содержание огромного учебника в миниатюрное пространство! Большое сделать крошечным! Да это же просто «Алиса в стране чудес!». И, кстати, если собрать все, когда-либо придуманные учениками шпаргалки, это будет целое море креатива!

В нашем скучном мире человек спасает себя только силой своего воображения. Если мы научимся пользоваться термоядерной энергией детского воображения, перед нами откроются огромные возможности. В том числе – и для освоения школьной программы.  Это будет потрясающий прорыв. А мы не только не умеем, но даже не хотим сделать попытку конвертировать энергию воображения наших детей в учебные предметы,

Если я правильно поняла эту мысль — в школе ребенок будет изучать школьную программу, а дома, с помощью родителей, — играть в нее?

– На самом деле любой хороший педагог тоже учит детей играть со школьной программой. Он дразнит детей идеями и мыслями и учит детей дразнить учебник своими вопросами и встречными мыслями. Но хороших учителей не так уж много. Моя задача – обучать родителей. Учить их играть с содержанием учебников и придумывать свои собственные креативные игры. Придумывать такие задачи, которые бросали бы вызов интеллекту ребенка (и их собственному).

Как превратить дефициты в ресурсы

Одна из моих любимых тем, – как превратить дефициты в ресурсы. Как сделать интересным скучное до тошноты?

Одна из распространенных родительских жалоб: «Мой ребенок ненавидит учить стихи». Я спрашиваю: «Как вы учите с ним стихотворение?»

«Повторяю с ним, еще раз повторяю, еще… » — «И…?» — «И… еще раз повторяю!»/ В результате этих усилий: дети начинают испытывать жгучую ненависть к классической поэзии.  Но стоит  превратить эту задачу в игру «пазлового» типа, как все волшебным образом меняется: ребенок начинает щелкать стихи, как семечки!

Что-то не усматриваю я сходства между складыванием пазла и стихотворением из школьной программы… 

– Смотри: почему дети с таким увлечением играют в компьютерные игры? Компьютерная игра основана на нескольких важных законов. Во-первых, за любое свое действие ты получаешь или теряешь очки. Во-вторых, тебя никто не оценивает, ты соревнуешься с самим собой. Сделав что-то быстрее, ты можешь завоевать больше очков и перейти на другой уровень игры. В-третьих, ты сам определяешь траекторию своего движения внутри игры. Тебя никто не ведет по заранее придуманному им маршруту – ты сам себе хозяин.

Теперь попробуем применить эти принципы на деле и посмотрим, как складывать пазл, получая очки и переходя на новый уровень.  А заодно – выучивать наизусть стихи. Именно «заодно» в качестве побочного эффекта игры!

Школьные тексты мы знаем. Сыграем в современную поэзию! Сейчас мы выучим наизусть кусочек из поэмы Алексея Парщикова «Я жил на поле Полтавской битвы». Поэтические тексты Парщикова сложны для восприятия. Тем более – для заучивания наизусть. Откроем страницу наугад и попробуем превратить в пазл первую попавшуюся на глаза строфу. Для игры нам потребуются: бумага, ножницы и секундомер. Я беру листок бумаги и записываю выбранный текст. Но записываю его хитрым образом.

Я не читаю стихотворение заранее вслух. Ты не должна ровным счетом ничего знать заранее. Моя  цель — сделать из стихотворения загадку. И это сделать предельно просто. Записываю на бумагу начало первого слова и произношу его вслух:

«УМИ…».  Делаю паузу. Что происходит в этот момент? Возникает задачка, которая провоцирует твое воображение. Во время паузы ты начинаешь активно соображать. Ты пытаешься понять авторский замысел. Итак, я говорю: «УМИ…» Продолжи этого слово! – «Не знаю» — «Есть гипотеза?». – «Нет! Разве что… УМИлялся?» — «Молодец! Это очень важно, что ты не побоялась дать свой вариант. В стихотворении стоит другое слово, но главное – ты придумала свое, и это здорово! Так что продолжаем:  УМИрал! Следующее слово: «Умирал, но ОБО…» Продолжай! — «ОБОшел?» — «Здорово, молодчина! Хотя слово другое: ОБОжая МАР…» — «МАРт?» — «Ух ты, какая креативная! Хорошее слово. Но в стихотворении – другое слово: МАРфу. Следующее слово «ГУ…» — «ГУ… ГУсь, наверное ?» — «Браво! А слово другое: Губы МАР»- «МАРФОЙ?» — «Правильно, молодец! Губы Марфой ОС…» — «ОСвежая?» — «Правильно, отлично, молодец! Ура! У нас получается две строчки: «Умирал, но обожая Марфу, Губы Марфой освежая…»

Ты вела себя как нетипичный ребенок, который не подглядывал за мной в книгу. Взрослые почему-то так не делают. Детям  нравится подглядывать правильный ответ. Этот как раз норма!

Продолжает двигаться так: слово за словом, строчка за строчкой. Я предлагаю тебе прощупывать своими догадками не известный заранее текст. В результате возникает эффект абсурдистского сотворчества. Ты занимаешься изобретением своих слов и своих смыслов. А текст в результате становится для тебя живым и понятным. Самое главное – с каждой новой строкой ребенок становится все смелее. Он смеется, когда удается придумать по-настоящему смешные варианты, и радуется, когда какой-то вариант вдруг получилось угадать…

«Умирал, но — обожая
Марфу. Губы освежая —
Марфой. Где она ложится,
в картах чертится граница,
начинается война,
комаровичей весна».

— По-моему, я уже запомнила эту строфу наизусть. Это все?

— Нет, это только начало. Теперь приступает к следующему этапу.   Берем секундомер. Разрезаем по строчкам бумагу, на которой мы написали стихотворение. Листочки со строками как следует перемешали на столе! Ставим секундомер. Теперь твоя задача – собрать это стихотворение из отдельных строк, как собирают пазл. Собирая, ты еще раз его вспомнишь. Старт! Отлично! Ты собрала его за 19,6 секунд. Еще раз перемешиваем строки стихотворения. Старт! Теперь ты собрала его за тринадцать секунд! Целых шесть секунд выигрыша! Когда ребенок осознает, что он сделал прогресс на шесть секунд, он начинает с упоением отдаваться этой игре: даже оставшись один,  он составляет стихотворение из перемешанных листков и  проверяет себя по секундомеру.

pics.15

Александр Лобок, кандидат философских наук, доктор психологических наук. Фото с сайта old.novayagazeta.ru

Но это только первый ход! Теперь берем замечательный инструмент под названием ножницы и разрезаем стихотворение на отдельные слова. И тоже ставим секундомер. Надо собрать стихотворение из отдельных слов. Посмотрим, какой рекорд ты поставишь. Вперед! Отлично!.. На самом деле стихотворение можно разделить и на части слов. В этом случае будет тренироваться еще и орфографический навык.

Достаточно собрать этот стихотворный пазл три-четыре раза, чтобы обнаружить, что стихотворение к тебе как приклеено…

Речь  идет не только о стихах. Можно выучить, играя в строки и слова, трудный параграф учебника, запомнить длинную формулу… Задача родителей — сделать так, чтобы у детей при заучивании возникал азарт игры.

Для меня важно не просто дать родителям технологии эффективных и увлекательных игр, но и научить их самим  изобретать такого рода игры.

–  Играя, легко запоминать. Но я не уверена, что играя, можно понимать…

– Прежде всего, надо выделить нашу главную цель. Перед нами —  ребенок, которому не даются школьные предметы. Благодаря технологии такой игры он начинает верить в свои силы. Он перестает воспринимать учебник, как врага. Это — огромный плюс. Ему больше не надо тратить силы на механическую зубрежку. У него впервые появится время для главного: чтобы думать и понимать.

— Не попробовать ли тогда разложить на пазлы школьный учебник? И тогда семьи могли бы играть на досуге в школьную программу?    

 — Конечно! Я думаю, это будет следующий этап. Одна из задач  ближайшего времени – разработка образовательных компьютерных игр принципиально нового класса. На основе школьной программы по тому или иному предмету можно сделать языковые и математические игры. Можно заложить в программу любое произведение мировой литературы, на любом языке. Вся школьная программа превратится в множество игр, по которым ребенок будет   путешествовать в произвольном режиме. И — играть, играть, играть, непрерывно соревнуясь со своими товарищами и с самим собой.

1d742409-94d4-4d65-aaa4-f0bc6b2cde47

А. — Е. Паолетти (1834–1912), «Дети делают домашнее задание» Изображение с сайта mutualart.com

Другая математика

 — Ты упомянул математические игры. Школьная математика – головная боль для большинства родителей. Ты – автор книги «Другая математика». В ней описаны причины математической неуспешности у детей. С чего все начинается? Кто и когда делает главную ошибку?

– Проблемы с математикой чаще всего означают то же самое: ребенок не научился… играть в математику.

Играть в нее так, как играет в нее любой профессиональный математик. И – получать от игры удовольствие. Вопрос стоит так: почему большинство детей не могут воспринимать математику как игру?По моим наблюдениям, фундаментальная ошибка делается родителями, еще до школы, когда детей учат считать.

Простейший пример: мама поднимается с пятилетним ребенком по ступенькам и приговаривает: «один, два, три, четыре, пять…». И ей невдомек, что она в это время закладывает бомбу замедленного действия под будущие уроки математики, искажает в сознании своего ребенка  базовые структуры математического восприятия мира. Потому что «два» — это не вторая ступенька, а ОБЕ пройденные ступеньки. «Три» — это не третья ступенька, а все три одновременно. Спросите у этого ребенка: «Где ТРИ?» — и он покажет на третью ступеньку! Значит, он ничего не понял. «Третья ступенька» и «три ступеньки» — это разные вещи. Если взгляд ребенка не может уловить пройденный путь (от первой ступеньки ко второй и третьей), это означает, что он путает пространство и цифру.

В итоге, когда в пятом классе я прошу детей показать на линейке один сантиметр,  восемь из десяти показывают пальчиком на…. цифру один. И лишь двое из десяти показывают один сантиметр двумя пальчиками. Они понимают, что один сантиметр – это не точка, но расстояние между точками.

В основе математических неуспехов множества детей лежат языковые ошибки взрослых. Маме, которая учит малыша считать: «один, два, три, четыре, пять…», невдомек, что она  совершает лингвистическую диверсию против собственного ребенка.

Родителям следует иметь в виду, что математическая точность – это точность парадоксальная. Ребенка с детства учат, что один – один, два – два. А математика состоят из других вещей. Один может быть равен миллиону? Любой математик скажет: конечно, может. Один равен миллиону миллионных! Один может быть равен чему угодно, но все зависит от размерности, от масштаба – это фундаментальная истина математики. Для ребенка с математическим с мышлением это понятно. Если же он не понял этого с самого начала, его сознание неизбежно сломается, когда он перейдет в мир дробных чисел. Поэтому так много детей ненавидят дроби. Зато те дети, которые почувствовали красоту дробного мира, этот мир обожают.

–  Но родители больше озабочены тем, чтобы ребенок научился считать без калькулятора …

– Инструментальные техники счета – другая история. Философия и эстетика математики и счетные навыки – это разные вещи. Родители могут помочь ребенку осваивать будущую школьную программу по математике, начиная с 5-6 лет.  Все, что для этого нужно — по вечерам весело и азартно всей семьей резаться в «Архикард». Это – придуманная мною (и уже становящаяся знаменитой) колода карт, в которую заложены примерно полторы сотни игр. Они позволяют освоить все навыки устного счета, развить математическую интуицию, научиться работать с дробями и отрицательными числами. Кстати, я давно заметил, как улучшается психологический климат в семьях, которые играют в «Архикард» (многие даже берут его с собой в отпуск, чтобы играть в поезде или на пляже). Дети и родители, увлеченные общей игрой, начинают лучше слышать, чувствовать и понимать друг друга.

Игра  учит ребенка важному навыку — расслабляться по отношению  к математике.  Да-да, мы не умеем именно этого – расслабляться и получать удовольствие от предмета, который кажется нам таким сложным! Ребенок всегда зажат, когда думает о математике: он обязательно должен сделать к завтрашнему уроку  то-то и то-то, обязательно должен решить те или иные задачи. Это – стресс.

1404392211-278855cfc49287750505716532897394

Н. П. Богданов — Бельский, «Устный счёт. В народной школе С. А. Рачинского» (1895). Изображение с сайта wikipedia.org

На уроках учитель тратит сумасшедшее количество времена на освоение математических навыков. И зачастую добивается обратного. Это – тоже стресс. А через игру счетные навыки  осваиваются как побочные эффекты. Ребенок начинает на автомате складывать, умножать, делить… У него реально формируется мускулатура счета, развивается геометрическое воображение. А главное – появляется  ощущение того, что математика – это ВКУСНО.  И такой вкус к математике может развиться у любого ребенка. Не только у того, которого считают математически одаренным! Ведь любой математик прекрасно понимает, что предмет, которому он посвятил свою жизнь, — это игра. Так давайте же учиться у людей, которые стали хорошим математиками. Они всю жизнь в нее играли!

 Итак, мнение известного педагога таково: ДЕЛАТЬ уроки вместе с ребенком — не надо. Играть вместе с ребенком, и помочь ему  научится учиться – необходимо. У вас нет на это времени? Но вы уже тратите это время – когда проверяете вечером выученное ребенком к завтрашнему дню. И вы тратите это время зря.

На следующей неделе читайте советы доктора психологических наук Александра Лобка о том, как приучить ребенка к порядку.