Продолжаем публикацию режиссерских историй о том, может ли документальное кино качественно повлиять на жизнь людей и изменить ее к лучшему

Разговор на ходу о смерти

Тамара Дондурей, режиссер («21 день»):

— Сейчас я расскажу историю, которая произошла со мной, когда я заканчивала учебу в мастерской Марины Александровны Разбежкиной. Марина Александровна дала всем студентам задание для проекта «На ходу», который сейчас стал выходить и публиковаться на сайте школы. А тогда мне нужно было пойти и поговорить с каким-то важным человеком, но правила были таковы, что только на ходу: или встречать человека, когда он выходит из дома и идет или едет на работу.

Главными условиями было не садиться, а все время разговаривать в движении, и не говорить с человеком о его профессии. И я решила пойти в 1-й Московский хоспис для того, чтобы снимать врача, женщину уникальной судьбы, Фредерику Де Грааф, голландку, которая отказалась от голландского гражданства, приехала в Москву и много лет помогает в Первом Московском хосписе. И мы с ней договорились.

Это было очень сложно – организовать эту встречу, чтобы Фредерика откликнулась, она просто очень много времени проводит с каждым больным, для нее именно вот эта врачебная составляющая ее жизни важна, я это прекрасно понимаю и уважаю.

Я очень долго готовилась к этому разговору и к нашей встрече, взяла камеру – а мы (студенты мастерской Марины Разбежкиной, – прим. ред.) снимаем все сами – и дождалась Фредерику в саду. Мы гуляли с ней два часа, и поговорили абсолютно обо всем: об отношении к смерти – в Голландии, у нас – о пациентах, их тревогах, родственниках.

Она делилась своим уникальным опытом о возможности преодоления или нахождения в пограничной ситуации жизни и смерти, и потом, когда я подошла к метро и достала свою камеру, я поняла, что не включила звук, и все то, о чем мы говорили, не записалось.

Тогда это был шок просто, потому что я поняла, что я никогда в жизни не смогу повторить тот момент и не запишу его снова, он был уникален.
Спустя три дня, которые я пролежала, глядя на стенку, я поняла, что в этом был какой-то смысл, и что, видимо, не нужно было делать такой фильм. А нужно было сделать что-то другое. И тогда в Первом хосписе я встретила своих героев. И сняла фильм уже о них.

Но вот этот первый момент… я очень верю, что какие-то события происходят не просто так, что между ними есть какая-то связь, и что на самом деле жизнь мудрее. Поэтому надо быть к ней очень чуткой и понимать, что если что-то случается, то, значит, это закономерно и так должно быть. Но вообще, включая камеру, мы, конечно, берем на себя ответственность, и без этого не бывает. Вот такая история.

 

Автор фильма на съемках подружился с дочерью

Денис Шабаев, режиссер («Вместе», «Чужая работа»):

— Моим первым фильмом, который был дипломным в школе документального кино Марины Александровны Разбежкиной, стала история о том, как я и моя дочка Аня едем вдвоем в Швецию, в парк Астрид Линдгрен – то, о чем моя дочка мечтала. Конечно, съемки этого кино изменили жизнь и ее, и мою – тоже, хотя, честно говоря, я не ожидал, что так случится.

Просто мы в процессе путешествия снимали друг друга на камеру, задавали такие вопросы, которые без камеры не стали бы задавать, и как-то сложилось так, что Аня до съемок фильма жила отдельно от меня, а после съемок мы стали жить вместе. Она хотела собаку – у нас появилась собака. В общем, в корне изменилась наша жизнь – и того, кто снимал, и того, кто был снимаем в этом фильме.

 

Забытый герой вновь стал звездой

Алена Бочарова, директор Beat Film Festival (Москва):

— Я расскажу короткую историю про фильм «В поисках Шугармена», это фильм, который вышел, по-моему, в 2014 или 2013 году (на самом деле в 2012, – прим. ред.) и получил «Оскара», как лучший документальный фильм. Этот фильм рассказывает историю такого исполнителя кантри-музыки или рок-кантри-музыки Родригеса.

Он в 1970-е годы попробовал записать несколько пластинок, потерпел невероятное фиаско, хотя его менеджер говорил ему, что вот, ты как Боб Дилан, сейчас все случится… Ну, и в общем, ретировался, перестал заниматься музыкой, но тут появился вдруг режиссер, который откопал историю о том, что Родригес невероятно популярен в Южной Африке.

Выяснилось, что кто-то в свое время пиратским образом завез в Южную Африку его пластинку, и его музыка, его единственный альбом, стали гимном против апартеида и, в общем итоге, тиражировались там какими-то невероятными совершенно тиражами. Фильм рассказал эту историю, и по итогам этого фильма Родригес, уже совершенно не верящий в то, что с ним может произойти что-то хорошее, отправился с концертом в Южную Африку и дал там совершенно потрясающий концерт на сто тысяч человек.

И с тех пор у него началась совершенно какая-то параллельная и другая жизнь. Он начал выступать на довольно больших европейских фестивалях, и в итоге, когда он разменял уже седьмой десяток, его настигла музыкальная слава, а гонорары достигали совсем астрономических сумм вроде ста тысяч евро, двухсот тысяч евро…

Это – одна сторона истории. А вторая сторона истории заключается в том, что режиссер, который получил «Оскара» за этот фильм, через год покончил жизнь самоубийством, и это был конец его карьеры, и пик, и конец. И до сих пор никто не знает, в силу каких реальных причин его позвали в Голливуд, что там было дальше – никто не знает… Но, тем не менее, эта история – про то, как фильм может вынести людей на совершенно разные берега.

 

Ребята из провинции сняли кино о своей жизни

Михаил Ратгауз, кинокритик, переводчик, зам. главного редактора Colta.ru, член жюри конкурса документального кино IV фестиваля «Милосердие.doc»:

— Я расскажу историю, которая никакого прямого ко мне отношения не имела, только опосредованное. Но я видел некую сцену, которая мне очень запомнилась… Два режиссера, Саша Расторгуев и Паша Костомаров, сделали проект, довольно известный, под названием «Я тебя люблю».

Смысл его заключался в том, что они в Ростове-на-Дону раздали большому количеству молодых людей камеры, чтобы те снимали себя и свою жизнь сами. Ребята эти были из очень простого, очень пролетарского района Ростова-на-Дону. Потом выбрали героев, сделали кино, очень хитро смонтированное, и в нем была рассказана сложная любовная история. В общем, фильм был сделан, он получился очень громким и попал на фестивали.

Я присутствовал на показе этого фильма в одном московском клубе, когда этот фильм только-только был сделан. И Расторгуев с Костомаровым привезли на премьеру этих ребят, героев фильма, в Москву.

Те сидели на сцене, и это был, надо сказать, совершенно магический момент невероятного столкновения миров – совсем простые ребята, именуемые, вообще говоря, словом «гопота», – и московские, наряженные, хорошо себя чувствующие люди, пришедшие смотреть кино про этих людей, которые потом уже сидели перед ними на сцене. Коммуникация была просто нулевая.

И я вспоминаю, что все эти ребята в какой-то момент перебрались в Москву из своей очень-очень глубокой провинции и очень-очень изменили как бы свою жизнь, свои социальные привычки и завели себе совершенно других девушек. Вот такая история.

Предыдущий выпуск воспоминаний режиссеров и критиков документального кино можно посмотреть по этой ссылке.

Присылайте нам свои фильмы! Подать заявку на участие в IV фестивале документального кино и социальной рекламы «Милосердие.DOC» можно здесь.